×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать

Первая лига: на грани выживания

Первая лига: на грани выживания

Вылет «Зенита» в первую лигу, первый в его истории (все же в 1936–1937 годах «Сталинец» с первой лиги свои выступления в клубных чемпионатах страны именно начал, а не вылетел в нее из высшей лиги), произвел на болельщиков гнетущее впечатление. Даже несмотря на сотрясавшие команду на протяжении уже нескольких лет скандалы, даже несмотря на откровенно неважные ее выступления в чемпионатах в постчемпионские годы, даже несмотря на тяжелую обстановку в «Зените» и вокруг него в 1989 году, в такой печальный исход все равно верилось с трудом.

Все это время болельщиков не оставляла надежда на то, что в итоге все образуется, что любимая команда сумеет выкарабкаться, а потом, в самом скором будущем, непременно вернется на вершину. И даже когда «Зенит» в 1990 году уже начал свои выступления в первенстве первой лиги, ленинградские болельщики были уверены, что это ненадолго, что уже по итогам сезона-1990 их команда непременно вернется в элитный дивизион и все будет хорошо. И на нового тренера «Зенита», украинского специалиста Анатолия Конькова, в Ленинграде очень надеялись.

Анатолий Коньков (1990)

В прошлом ведущий полузащитник киевского «Динамо» времен его первого Кубка обладателей кубков и суперкубковых побед над могучей «Баварией» Беккенбауэра и Мюллера в 1975-м, на тренерской стезе Анатолий Коньков успехов добивался куда более скромных. Тем не менее выбирать очутившемуся в глубоком кризисе «Зениту» особо не приходилось, да и словосочетание «бывший тренер донецкого „Шахтера“» (а именно с этой командой работал Коньков до «Зенита») — это всё же звучало.

Вместе с новым тренером в Ленинград прибыла группа украинских футболистов, которыми он планировал усилить состав вверенной ему команды. Но проявить себя в «Зените» в полной мере не довелось ни им, ни тренеру. Проблемы начались еще до старта нового сезона. Костяк команды, игроки-чемпионы, пользуясь навалившейся на страну в период перестройки демократией, строем покидали затонувший корабль под названием «Зенит», вслед за ними потянулись и приглашенные еще Завидоновым легионеры. Видя это, Коньков срочно выписывает еще несколько малоизвестных игроков из других команд, но все равно недоукомплектованность состава остается вполне очевидной.

К тому же оставшиеся зенитовские ветераны, привыкшие к вольнице времен Завидонова и Голубева, к жестким требованиям нового тренера отнеслись без особого понимания. И после очередного коллективного загула зенитовцев на предсезонных сборах Коньков, прошедший в свое время суровую школу победоносного киевского «Динамо» под руководством Лобановского и не представлявший иного подхода к дисциплине в своей команде, решил было применить суровые меры к нарушителям вплоть до отчисления. Однако против этого резко выступили руководство клуба и шефы с ЛОМО, и тренеру пришлось уступить. Но в отношениях «тренер — руководство» начались серьезные проблемы.

Начал свой дебютный сезон в первой лиге «Зенит» посредственно. Очки если и добывались, то с превеликим трудом, команда была явно разбалансирована, игра не клеилась, и «Зенит» все время находился в нижней части турнирной таблицы. Усиливался конфликт между тренером и руководством клуба, которое так и не предоставило Конькову ни жилья, ни обещанных подъемных. Тренер одно за другим выдавал в прессе раздраженные интервью, заявляя, что с таким отношением к делу решение поставленной задачи возвращения в высшую лигу попросту невозможно. В итоге конфликт разгорелся нешуточный, и уже в мае 1990-го договор между Коньковым и клубом был расторгнут, а «Зенит» остался без тренера. Вслед за тренером быстро разбежались и почти все приглашенные им игроки.

Вячеслав Булавин (1990)

Летом 1990-го окончательно и официально отказалось от своих «шефских» функций добросовестно исполнявшее их на протяжении десятков предыдущих лет объединение «ЛОМО». В обстановке всеобщего бардака и полного развала производства ЛОМО уже не могло позволить себе роскошь весьма дорогостоящего содержания футбольной команды мастеров, и «Зенит» в итоге оказался на грани полной нищеты. Образованное тогда же некое коммунальное предприятие «Ленинградский городской футбольный клуб „Зенит“», которое возглавил известный ленинградский спортивный журналист Владислав Гусев, многочисленных проблем клуба, как организационных, так и, в первую очередь, финансовых, решить было не в состоянии.

А потому задачи перед сменившим Конькова Вячеславом Булавиным стояли практически невыполнимые: не только срочно посреди сезона восстановить в очередной раз развалившуюся команду, но и все же решить поставленную перед ней в начале чемпионата задачу возвращения в высшую лигу. Притом что средств у клуба ни на усиление, ни даже на более-менее приличные зарплаты игрокам и тренерам теперь не было вовсе.

Защитник «Зенита» 1960–1970-х, отыгравший за команду более двухсот матчей, уроженец Казани Булавин и в последующие годы добросовестно трудился на благо ленинградского футбола, работая и в школе «Зенит», и тренером в большом «Зените»... Появление летом 1990-го на тренерском мостике затонувшего флагмана ленинградского футбола именно этого специалиста было вполне объяснимо: вот уже более 20 лет живя в Ленинграде, Булавин, в отличие от предыдущего тренера, не нуждался в жилье, а уж без подъемных и прочих благ, необходимых для приезжих специалистов, местный тренер вполне мог и обойтись... Так рассуждало руководство клуба, утверждая Булавина на должность главного тренера «Зенита».

Но выполнить поставленные перед ним задачи очередной новый тренер ожидаемо не сумел. Лишенный возможности приглашать более-менее приличных игроков со стороны, Булавин обратил свой взор на молодых выпускников ленинградских футбольных школ. В «Зените» первые свои матчи при нем провели будущие лидеры команды Максим Боков, Олег Дмитриев, Юрий Мамонтьев, Сергей Варфоломеев, получил свой первый шанс и засидевшийся в дубле чемпион мира среди молодежных команд 1987 года вратарь Юрий Окрошидзе. С другой стороны, вскоре Булавин был вынужден отчислить из команды и группу ветеранов-чемпионов, что несколько оздоровило обстановку в коллективе, но не могло не привести к новым проблемам в игре. Привлеченная в состав молодежь была еще слишком сыра и явно несыгранна, а опытных, мастеровитых игроков в команде осталось совсем немного, да и футболом они уже явно наелись.

При этом итоговое 18-е место команды, перед которой в начале сезона-1990 была поставлена задача возвращения в высшую лигу, было естественно воспринято как неудача, и Булавин пост главного тренера покинул.

Юрий Морозов (1991)

Возвращение мэтра в «Зенит» было очередной отчаянной попыткой хоть что-то изменить в турнирной судьбе команды. Вот только в самом клубе и вокруг него если что и менялось, то только в худшую сторону. Распад команды, начавшийся еще с отставки Садырина в середине 1987-го, на фоне стремительно разваливающейся экономики страны, выступившей мощным катализатором процесса, к 1991 году достиг апогея. Брошенный на произвол судьбы городским спортивным руководством и шефствующим предприятием, руководимый людьми именитыми, но некомпетентными, недавний чемпион находился в состоянии развала. В клубе царила полная неразбериха, финансирование было нерегулярным и исключительно скудным, а робкие попытки клубного руководства организовать хоть какую-то хозяйственную деятельность для поддержания существования клуба каждый раз заканчивались неудачей.

Ничуть не лучше обстояли дела и в самой команде, которую один за другим продолжали покидать футболисты. Даже традиционный для Морозова массовый набор молодых и перспективных выпускников ленинградских футбольных школ не смог сколько-нибудь существенно исправить положение дел. Именно тогда первые матчи за «Зенит» сыграла еще одна группа будущих лидеров команды: нападающие Владимир Кулик и Юрий Гусаков, защитники Алексей Наумов и Артур Белоцерковец, а также вернувшиеся в родную команду по призыву Морозова ветераны-чемпионы Юрий Желудков и Николай Ларионов. Однако в том году ничем помочь «Зениту» не смогли и они.

От команды отвернулись даже болельщики, и зрительская аудитория в 500–600 человек (а то и куда меньше) в огромной чаше 75-тысячного стадиона им. Кирова к концу чемпионата стала явлением привычным. Итог сезона — опять 18-е место. На сей раз с последствиями куда более печальными: если в прошлом сезоне первую лигу покидала всего одна команда из 22, то в этом подобных неудачников должно было быть шесть. То есть выбыть во вторую лигу должны были все команды, занявшие места ниже 16-го...

Выделить за этот тяжёлый период кого-то из игроков «Зенита» по понятным причинам практически невозможно. Да, продолжал оставаться в строю бессменный на протяжении уже многих лет капитан команды голкипер Михаил Бирюков, игравший, конечно, уже без прежнего блеска, но все же довольно уверенно. Очень перспективно в атаке команды выглядела новая молодежная связка из виртуозного технаря Бориса Матвеева и острого, результативного форварда Дмитрия Радченко. Но вырасти в действительно грозную силу в «Зените» этим игрокам не довелось: вскоре оба они команду покинули. Остальная же многочисленная ленинградская молодежь, привлеченная в команду Булавиным и Морозовым, была, определенно, талантлива и перспективна, но серьезного влияния на игру «Зенита» пока еще не оказывала.

Факты:

  • Девятнадцатилетний нападающий «Зенита» Дмитрий Радченко в этот период, будучи игроком команды первой лиги, тем не менее неоднократно привлекался к играм первой и олимпийской сборных СССР.
  • В 1991 году молодежный состав «Зенита» под руководством Вячеслава Мельникова стал победителем последнего чемпионата СССР среди молодежных команд.