Галина Бояринова

Химик-металлург по образованию, Галина Леонидовна Бояринова в 90-е годы начала преподавать в 11-й гимназии Петербурга. Вместе со своим мужем, заслуженным учителем России Михаилом Сергеевичем Маховером, она ходит на матчи «Зенита» уже 30 лет. Галина Леонидовна поддерживает увлечение детей футболом, считает, что эта игра сплачивает и помогает школьникам мыслить аналитически. Неудивительно, что в ее семье за нашу команду болеют все — и дочки, и внуки.

Boyarinova_SHL_6851.JPG

На стадион меня привел папа. Он был моряк, обычно ходил на футбол со своими приятелями, а в тот раз взял еще и меня. Это был год 1955-й, наверное. Запомнилось, что одного футболиста «Зенита» взрослые называли необычно — Фрида. Позже я узнала, что это Фридрих Марютин, игрок, отличавшийся нестандартными действиями на поле.

Осознанно я стала болеть 30 лет назад, когда вышла замуж и мы с мужем стали ходить на стадион имени Кирова. Приезжали заранее, долго шли по парку к билетным кассам, там встречали знакомых, общались с ними.

Сейчас на нашем уютном «Петровском» игру видно хорошо, можно даже футболистов рассмотреть. На Кирова же поле располагалось далеко от трибун, и мы наблюдали лишь общую картину матча. Народу собиралось много, а после матча самые активные от избытка чувств могли, например, раскачать трамвай. Или припаркованный автомобиль переставить в другое место — в день игры с командой из Москвы можно было увидеть машину с московскими номерами, которая стоит на какой-нибудь клумбе.

Boyarinova.jpg

Когда «Зенит» переехал на «Петровский», у нас появилась возможность ходить на футбол по абонементу. Мы живем на Васильевском острове и в хорошую погоду идем пешком. Это большое счастье, когда стадион находится рядом с домом. Наш сектор — 17-й, и матчей мы стараемся не пропускать. Дважды были на выездах — в Москве и Севилье, оба раза «Зенит» проиграл. Шутили между собой: «Может, не надо ездить, если мы такие невезучие?»

Смотреть телетрансляции матчей «Зенита» я не люблю — не выдерживает нервная система, и если игра валидольная, нередко ухожу в другую комнату. Когда Михаил Сергеевич начинает что-то кричать, я возвращаюсь и интересуюсь, «ура» или «не ура».

На стадионе атмосфера совсем иная. Когда вокруг тебя болеет столько людей, ты сам начинаешь заряжаться этой энергией. Страсти кипят, и меня это очень привлекает. Интересно бывает наблюдать и за другими болельщиками, ведь они совершенно разные. Когда-то давно, еще до абонементов, мы ходили на 9-й сектор. Неподалеку сидел мужчина армянской внешности. Спасаясь от жары, он периодически лил себе на голову воду из бутылки, был весь мокрый и очень переживал. Выражался он не всегда культурно, и однажды человек, который пришел на стадион с ребенком, не выдержал и сделал замечание. Тот на секунду замер, а потом произнес: «Мужик, ты на балет пришел, что ли?» К тому, что люди себя ведут на стадионе по-разному, я отношусь спокойно. Ну, выскажется кто-то по-русски или не совсем по-русски. Если твой ребенок к этому не готов — подготовь его или отвлекай в такие моменты.

Увлечение детей футболом я всецело поддерживаю. Мой муж много лет вставал по субботам в 6 утра и шел играть со своими учениками. Иногда до сорока человек собиралось, причем не только мальчики, но и девочки. Наша 11-я гимназия дважды выходила в финал кубка города, а в самой сильной команде было 6 победителей школьных олимпиад. Ничего удивительного — это та же математика, ведь в футболе ты должен работать не только ногами, но и головой. Футбол для мальчишек — это способ самовыражения. Те, кто играет, — это же совсем другие люди, школьная элита. Неформальное общение с учителем тоже важно. Забьет учителю ученик, и на урок идет счастливым.

Футбол сплачивает, помогает детям концентрироваться, мыслить аналитически, а помешать учебе он точно не может. Если ты разгильдяй, то ты разгильдяй во всем. Если хочешь показывать результат, во всем его и покажешь. Один занимавшийся футболом ученик Михаила Сергеевича — Максим Королев — мог приехать на олимпиаду по математике с часовым опозданием, потому что утром у него был матч. И этот мальчик олимпиады выигрывал!

Если говорить о нашей семье, «Зенит» в ней любят все — и дочки, и внуки. Младший и сам занимается футболом. Когда ему было пять лет, в клубе «Звезда» его определили на позицию защитника. Как-то прихожу на тренировку и наблюдаю такую сцену: в воротах лежит вратарь, а рядом мой Боря. Я ему кричу: «Ты что творишь?» — «Бабушка, я же защитник!» И тут ему дали шестой номер. Ну, говорю, наконец-то. Теперь ты точно станешь хорошим защитником. У Ломбертса тоже шестой! И он здорово играет, забивает много голов, а не лежит в воротах!

Истории