Сергей Семак: «Победа со счетом 5:0 — это единичный случай»

Главный тренер сине-бело-голубых — о разгроме «Рубина» и ситуации с Кокориным.
Сергей Семак: «Победа со счетом 5:0 — это единичный случай»
— Что касается первого тайма, то контролировали мяч и играли неплохо. Не хватало остроты в завершениях, последних передачах и более правильного принятия решений, а также количества футболистов, которые должны были идти на завершение. Во втором тайме забитый мяч раскрепостил команду. Создавали моменты, забивали. Хорошая по качеству и содержанию игра. Ребята — молодцы. Как те, кто вышел в старте, так и те, кто на замену и кто показал, что готов играть и конкурировать с теми, кого нет из-за травм. Что и нужно для нас. Каждый должен понимать, что на протяжении длительного сезона каждый важен и нужен.

— Создалось впечатление, что сегодня играли команды разного уровня. Даже в прошлом сезоне «Анжи» больше сопротивлялся. Это «Зенит» хорошо сыграл или «Рубин» не оказал должного сопротивления?
— Не думаю, что дело в том, что «Рубин» не оказывал сопротивления. Напротив, они хорошо двигались, играли в ту игру, которую показывают в каждом туре. Матч получился довольно энергозатратным. Старались играть высоко, чтобы не давать «Рубину» подолгу контролировать мяч. Бывает так, что у одной команды получается больше, у другой — меньше. По организации мне «Рубин» очень нравится. Вы сами говорили в начале чемпионата о том, какая «Рубин» замечательная команда и как здорово они играют. Почему вы отталкиваетесь от результата в одном отдельно взятом матче? Что касается структуры игры и движения, то мне эта команда и нравилась, и нравится. Это мое мнение.

— Удивило ли вас появление в стартовом составе Виталия Денисова? Были ли под него специальные задания? Например, Шатов на правом фланге.
— Естественно, вносили коррективы. Ожидали увидеть Денисова с первых минут, да, было логично его выпустить. Что касается наших наработок по концовке игры, то выпустили свежего игрока — Роберта Мака. Пытались поддерживать темп, выпустив быстрых игроков, которые нам и помогли если не переломить, то внести тот перелом в виде забитых мячей. 1:0 — это еще не победа, нервозность присутствует. Второй же мяч раскрепостил команду.

— Можно ли сравнить «Рубин» при Шаронове и Бердыеве? Стало ли легче готовиться к играм против них?
— Не стал бы так говорить. О тех же зонах за спинами защитников — не думаю, что у нас было много моментов, когда мы могли убежать в быструю контратаку. Они были, но они не связаны напрямую с тем, что их оборона играет компактно и высоко. Не могу сказать, что матч легко давался. В «Рубине» — футболисты с большим объемом [работы], поигравшие в РПЛ. По одному матчу судить сложно. Результат получился благоприятным для нас. Если бы игра завершилась со счетом 1:0, то все бы говорили, как тяжело против «Рубина». Играли уверенно, мало теряли мяч в простых ситуациях. Это плюс для нас. 5:0 — единичный случай, нежели движение к тому, чтобы забивать столько в каждом матче или что каждую игру «Рубин» будет столько пропускать.

— Что с Дриусси, Азмуном, Ерохиным и Малкомом?
— У Сердара повреждение, которое не позволило сыграть. Дриусси получил сотрясение, он в клинике. Сложно сказать, сколько ему понадобится для восстановления. Ерохин заболел и не смог принять участие в матче. Что касается Малкома, то пока он не тренируется в общей группе.

— РФС отказал в регистрации Кокорина. Будет ли он тренироваться вместе с командой?
— Что касается Саши, то мы тестируем, в каком состоянии находятся его мышцы, колено, в каком он функциональном состоянии. Конечно, начнет работать индивидуально. Играть он не будет, вы знаете. Мы не знали о том, что возможен отказ, узнали буквально вчера. Реакция с моей стороны была достаточно негативная, оно и понятно, читаемо абсолютно — для меня, как тренера, каждый футболист уровня Кокорина — большой плюс. Предложения у него есть из-за рубежа, но выезжать из страны, как сказали юристы, он может только по специальному разрешению, а работать в другой стране он не может. Был вариант, чтобы он получал игровую практику в другой стране до зимы, но по этим причинам он не может этого делать. Будет тренироваться, играть в товарищеских матчах. Будем что-то придумывать, чтобы дать ему заниматься прямыми обязанностями.

— Вы серьезно рассчитываете на Кокорина после зимы?
— Еще больше рассчитываю. Будет тренироваться с нами, будем смотреть, контролировать и готовить его. Жалко и обидно, когда человек в самом расцвете сил теряет два года в футболе. Сто раз говорил и повторюсь еще раз, что он более чем искупил вину. Его поступок никто не защищает, не оправдывает, но что касается отбытия наказания, то он все искупил.

— Отталкиваясь от ваших слов о качестве игры, как оцените игру Олега Шатова? Связан ли технический брак с отсутствием у него игровой практики?
— Совершенно верно, у него долго не было игровой практики. Хотели в начале второго тайма заменить его и выпустить раньше Мака. Но Олег отдал результативную передачу, активно двигался остаток матча. Технический брак присутствовал по двум причинам — расслабленность при крупном счете и отсутствие игровой практики длительное время. Решили поберечь также Далера Кузяева, который замечательно отыграл. Он набирает форму, чему я очень рад. Тем же была обусловлена замена Барриоса, он ключевой игрок нашей команды, к тому же висит на карточке, так что решили его поберечь.

— Каково ваше отношение к тому, что, объявив о подписании контракта с Кокориным, «Зенит» сказал, что условия будут озвучены позднее. Почему их нельзя озвучить сразу?
— Они были напрямую связаны с решением РФС. Одно дело, когда игрок может полноценно принимать участие в матчах, другое — когда может только тренироваться с нами. Абсолютно не критикую РФС. Я высказываю мнение относительно конкретных решений. Касаемо и приговора суда — я не критикую власть, я далек от политики. Я высказываю мнение по решению суда и РФС. Думаю, что, не окажись в этой ситуации Кокорин, возможно, решение могло быть другим. Еще раз — на сто процентов я не могу этого сказать. Понятно, что законы для того, чтобы их соблюдать, но законы пишут для людей. Два года без футбола — это очень много для любого игрока. Это то дело, которым он живет. Кокорин — тот игрок, который нужен нам, сборной, нашему футболу.

— Вы за то, чтобы закон был более гибким?
— Никто не мог предусмотреть такую ситуацию. И ситуации бывают индивидуальные. Вопрос обсуждать или нет... У нас есть власти, которые принимают решения. Это мое мнение, я же не влияю на принятие решений. Но поскольку эта ситуация случилась, возможно, в будущем будут внесены коррективы на случай форс-мажора, который произошел сейчас. То, что у человека не было возможности [исполнять свои обязанности] пять минут с 16-го на 17-е… Не мне решать абсолютно. Я придерживаюсь озвученного решения. Моя работа — тренировать, но мнение я могу высказать.

— Есть разговоры, что «Зенит» хочет приобрести «десятку» ближайшей зимой. Может ли попасть в список кандидатов Павел Могилевец?
— Шансы есть, наверное, у всех, тем более с изменением лимита. Количество русских в заявке возрастет. Если кто-то будет активно себя проявлять и хорошо играть, то будем следить. Хорошо отношусь к Паше и его замечательной супруге, но одно дело мое отношение к нему, другое — футбольные качества, конкуренция, которая у нас есть в «Зените». 

— Вопрос от Сергея Циммермана. Не изменили ли вы мнение по поводу VAR по итогам матча?
— Изменил отношение к вам, когда узнал, что вы не летите с нами в Красноярск (смеется). Обидно за Артема, который заслужил этот гол. Все три мяча были не засчитаны по делу, благодаря системе VAR нет вопросов. Спокойная атмосфера — все понимают, что у арбитра есть возможность себя проверить.

— Вернемся к Александру Кокорину. Говорят, мотивировочная часть РФС притянута за уши. Собираетесь ли подавать протест в Спортивный арбитражный суд Лозанны?
— В принятии решения не должно быть заинтересованных сторон. Нужно ориентироваться на игрока, а не на «Зенит» или другие команды. За мотивировочную часть отвечает РФС, председатель комитета, принимавшего решение. Насколько я знаю, клуб не собирается подавать апелляцию, поскольку срок рассмотрения очень длительный. Мне хотелось бы, чтобы все поскорее решилось, чтобы Саша спокойно вернулся к тренировкам и матчам.

— Пишут, что есть рекомендация ФИФА — в таких случаях вставать на сторону игрока.
— Я согласен с этим. Не конкретно применительно к Саше, а к тому, чтобы вставать на сторону игрока. По моему мнению, мы должны давать футболистам заниматься прямыми обязанностями. Время идет, а жизнь футболиста очень коротка. За это очень грустно.