Александр Кержаков: <br>«Только в Питере я дома»

В гостиной «НЗ» побывал вернувшийся в родной город Александр Кержаков. Наш разговор с лучшим форвардом в истории «Зенита» мы начали с испанского этапа карьеры.

После обеда испанцы не работают

– В 2006 году вы уехали играть за «Севилью», хотя и до этого не раз бывали на Пиренеях. Но одно дело быть в чужой стране гостем, а другое – в ней жить. Испания оказалась такой, какой вы ее себе представляли?
– В чем-то да, а в чем-то и нет. Если говорить конкретно о Севилье, то до переезда я был здесь всего один раз, но толком ее не видел. А когда рассмотрел – она мне очень понравилась: красивый старинный город. Только вот погода оказалась непривычной – уж очень жарко, особенно летом.

– Доводилось слышать мнение, что это самый жаркий город Испании.
– По такому показателю, как среднегодовая температура, едва ли не во всей Европе.

– Привыкли, ведь вы человек теплолюбивый?
– Относительно. Такой жары – никогда в жизни испытывать не приходилось.

– Как от нее спасались?
– Просто когда особенно жарко – не выходишь из дома, и все.

– Сиеста у севильцев, видимо, в особом почете?
– После обеда никто не работает, все идут спать.

– Если говорить о клубе «Севилья», то правда ли, что базы как таковой у него нет?
– Она просто довольно старая. Четыре натуральных поля, одно искусственное, плюс большой тренажерный зал. Но это, в общем-то, и все.

– А как же бассейн, восстановительный центр, которыми славятся серьезные клубы?
– Когда я уезжал, мини-восстановительный центр там пристроили. Но, скорее, с медицинским уклоном. А еще модернизировали раздевалку, которая приняла божеский вид, да поставили джакузи. До этого все было не очень здорово.

– Такая ситуация наблюдалась только в «Севилье» или это типично для местных клубов?
– Все в этом смысле довольно относительно. Если не брать «Реал» и «Барселону», то неплохая база, как я слышал, у «Вильярреала», плюс у еще одной-двух команд.

– То есть инфраструктура некоторых клубов Примеры не всегда соответствует уроню чемпионата, входящего в пятерку ведущих на континенте?
– Некоторые моменты решаются в Испании действительно очень долго.

– Недаром говорят, что любимое слово у испанцев – «маньяна», то есть «завтра»?
– Так оно и есть. Не думаю, что в «Реале» или «Барселоне» все делается именно так, но для «Севильи» это вполне обычное явление.

– Испания хоть и не маленькая страна, но все же меньше России. Команды на выездные матчи отправляются самолетами?
– В гости к «Рекреативо» ездили на автобусе – благо это не очень далеко. В Мадрид, как правило, отправлялись на поезде, потому что от Севильи до столицы Испании он идет всего два с половиной часа. А в остальные города летали самолетами. Расстояния все-таки приличные и меньше часа в воздухе не находились.

Матчи «Севильи» и «Бетиса» покруче «эль классико»

– В Севилье есть и другая команда – «Бетис». Горожане в плане футбольных пристрастий делятся пополам?
– Мне кажется, у «Бетиса» их чуть-чуть больше.

– Где-то читал, что за «Севилью» издавна болеют аристократы, а за «Бетис», если так можно выразиться, пролетариат. Так повелось издавна, передавалось из поколения в поколение, продолжается и сейчас?
– Сложно об этом судить. Но если вдаваться в историю вопроса, могу сказать, что «Севилья» была образована на год раньше «Бетиса». Причем первый клуб получил название от имени города, а второй – от имени одной из улиц.

– Севильское дерби, говорят, покруче «эль классико» «Реал» – «Барселона» будет?
– «Севилья» – «Бетис» – самое серьезное дерби в Испании. И атмосфера на стадионе, конечно, отличается от той, что бывает на обычных матчах. Причем по очень многим моментам: поддержка, количество баннеров... Это касается и домашнего матча, и выездного.

– Оригинальные баннеры бывают?
– Да. Правда, в Испании нет ярко выраженных больших групп фанатов. В том же «Реале» – это человек пятьсот. Остальные – простые болельщики.

– Как к вам относились поклонники своей команды и «Бетиса»?
– Ни те ни другие в любом случае не выражают пренебрежения к человеку только за то, что он играет в команде-сопернице. И это при том, что в городе нет ни одного человека, который не болел бы либо за «Севилью», либо за «Бетис». С другой стороны, мне, например, много раз доводилось пересекаться с поклонниками «Бетиса». Но будь то сотрудник банка или официант, с которыми мы виделись, никакого неудовольствия они не выражали. Наоборот, были всегда доброжелательны. Просто говорили, что они болеют за «Бетис».

– Переход футболиста из «Бетиса» в «Севилью» или наоборот невозможен в принципе?
– Ну почему же? Например, Хосе Мари в свое время играл в «Севилье», потом уехал в «Милан», выступал где-то еще, а вернулся в «Бетис». Но, конечно, поклонники «Севильи» встречали его не очень хорошо.

– В «Севилье» наиболее хорошие отношения у вас установились с голкипером Андресом Палопом?
– С Палопом и немцем Андреасом Хинкелем. Сейчас он выступает за «Селтик». Так что, когда «Динамо» играло с шотландцами в прошлом году в рамках Лиги чемпионов, мы с ним встретились. А с Палопом до сих пор поддерживаем отношения, переписываемся.

– В чем, если не секрет, с ним сошлись?
– Так получилось, что изначально на сборах и во время выездов мы с ним жили в одном номере.

Радимова в испанском не превзошел

– Испанский язык за время выступления в «Севилье» выучить успели?
– Относительно. В основном футбольные термины и то, что нужно в обычной, повседневной жизни для решения бытовых вопросов.

– То есть Владислава Радимова в этом смысле не превзошли?
– Нет, ведь серьезно языком не занимался – разве что поначалу совсем немного с учителем. Занятий пять, не больше.

– На большее не хватило времени?
– В какой-то степени не хотелось самому – еще до занятий уставал здорово. В итоге учеба казалась утомительной. Так что обучение происходило само по себе – в результате живого общения.

– Считается, что россияне сильнее других подвержены такому явлению, как ностальгия. Вас она в Испании не беспокоила?
– Очень скучал по дому, по семье.

– Летали в Россию при первой возможности?
– Когда ко мне приехала семья, особого смысла в этом не было. Да и родители у нас довольно часто бывали.

– Когда из «Севильи» ушел Хуанде Рамос – расстроились?
– В команду меня приглашал именно этот тренер. Когда он ушел, подсознательно уже понимал, какие в связи с этим могут быть последствия.

– При Рамосе в «Севилье» вы стали первым питерским футболистом, выигравшим Кубок УЕФА.
– Мы тогда играли очень здорово – все шло по накатанной. Да и на внутренней арене хорошо получалось – «Севилья» ведь после победы в еврокубке взяла спустя примерно месяц Кубок Испании. Чувствовалось, что можем очень многое, потому что в тот момент команда была очень сильной.

– Когда Кубок УЕФА выиграл «Зенит», кто-то из ребят потом сказал: когда держал чашу над головой, промелькнула мысль: многие долго играют на самом высоком уровне, но далеко не всем удается испытать этот миг счастья от победы в еврокубке. А что чувствовали вы сразу после подобного успеха?
– О чем конкретно думал, уже, конечно, не помню. Но было чувство счастья. А еще ощущение того, что пройден некий этап карьеры, достигнута определенная ступень.

– В раздевалках российских клубов в подобных случаях бывает шампанское...
– А в европейских – пиво. Шампанского даже на ужине потом, по-моему, не оказалось. Кстати, в раздевалке пиво в Кубок тоже не наливали – пили так. Впрочем «пили» – это громко сказано: все настолько устали, что было не до этого, поскольку финальная игра состояла из дополнительного времени и очень сложной серии пенальти.

– Как вас встречал потом город?
– Там вовсю шли гулянья. Когда же мы прилетели в Севилью на следующий день после завоевания Кубка УЕФА, нас сразу отвезли в порт, там мы сели на корабль и проехали по реке через весь город, а болельщики приветствовали команду с мостов и набережных. Потом, так же по реке, вернулись в центр, где пересели на открытый автобус. Он отвез нас в геральду. Это огромный храм или даже, правильнее сказать, церковный центр. Там шла служба, но нас все поприветствовали, включая главного священника. Затем был визит к мэру города. Как говорят, он болельщик «Бетиса», но виду на приеме он не подал. Ну а город гулял от утра и до утра.

Кобелев – умный и требовательный

– Как «Зенит» пару лет спустя брал тот же трофей в финальном матче с «Рейнджерс» – видели?
– Когда шел матч, я был на «НТВ+». Мы в ходе специальной передачи вместе смотрели игру, а потом ее в эфире обсуждали.

– У вас не было ощущения, что передали «Зениту» своеобразную эстафету?
– Скажем так, не сомневался, что ребята выиграют у «Рейнджерс». Ведь команда из Глазго была лучшим соперником из тех, что могли достаться «Зениту» в финале. С другой стороны, понимал: финал есть финал. Ну а когда «Зенит» выиграл Кубок УЕФА, конечно, испытал огромную радость. Ведь и клуб, и город так долго этого ждали. А тут все так хорошо получилось.

– Если вернуться к вашему севильскому периоду, какой гол стал самым памятным?
– Конечно, «Барселоне» в Севилье. Тем более что это был один из первых моих матчей за новый клуб.

– Волновались, когда впервые выходили на поле против одного из мировых грандов?
– Помню, что поддержка тогда была просто сумасшедшей. Плюс в какой-то момент мы остались вдесятером, но все же выиграли – 2:1. Что касается собственных эмоций, то когда выходишь играть против Месси и Рональдинью – это другие, особые ощущения.

– В том чемпионате «Севилья» заняла третье место. – При наличии «Реала» и «Барселоны» это, безусловно, успех. Ведь два первых места обычно разыгрывают между собой именно эти гранды. С другой стороны, в Примере есть только первое место – за остальные медалей не вручают. Разве что наградой может служить право участвовать в квалификационном раунде Лиги чемпионов.

– Переход из «Севильи» в «Динамо» помимо футбольной составляющей стал для вас возвращением домой?
– Я бы таковым его не назвал. Это был переход в «Динамо». Домой – это если бы я вернулся в Питер.

– Правда ли, что вы не могли перейти из «Севильи» в «Спартак», «Локомотив» или ЦСКА, поскольку при продаже вас в «Севилью» эта опция была оговорена «Зенитом» заранее?
– Я об этом, честное слово, ничего не знаю. Хотя подобные разговоры до меня тоже доходили.

– В «Динамо» вы пришли к Андрею Кобелеву, с которым еще в 2001 году вместе завоевывали в «Зените» бронзу российского чемпионата. Став тренером, он изменился?
– Это вполне естественно – ведь ответственность у него теперь совершенно другая. Да и мое отношение изменилось – начиная с того, что к Андрею Николаевичу я с первого дня стал обращаться на вы. Ведь теперь мы были уже не партнерами по команде, а тренером и подчиненным. А это – совсем другие взаимоотношения.

– И все же в какой-то ситуации, например вспоминая 2001 год, можно было позволить себе перейти на ты?
– Нет, это могло быть разве что с его стороны. Я же таких разговоров никогда не начинал.

– Кобелев – строгий тренер?
– Достаточно строгий. А еще – умный и требовательный. Многое он взял из своего европейского опыта, а что-то от советских тренеров, но с ярко выраженными европейскими тренерами его сравнивать сложно.

– «Динамо» в прошлом году не смогло пройти квалификационный раунд Лиги чемпионов. Теперь вам предстоит на той же стадии стартовать с «Зенитом».
– Думаю, на тот период пройти с «Динамо» хотя бы первый квалификационный раунд было фантастикой, потому что и соперник – шотландский «Селтик» – оказался очень серьезным, и мы играли не настолько уверенно.

С Рамосом в Москве почти не общался

– Как вам жилось в Москве?
– Очень редко куда-либо выбирался, ведь жили мы за базой, рядом с Химками. А там все было рядом, вокруг тихо и спокойно. Проблемы решались быстрее и легче. В этом смысле надо отдать должное теперь уже бывшему руководству, и в частности генеральному директору «Динамо» Дмитрию Александровичу Иванову. Он очень серьезно поставил дело в клубе. В том числе были отлажены отношения между игроками, руководством и связующими звеньями.

– До Питера от Москвы всего 600 с лишним километров. Домой чаще вырывались, по сравнению с той же Севильей?
– Конечно. Да и родители опять же часто у нас гостили.

– В свое время у вас в Интернете был личный сайт.
– Сейчас он закрыт. Им в свое время занимался брат моей жены, но сейчас у него много своей работы и просто некогда. Но надо будет вновь наладить это дело.

– В Интернете есть и сайт ваших поклонников. Будучи в Испании, следили за тем, не забыли ли вас, что пишут о Кержакове в российской прессе?
– Во всяком случае не углублялся в это дело. Первые полгода у нас даже Интернета не было. Понятно, что возможность подключить его существовала. Просто мы сами довольно долго этого не делали. С другой стороны, смотрели европейскую версию российского Первого канала.

– Дочку Дашу в испанский садик водили?
– Нет, она ведь тогда маленькая совсем была – примерно полтора года. Да и не понимала ничего по-испански, поэтому не могла нормально играть с местными детьми. Зато там была хорошая погода, много витаминов, так что Даша растет здоровым ребенком.

– Вернемся к делам футбольным. Приезд Рамоса в ЦСКА лично вас удивил?
– Опять же – относительно. Во-первых, до этого ходили слухи, что он может возглавить «Зенит». Во-вторых, мы переписывались и он говорил, что у него есть варианты в России. А перед тем как он действительно оказался в нашей стране, я уже знал, что Рамос возглавит ЦСКА.

– В Москве наверняка с ним пообщались?
– Только немного перед и после нашей игры с ЦСКА. А еще один раз виделся с тем его помощником, который был у Рамоса и в «Севилье».

– ЦСКА с Рамосом удивил всех дважды: когда неожиданно для многих объявил о его назначении, а потом, спустя совсем немного времени, – об увольнении.
– Такая вот у них получилась чехарда. Видимо, из-за отсутствия результата нужно было что-то менять, а контракт с Рамосом, скорее всего, позволял это сделать.

– Но ведь, приехав в Россию, менее сильным тренером, чем раньше, он наверняка не стал?
– Мало у кого из иностранцев в принципе получается в России.

Ширл уступил номер без проблем

– Сейчас вы вернулись и в родной клуб, и в родной город. Судя по сбору в Дубае, получаете от этого удовольствие...
– Конечно, ведь я вернулся в родную команду – как можно не получать от этого удовольствие?

– Изменились ли ваши товарищи по команде, которых знали еще до отъезда?
– Нет, но теперь в команде много ребят, с которыми раньше не играл. Впрочем, большинство сотрудников клуба и команды – те же.

– В свое время, когда в «Зенит» пришел Тимощук, его любимая четверка оказалась занята и ему не досталась. Вам же Радек Ширл ваши две единички уступил без проблем?
– Абсолютно, тем более что Радек и сам хотел сменить номер. Так что все удачно совпало.

– Тренировки Спаллетти отличаются от тренировок Рамоса в «Севилье»?
– Да. Во-первых – продолжительностью, во-вторых – они в принципе достаточно своеобразные. Таких я не видел ни в Испании, ни в России.

– Интересно работать со Спаллетти?
– Все новое всегда интересно. Главное, что это должно пойти нам на пользу.

– Чего ждете от первых официальных игр за «Зенит» после возвращения?
– «Зенит» стал очень мощной командой, это видно. Так что жду побед.