×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
14:27, 28 сентября 2009 года
14:27, 28 сентября 2009 года

Игорь Корнеев: «Не люблю расставаться с мячом»


Нынешний спортивный директор «Зенита» в эксклюзивном интервью «Спорт уик-енду» рассказывает о том, почему он родился в одной стране, любит отдыхать – в другой, имеет дом в третьей, но вернулся работать в четвертую…

Нынешний спортивный директор «Зенита» в эксклюзивном интервью «Спорт уик-энду» рассказывает о том, почему он родился в одной стране, любит отдыхать - в другой, имеет домв третьей, но вернулся работать в четвертую... Средняя посещаемость матчей нашей футбольной премьер-лиги с трудом переваливает за отметку в 10 тысяч зрителей. Причем, и эта, весьма скромная цифра, «подпитывается» в первую очередь благодаря Питеру или, скажем, Самаре, но уж никак не за счет перекормленной всевозможными зрелищами Москвы. И сегодня сложно себе представить, что каких-то два десятка лет назад столичная команда ... ПЕРВОЙ лиги весь сезон собирала на своем именно 10-тысячном стадионе не просто аншлаги, а супераншлаги! Речь идет о команде ЦСКА-1989, бившей в тот год рекорд за рекордом и наколотившей в итоге 113 мячей (!!!) в 42 матчах чемпионата. Причем главную роль в пиршестве атакующего футбола играли вовсе не нападающие, а средняя линия «красно-синих». Каждый из хавбеков был по-своему хорош: и Брошин, и Кузнецов, и Колесников, и свежеиспеченный олимпийский чемпион Татарчук. Но безусловной «примой» того неповторимого армейского ансамбля был Игорь Корнеев. На этого игрока в те годы ходила вся футбольная Москва - точно так же, как в последнее время весь Питер ходил «на Андрея Аршавина». Аршавина в «Зените» уже нет - его игру теперь смакуют в Лондоне. Зато в «сине-бело-голубой» клуб приехал работать Корнеев. Уроженец Москвы, бывший игрок самой «Барселоны», нынешний подданный Нидерландов и тренер сборной России. А теперь еще и спортивный директор «Зенита». - Как это часто бывает, свою роль сыграл случай. Футбол я очень любил, но играл в него только во дворе и ни о чем другом не помышлял. Но как-то раз один из парней, гонявших там мяч вместе со мной, упомянул о грядущем наборе в спартаковскую школу. «А чего там делать-то надо?» - спросил я. «Да ничего. Просто в футбол поиграем на нормальном стадионе. Давай съездим за компанию». Я съездил - и меня приняли в «Спартак». - Не возникло ли у вас проблем с зачислением в связи с невысоким ростом? Тому же Федору Черенкову из-за этого долго отказывали в праве играть в футбол в школе «Сетунь»... - Проблем у меня не было ни в связи с ростом, ни каких-либо еще. Я на футбольном поле просто брал мяч, обыгрывал всех подряд и забивал голы. Буду откровенен: в детские годы я, скажем так, не очень любил играть в пас. Предпочитал сам решать тот или иной игровой эпизод, поэтому и был поначалу зачислен в нападающие. В полузащитника переквалифицировался позже, уже «по юношам». - О вас впервые заговорили где-то в середине восьмидесятых: мол, в спартаковском дубле появился очень перспективный парень - Корнеев. Почему же не удалось тогда закрепиться в основном составе? - Винить в этом могу только само¬го себя. Шанс у меня был. У Константина Ивановича Бескова ведь была замечательная практика - основной и дублирующий составы «Спартака» очень часто тренировались бок о бок, на разных половинах футбольного поля. Хотя первый в своей жизни профессиональный контракт я подписал вовсе не в дубле, а в «Красной Пресне». Была такая дочерняя команда «Спартака». Я оказался в ней благодаря тренеру Федору Сергеевичу Новикову и подписал контракт, но сделать следующий шаг вперед тогда не сумел. Нет, с самой игрой в футбол в отношении меня вопросов не возникало, проблемы были в другом. С полной уверенностью могу утверждать: у меня не сложилось в «Спартаке» исключительно благодаря моему несерьезно¬му отношению к делу на тот момент. Слишком много было тогда соблазнов в жизни, голова была забита другим. А футбол таких вещей не прощает. Шалимов - в сборную, Корнеев - в армию - И вас призвали в армию. Неужели «Спартак», выражаясь современным сленгом, не мог «отмазать»? - Безусловно, мог. В качестве на¬глядного примера могу привести ситуацию с Шалимовым, который тоже в те годы играл за дубль «красно-белых». Но его ни в какую армию не призыва¬ли, и Шалимов быстро выдвинулся в «Спартаке» на ведущие роли, а потом дорос и до сборной страны. Моя же концентрация на футболе в те годы была гораздо меньше той, что требо¬валась для возможности конкурировать за место в основном составе. Шали¬мов же тогда выглядел безупречно. Поэтому наши пути и разошлись, а я на полгода оказался в армии. Причем загремел туда прямиком из сборной Москвы, тренер которой, узнав, что я устал и прошу освободить меня от од¬ного из матчей, устроил мне этот са¬мый отдых - длиною в полгода. Хотя был разговор, что проведу там только две недели, как и остальные 14 футболистов, которых «забрили» вместе со мной. Но через полмесяца все эти 14 человек промаршировали мимо меня «на выход с вещами», а я остался стоять на посту. Позже, после части, довелось даже послужить помощником судьи в военном суде. Но особых воспоминаний о службе не осталось. Понял лишь главное: армия - это то место, где очень четко расставляются все жизненные приоритеты. - После вынужденной отлучки от футбола, видимо, бегали по полю, уже в составе ЦСКА, с особым рвением? - Колоссальный прилив сил и энтузиазма тогда действительно ощутил, потому что отчаянно захотелось доказать всем - и в первую очередь само¬му себе - что игрок Корнеев чего-то все же стоит в футбольном мире. Жалость к будущему сопернику В чемпионате СССР 1987 года ЦСКА вновь получил возможность сыграть в высшей лиге, однако там не задержался. Тем не менее вы, в неполные 20 лет, успели забить три мяча. И особенно хорош был один из них, в ворота Рината Дасаева, после шикарного удара «ножницами». Вам тогда аплодировал даже Бесков - главный тренер команды-соперника! Тот гол я помню, а вот аплодисменты Бескова - нет. Но внимание со стороны ТАКОГО тренера, конечно, дорогого стоит. - Тогда, в 87-м, вы вошли в высшую лигу - и тут же вышли из нее под руководством Юрия Морозова. Какие воспоминания остались у вас от работы с известным тренером? - Противоречивые воспоминания. С одной стороны, ты понимаешь, что имеешь депо с профессионалом, а с другой - видишь перед собой человека, который предпочитал диалогу монолог. Диалоги же с Морозовым были невозможны. И трений с ним у меня просто и быть не могло, так как не было никаких персональных контактов. Преобладание же тяжелой физической работы над игровой вкупе с поддержанием беспрекословной дисциплины тогда усугубили ситуацию в ЦСКА. Команда ведь в 87-м неплохо начала сезон, но потом коллектив в ментальном смысле попро¬сту развалился. И это, повторюсь, было никак не связано с нашими футбольны¬ми качествами. Дело было в подходе тренера к игрокам. - Потом у вас был еще один потерянный сезон ЦСКА - уже при тренере Сергее Шапошникове... - Абсолютно потерянный. Даже вспомнить нечего. - В межсезонье вы твердо настроились уходить из ЦСКА. И тут команду возглавил Павел Садырин... - Уходить настроился не только я. Вся команда! Практически никто из основных игроков не собирался ни на минуту задерживаться в ЦСКА. Но Садырин начал проводить индивидуальные беседы. Уму непостижимо, как он сумел внушить одну и ту же мысль -«надо остаться» - такому количеству взрослых мужиков! Но ведь убедил - и все мы оказались буквально заражены садыринской энергией. Это, конечно, было уникальное его качество. - Впереди вас ждал удивительный сезон 1989 года. Такого больше наверняка уже не увидишь: болельщики ДРУГИХ московских команд рвутся посмотреть домашние матчи ЦСКА в ПЕРВОЙ лиге! Разгромные победы типа 7:1 или 8:0 были для вас тогда привычным делом. - Да, неповторимые времена. Знаете, это было странное чувство: нам перед игрой было заранее жалко сво¬его будущего соперника, потому что, выходя тогда на поле, мы знали: сто¬процентно забьем. Похожее чувство было потом только в «Барселоне». Игра в том садыринском ЦСКА была не работой, а сплошным праздником, мы все получали от нее колоссальное удовольствие. Команда действовала как отлаженный механизм, и мне было очень комфортно играть с каждым из четверки других полузащитников, будь то Кузнецов, Брошин, Татарчук или Колесников. Каждый своими игровыми козырями удачно дополнял другого, и сила того ЦСКА была в оптимальном балансе. - На следующий год «красно-синий» новичок нашумел и в высшей лиге, с ходу завоевав серебряные медали и дойдя до полуфинала в Кубке. Но самый яркий матч в чем¬пионате СССР 1990 года ЦСКА, как ни странно, проиграл. Помните то мартовское поражение «Спартаку» со счетом 5:4 при вашем хет-трике? - В тот день на ковре «Олимпийского» состоялось просто великолепное шоу... Для болельщиков. А вот для нас, игроков ЦСКА, этот супер¬матч обернулся жесточайшим разочарованием. Превратить отставание 1:3 в счет 4:3 в нашу пользу - и не удержать преимущество на последних минутах! Хотя мы сделали для этого все возможное, но «Спартак» в тот день оказался сильнее. Победа для Еремина - Не менее памятны и ваши два мяча в ворота «Торпедо» в финальном матче на Кубок СССР годом позже. А после победного для ЦСКА финального свистка произошел уникальный для нашего футбола случай: на поле выбежала ваша первая жена! - Да, было поистине удивительно: как ее туда пропустили? А в том матче мне, кстати, удалось еще и начать голевую комбинацию, когда Сергеев за 8 минут до конца забил решающий гол. Очень приятные воспоминания. - Но в ночь после финального матча случилась трагедия: вратарь ЦСКА Михаил Еремин погиб в автокатастрофе. И буквально через три дня находившимся в шоке армейцам пришлось выходить на поле. ЦСКА тогда проиграл в Лужниках «Шахтеру» со счетом 3:4, и было видно, с каким трудом команда буквально заставляет себя играть в футбол. Неужели не было возможности перенести ту игру? - Насколько я помню, мы, наоборот, очень хотели сыграть тот матч и выиграть его для Михаила. Не получилось. Зато другую нашу клятву -выиграть чемпионат, в котором Миша успел сыграть меньше половины сезона - мы сдержали. - Я знаю, что после «золотого» матча с «Динамо» болельщики ЦСКА, ждавшие чемпионства 21 год, совершили многокилометровый пе¬шеходный марш по Москве. А как «отметила» титул сама команда? - Шумно. Было настоящее сумасшествие, которое началось еще в раздевалке, где было уже приготовлено множество шампанского. Неизбежный отъезд - Яркий армейский ансамбль просуществовал всего лишь три года. И развалился - одновременно с развалом Союза. Не было никаких шансов сохранить тот «золотой» ЦСКА? - За других говорить не могу. Для меня же лично было очень важно попробовать свои силы на принципиально ином уровне - в сильном зару¬бежном чемпионате. Тем более что в СССР всех возможных титулов уже удалось достичь. - Вы уехали в барселонский «Эс-паньол». Испанский клуб был единственным вариантом продолжения карьеры? - Нет. Приглашали также в английские клубы, но я выбрал Испанию. - И угадали? - Безусловно. Во-первых, Барселона - один из красивейших городов мира. Во-вторых, именно к испанскому образу жизни россиянам адаптироваться достаточно несложно. И еще масса до¬полнительных плюсов - климат, изуми¬тельная местная кухня, морепродукты, а я всегда обожал рыбу... Так что с адаптацией серьезных проблем не воз¬никло. Вот с языком - другое депо. Хотя уже через полгода после приезда в Испанию я овладел разговорной речью, а через полтора года заговорил по-испански свободно. Но с прессой-то пришлось общаться с самых первых дней пребывания в «Эспаньопе»! Порой возникали забавные ситуации, но самая комичная из них произошла со мной в барселонском ресторане... Необычный заказ в ресторане - Что за случай произошел с вами в том ресторане? - В начале активного изучения языка я переоценил свои познания испанского. Решил заказать курицу, но при этом слегка ошибся. Всего на одну букву ошибся, но результат получился комичный. Курица по-испански «pollo», я же заказал официанту «polla». Как позже выяснилось, на местном жаргоне это слово означает мужское достоинство. Выражение лица официанта я запомнил надолго. Ему тогда стоило колоссальных усилий, чтобы не рассмеяться. После этого эпизода я окончательно понял, что надо усилить активность в изучении испанского, дабы не попадать в ситуации, подобные этой. И через шесть месяцев овладел разговорной речью, а спустя полтора года после приезда в Барселону общался там уже совершенно свободно. - Кстати, вопрос на «кухонную» тему. В начале 90-х годов среди футболистов то ли ЦСКА, то ли сборной страны было проведено анкетирование на нефутбольные темы. Помню, какое оживление среди болельщиков вызвал ответ армейца Игоря Корнеева на вопрос о любимом блюде - «Ассорти из морских моллюсков»! Во-первых, ответ явно выделялся на фоне остальных стандартных «борщей и блинов». А во-вторых, тогда в России вообще мало кто знал, что это за ассорти такое. Ну Корнеев и оригинал, решили все. - Да нет, я сказал тогда чистую правду. Попробовал как-то это ассорти за границей, оценил - и до сих пор оно остается для меня одним из самых любимых блюд. - С беседой именно в ресторане связано важнейшее событие в вашей карьере футболиста - переход в легендарную «Барселону». Но перед этим вы провели три сезона в «Эспаньоле». Чем запомнился этот период? Какие матчи за «Эспаньол» вам особенно удались? - Больше всего запомнился мой первый сезон в этой команде. «Эспаньол» тогда в течение чемпионата долго шел на «глухом» последнем месте, и положение выглядело почти безнадежным. Но мы все-таки сумели спастись и не вылетели из Примеры, хотя борьба за выживание велась до самого последнего тура. Кроме того, пребывание в «Эспаньоле» оказалось ценно для меня тем, что удалось поработать с такими известными тренерами как Клементе и Камачо. Что же касается матчей... Пожалуй, выделю один. Мне однажды удалось забить сразу два мяча в ворота «Барселоны». Жаль только, что «Эспаньол» ту встречу все равно проиграл - 2:3. - В «Эспаньоле» начала 90-х годов образовалась целая диаспора российских футболистов: три бывших армейца - вы, Дмитрий Галямин, Дмитрий Кузнецов и экс-спартаковец Андрей Мох. Держаться вместе в новой команде и новом чемпионате было попроще? - В некоторой степени. Но мы, русские футболисты, никогда не держались в «Эспаньоле» особняком и всегда были открыты для общения с другими товарищами по команде. Тем более что атмосфера в «Эспаньоле» этому способствовала. 15 матчей в «Барселоне» - Но летом 1994 года вы перешли в другую барселонскую команду, куда более знаменитую. Правда ли, что это случилось после того, как вы, фактически ужиная в ресторане, повстречали ассистента главного тренера «Барселоны» Йохана Кройфа? - Фамилия этого ассистента была Тони Брюинс, и мы с ним действительно совершенно случайно увидели друг друга в ресторане. Разговорились, и тут Брюинс с удивлением узнал от меня, что я фактически являюсь свободным агентом и могу уйти из «Эспаньола» бесплатно. Такую возможность мне предоставило руководство клуба, после того как Камачо начал искать на мою позицию игроков более оборонительного плана, дав понять, что в моих услугах уже не нуждается. Я сообщил об этом Брюинсу, тот сразу переговорил с Кройфом. Так я и оказался в «Барселоне». Причем очень быстро, так как об интересе «Барсы» к Корнееву было известно и ранее. Видите, какую роль в нашей жизни может играть Его величество случай! Зайди я в ресторан на полчаса позже, и не было бы в моей жизни «Барселоны». - Неужели вас никто не отговаривал от этого перехода? Ведь со стороны он выглядел совершеннейшей авантюрой! По тогдашним правилам в чемпионате Испании могли одновременно находиться на поле только три легионера той или иной команды. А в «Барселоне» в то время выступали такие мегазвезды мирового футбола как бразилец Ромарио, болгарин Христо Стоичков, румын Георге Хаджи и голландец Рональд Куман! Вдобавок последний из них был соотечественником главного тренера. А трое остальных играли в линии атаки, как и вы... - Может, кто-то и отговаривал, уже не помню. Но для себя я все твердо решил. Потому что хорошо знал себя и собственные возможности. И это была объективная оценка. Если бы я не соответствовал уровню «Барселоны», то разве сумел бы провести в том сезоне 15 матчей в ее составе, учитывая бешеную конкуренцию и тот самый лимит?! - В матче Лиги чемпионов «Барселона» - «Пари Сен-Жермен» вам удалось забить гол. И российским болельщикам было обидно, когда позже его переписали как автогол вратаря парижского клуба Бернара Лама. «Отобрали» исторический первый гол российского футболиста в составе «Барселоны»! - А я даже никогда не думал об этом. На что было обижаться, если тот мяч действительно самым странным образом влетел в ворота (Корнеев делал прострел с правого фланга, и Лама неловко затолкал мяч в сетку. - Прим. А.К.). - Нормально ли вы общались с суперзвездами «Барселоны»? - Главный тренер Кройф всегда был доступен для общения. Несколько раз разговаривал с ним — но исключительно на футбольные темы. В игре Кройф понимал абсолютно все, секретов в футболе для него не существовало. А из футболистов чаще всего общался со Стоичковым и Хаджи. - Почему вы по окончании того памятного сезона 1994/95 покинули «Барсу»? - Каталонцы хотели оставить меня у себя, но формулировка предложенного мне контракта по системе 1+1+1 была неприемлемой. То есть после каждого года клуб мог в одностороннем порядке прервать соглашение. Я же надеялся заключить двухлетний контракт. Хотелось большей стабильности. Поэтому и отказался от предложения. Разгром в центре Роттердама - И вы сменили испанский чемпионат на голландский, где выступали за три клуба - «Херенвен», «Фейеноорд» и «Бреду». Самый именитый из них - «Фейеноорд», и именно в Роттердаме вы добились наибольших успехов? - Совершенно верно. За пять лет игры в Роттердаме мне удалось завоевать с «Фейеноордом» титул чемпиона Голландии, а также выиграть Суперкубок Голландии и Кубок УЕФА. Это тоже были интересные и памятные времена. Я много играл, прилично для полузащитника забивал, и меня ценили поклонники «Фейеноорда». А болельщики у этой команды - особенные. Их горячая преданность клубу никогда не зависит от занимаемого им места в таблице чемпионата. - Слышал, что болельщики «Фейеноорда» особенно «отличились» после того, как их кумиры стали чемпионами Голландии. - Да, тот день и последующую ночь забыть просто невозможно! Команду чествовали на центральной площади Роттердама, где собралось, как потом сообщалось, около 200 тысяч человек. Это было какое-то сумасшествие. Отмечание победы в чемпионате было очень бурным, продолжалось несколько часов кряду и закончилось тем, что фанаты в буквальном смысле этого слова разнесли весь центр города. В магазинах и кафе не осталось, наверное, ни одной целой витрины! - Вы отыграли за «Фейеноорд» пять лет. Начали ли задумываться о возможной тренерской карьере, еще будучи действующим игроком? - Нет, пока играл в футбол, не думал об этом. Но повесить бутсы на гвоздь пришлось чуть раньше, чем предполагал. Сыграла свою роль травма, мешавшая выступать на прежнем уровне. Пришлось заканчивать, и предложение поработать тренером юношеской команды «Фейеноорда» оказалось весьма кстати. Звонок от Хиддинка - Прожив несколько лет в Голландии, вы получили подданство этой страны, и по ее законам пришлось при этом отказаться от российского гражданства. Скажите честно, вы ведь три года назад не планировали возвращаться в Россию? - Нет. Не планировал. - Но тут последовал знаменитый телефонный звонок от Гуса Хиддинка... - Вообще-то морально к этому звонку я был готов. Еще за несколько недель до того, как он прозвучал, пресса, бурно обсуждавшая назначение Хиддинка главным тренером сборной России и варианты, связанные с формированием его тренерского штаба, начала упоминать и мою фамилию. Это обсуждалось по телевидению, была информация в газетах. И когда мне действительно позвонил Гус и предложил вместе работать в сборной, я был просто счастлив. Положительный ответ дал практически сразу. Потому что знал, какой масштабной личностью является Хиддинк и какой бесценной школой может стать совместная работа с ним. Впрочем, сейчас, после нескольких лет такой работы, могу сказать, что тогда недооценивал Хиддинка. Он не только великолепный тренер, это даже не обсуждается, но и интереснейший, многогранный человек. Мы с ним очень часто общаемся на совершенно нефутбольные темы. Гус очень интересуется Россией, ему важно знать буквально всё и вся! - Вот уже два месяца вы совмещаете тренерские функции в сборной России с работой в качестве спортивного директора «Зенита». Что можете сказать о своей новой работе? - Работа в должности спортивного директора клуба действительно принципиально новая для меня. Но я уверен, что справлюсь с ней. Очень много мыслей, идей. Что-то уже удалось воплотить в жизнь, что-то - пока нет. Хочется сказать теплые слова в адрес «Газпрома» и руководства «Зенита»: они делают все возможное для того, чтобы клуб поступательно двигался вперед. Шероховатости же встречаются в любой работе, и мы все вместе и трудимся для того, чтобы их устранять. Аршавин уникален - Вы много лет не имели возможности пристально наблюдать за матчами российского чемпионата. Сейчас она появилась. Какого вы мнения об уровне нашей премьер-лиги в целом? - На мой взгляд, достаточно сильный уровень. Есть, правда, и негативный момент - темп, ритм игры в отдельных матчах нашего чемпионата явно оставляют желать лучшего. Хватает и мастеровитых футболистов, за игрой которых я слежу с симпатией. Но распространяться на эту тему не буду. - Согласитесь ли вы с мнением, что из всех сегодняшних российских футболистов игру Игоря Корнеева в определенной степени напоминает только игра капитана сборной России Андрея Аршавина? - Я скажу лучше непосредственно об игре Андрея. Он очень креативный футболист, способный решить исход любой игры, даже когда она имеет очень «закрытый» характер или неудачно складывается для команды, за которую играет Аршавин. Ему не надо иметь много возможностей для того, чтобы забить гол, он способен воспользоваться единственным таким шансом. Плюс к этому – у него удивительный дриблинг и последний пас, которыми Андрей блестяще владеет. Все эти качества и делают Аршавина тем, кем он есть на сегодняшний день - лидером национальной сборной России. И, несомненно, на футбольном поле он напоминает только самого себя и никого больше. Я вообще не сторонник сравнений. - После недавнего отъезда Динияра Билялетдинова из «Локомотива» в английский «Эвертон» в нашей сборной стало уже пятеро легионеров. Идет ли это на пользу национальной команде? - Уверен, что да. Тем более что ребята уже морально созрели для такого шага. Игра в таких сильных чемпионатах, как английский и немецкий, однозначно будет полезна для роста мастерства Аршавина, Жиркова, Павлюченко, Билялетдинова и Погребняка. А значит, будет полезна и для сборной. Весна, «porsche» и Джулия Робертс - Игорь, желаю вам успеха в «Зените» и в сборной, которой вскоре предстоит «матч года» со сборной Германии. В завершение беседы предлагаю блиц-игру. Ваш любимый цвет? - Красный. - Любимая марка автомобиля? – «Porsche». – Любимая страна? - Испания. - Любимый город? - Барселона. - Любимое время года? - Весна. - Любимый стиль одежды? - Комфортно-элегантный. - Любимые актеры? - Джулия Робертс. - Любимое блюдо? - Jamon i pan con tomate. Надеюсь, перевода не требует. - Любимый напиток? - Когда нахожусь на отдыхе, не откажусь от хорошего красного вина. А на работе - только чай!
img
img
img