Корнелиус Пот: Питеру невозможно сказать: "Прощай"


8 июня 2006 года перед дверями зенитовской базы остановился микроавтобус, из которого вышел человек и энергичным шагом миновал кордон журналистов, ждавших приезда нового тренера "Зенита".
8 июня 2006 года перед дверями зенитовской базы остановился микроавтобус, из которого вышел человек и энергичным шагом миновал кордон журналистов, ждавших приезда нового тренера «Зенита». Над толпой пронеслось: «Кто это?» Вроде бы произошло это совсем недавно. Однако сейчас мало кто в нашем городе не знает Корнелиуса Пота. Ведь именно с его приездом началось новое время в истории нашей команды: четыре трофея за год. И все же ассистент Дика Адвокаата возвращается на родину. Семья – самые близкие люди – По каким причинам вы не продлили контракт с «Зенитом»? – Самая главная причина – в декабре я стану дедушкой. Считаю, что при этих обстоятельствах я должен не эпизодически появляться в Голландии, а жить там постоянно. За два с половиной года я практически не видел своих сыновей, сейчас настала пора вспомнить об отцовском долге. Они этого заслуживают. К тому же необходимо наконец-то навести порядок в своем доме. Ведь в Россию я уехал практически сразу после развода с женой, заниматься какими-то переменами в нем у меня тогда не было ни сил, ни желания. До сих пор в доме стоит ее мебель, которую хочу вывезти оттуда как можно быстрее (улыбается). Сейчас я намерен несколько перестроить свое жилище. – Семья для вас настолько важна, что вы ради нее готовы пожертвовать выгодным контрактом? – Да. Это для меня во всех отношениях самые близкие люди. Младший сын живет в моем доме, старший – в Роттердаме. Разлука с ними слишком затянулась. Я должен проводить с сыновьями больше времени и помогать им во всем. У старшего, например, большой новый дом, а он очень занят на работе. – Оба сына продолжают профессионально заниматься футболом? – Нет. Хотя получают деньги за то, что играют в футбол. Старший сын – реутор, но свободное время отдает любительской команде. У младшего обнаружились серьезные проблемы с бедром, которые мешают ему тренироваться и играть в полную силу. Так что он посвящает футболу два дня в неделю, в матчах выходит на замену на 15–20 минут. Кроме того, сейчас он увлекся боксом и гольфом. А работает мой младший сын менеджером по продажам в фирме, которая помогает людям избавиться от храпа. Это довольно успешная компания, которая, надеюсь, скоро выйдет на российский рынок. – Из-за семейных проблем вы прервете свою тренерскую карьеру? – После двух с половиной лет, проведенных в России, сразу к работе я точно не вернусь. Необходимо отдохнуть хотя бы два-три месяца. А потом приступлю к делу. У меня уже есть несколько интересных вариантов продолжения карьеры. Например, голландская федерация футбола зовет на место скаута молодежной сборной. Есть предложения об аналогичной работе из ряда местных топ-клубов. С телевидения звонили, может, буду вести одну из футбольных программ. Главное, что все это рядом с домом. По Петербургу буду скучать – В июне 2006-го вы признались, что приехали в Санкт-Петербург потому, что хотели начать жизнь с чистого листа. Нравятся вам исписанные за прошедшее время странички? – (Улыбается.) Я бы не сказал, что на сегодня петербургский лист моей судьбы дописан. Предстоит еще завершить сезон. Однако уже сейчас можно сказать, что, работая в «Зените», я получил колоссальный опыт. Причем исключительно позитивный. Россия и Петербург стали неотъемлемой частью моей жизни. Я не стесняюсь признаться, что люблю и этот город, и эту страну. Я приобрел очень много новых друзей. Не только голландцев, живущих здесь, но и русских. После возвращения на родину я обязательно буду поддерживать с ними контакт. Такому городу, как Питер, невозможно сказать: «Прощай!» Непременно по три-четыре раза в год буду приезжать сюда в гости и к «Зениту», и к друзьям. Это были фантастические два с половиной сезона! Кроме того, я хотел бы сказать теплые слова о питерских болельщиках. Я работал не только в Голландии, но и в Германии, в Суринаме, в Египте. Однако нигде не встречал подобного! Болельщики «Зенита» настолько любят свою команду, всех нас, кто в ней работает, что это не может не вызвать ответного чувства. Они нас поддерживают всегда и везде. Даже когда мы проигрываем (в футболе случается всякое), они поют, пытаются завести нас своей энергией. Таких преданных поклонников мне еще не приходилось встречать. Поверьте, это не дежурный комплимент, а наблюдение много повидавшего в жизни человека. – Как изменилось за прошедшее время ваше представление о России? – Это очень современная и безопасная страна. Однако практически любой человек, впервые приезжающий сюда из Голландии, считает, что Россия – нечто холодное, серое и устаревшее. На самом деле это совсем не так. Я сразу же оценил красивейший город, великолепные памятники культуры и архитектуры, магазины ведущих мировых брендов, классные отели. Здесь есть все для нормальной жизни, абсолютно все. Это свидетельствует о том, что Россия является страной-гигантом. – И все-таки чего вам больше всего не хватало в России? – (Смеется.) Вы знаете, когда я завтракаю, привык намазывать хлеб маслом и есть его вместе с маленькой шоколадкой. Она типично голландская, здесь таких, к сожалению, нет. Вот это единственное, чего мне не хватало в России. – А после возвращения в Голландию чего вам будет не хватать? – На самом деле мне будет не хватать очень многого. Я привык к питерским театрам, музеям, к местам для развлечений. Не раз за это время был в Эрмитаже и в Русском музее, стал завсегдатаем Мариинки. В Питере можно сходить на отличные хоккейные и баскетбольные матчи. Здесь столько интересного, что можно скучать по всему. Российский футбол растет на глазах – А как профессионал что вы почерпнули для себя, работая в «Зените»? – Очень многое. Интересно было ставить голландскую систему подготовки в команде, которая работала ранее совсем иначе. Считаю, за прошедшее время нам с Диком Адвокаатом удалось сделать очень многое. Значительно улучшилось качество полей: и тренировочных – на базе, и игрового – на «Петровском». Существенно изменилась психология футболистов. Можно долго продолжать цепочку произошедших позитивных сдвигов. Когда работаешь на родине, среди тех, кому многое в построении подготовки и организации кажется само собой разумеющимся, это одно. Если же пытаешься изменить точку зрения других, то, конечно же, растешь в профессиональном плане. – Меняется ли российский футбол? – За два с половиной года в российском футболе изменилось очень многое. Думаю, в значительной мере это связано с работой Дика Адвокаата и Гуса Хиддинка, которые заставили взглянуть на многие проблемы с непривычного для России ракурса. Вы посмотрите, теперь очень редко в командах премьер-лиге делают акцент на физическую подготовку, на бесконечный бег. Больше времени уделяется тактике, работе с мячом. Заметьте, чуть ли не все, включая национальную команду, перешли на схему игры с тремя форвардами, потому что видят, что это приносит успех. Сборная России вышла на восьмое место в рейтинге ФИФА! Это ли не свидетельство произошедших перемен? Да и чемпионат страны стал и сильнее, и более непредсказуемым. – Были за два с половиной года моменты, когда вы чувствовали себя абсолютно счастливым? – Во время работы в «Зените» я практически каждый день чувствовал себя таким. Уже предвижу, что в Голландии мне придется нелегко, надо будет заново привыкать к жизни в родной стране (улыбается). – За прошедшее время вы оказались соавтором исторических побед «Зенита». В вашей карьере это тоже самые громкие успехи… – Конечно. Приятно, когда твоя работа приносит столь замечательные результаты. Однако это заслуга не только Дика и моя. Прекрасно проявили себя футболисты, клуб, деловые партнеры. Все были одной командой. Повторить подобную серию побед в будущем непросто. Я же горжусь, что ухожу из «Зенита» с высоко поднятой головой.