×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать

Радек Ширл: Надо двигаться только вперед!


Матч с "Динамо" стал для него сотым в составе "Зенита". Километры покрываемого пространства, "два сердца" и "золотой" гол в Раменском... В разговоре с корреспондентом "НЗ" Радек Ширл добавил еще несколько штрихов к своему портрету. Ради обстоятельного интервью чешскому полузащитнику пришлось прервать общение с другом Томашем Губочаном и родителями, которые приехали погостить у сына в Петербурге.
Матч с «Динамо» стал для него сотым в составе «Зенита». Километры покрываемого пространства, «два сердца» и «золотой» гол в Раменском... В разговоре с корреспондентом «НЗ» Радек Ширл добавил еще несколько штрихов к своему портрету. Ради обстоятельного интервью чешскому полузащитнику пришлось прервать общение с другом Томашем Губочаном и родителями, которые приехали погостить у сына в Петербурге. Менять позицию – стресс – Радек, вы в «Зените» уже шестой год. Менялись тренеры, футболисты, игровые системы, а вы по-прежнему выходите на поле. Что помогает вам сохранять место в составе? – Здесь смешалось много факторов, но я бы все же сказал, что дело в тактическом построении «Зенита». Когда я только пришел в команду, мы начинали играть по схеме 4–4–2. На левом фланге действовал Саша Спивак – очень сильный футболист, и мне было сложно пробиться в основу. Кроме того, меня какое-то время мучили проблемы со здоровьем. Когда «Зенит» возглавил Дик Адвокаат и мы перешли на 4–3–3, то я, как один из немногих «левоногих» футболистов, получил возможность играть сразу на нескольких позициях. Впрочем, здесь есть один маленький нюанс. Какой бы ни была тактическая схема, я обязательно должен держать определенный уровень, иначе быстро окажусь вне состава. – Вы сами признались, что на первых порах вам пришлось тяжело. Не было сомнений в своем выборе? – Естественно, всякие мысли приходили в голову. Я был один, в незнакомой обстановке. Думаю, в такой ситуации у любого игрока возникли бы проблемы. Но я рад, что сумел все это пережить, что остался здесь. Теперь я играю в основном составе и о былых невзгодах даже не вспоминаю. – Вы играли левого защитника и левого полузащитника. Какое-то время помогали в центре поля Анатолию Тимощуку. Со стороны складывалось впечатление, что переход на каждую новую позицию давался вам легко. Так ли это на самом деле? – На самом деле это абсолютно не так легко, как кажется. Играть в полузащите и в защите – совершенно разные вещи. Здесь разные задачи и разные условия для игры. Просто так получилось, что, когда не мог играть Ким Дон Чжин, я стабильно занимал его пост в обороне. А когда играешь постоянно, естественно, появляются и опыт, и какие-то навыки. В целом же менять позицию из матча в матч – это очень сильный стресс. – Но ведь на новом месте не заиграешь «с листа». Может, какие-то навыки у вас были изначально? – Мне кажется, что в школе можно овладеть только какими-то отдельными тактическими нюансами, но научиться с младых лет быть универсальным игроком вряд ли реально. Такое под силу только большим талантам. Я, конечно, знаю несколько примеров, когда, скажем, классного нападающего ставили в защиту, и он безупречно справлялся с новыми обязанностями. Мне, получается, было чуть легче. В оборону меня оттягивали из центра поля, а у этих двух игровых линий все-таки больше общего. – И все же есть немало примеров именно с чешскими футболистами, которым безболезненно давалась смена позиции. Марек Янкуловски, например, легко превратился из атакующего хавбека в защитника. Может быть, работа над тактическим совершенствованием игроков – это особенность именно чешской футбольной школы? – Да бросьте! По крайней мере, это точно не мой случай (смеется). Я вот вообще не ходил в спортивную школу, а сразу играл в командах и чему-то учился уже по ходу матчей. Если говорить о моих соотечественниках в целом, то одна особенность в Чехии все-таки есть. У нас считается, что если футболист не может раскрыться в полузащите, то целесообразнее сделать из него защитника, чем просто посадить на скамейку запасных. О сборной пока не задумываюсь – К слову, все тот же Янкуловски завершает карьеру в национальной сборной. Чувствуете, что можете побороться за его место? – Прежде всего, Марек еще не закончил карьеру – это все лишь на уровне спекуляций и, может, его личных размышлений. Конечно, из сборной уже ушел Ян Коллер и еще несколько опытных игроков. Думаю, что наш новый тренер Петр Рада постарается определиться с костяком команды уже в ближайшее время. Что касается меня и моих перспектив в сборной, то я решил, что сейчас вообще не стоит брать все это в голову. Это лучше, чем увидеть себя сейчас на месте Янкуловски, а потом огорчиться, если что-то выйдет не так. – Петр Рада уже выходил с вами на контакт? – Нет. – Сборной Чехии предстоит перестройка. Понижает ли это шансы вашей команды на успех в квалификации ЧМ-2010? – А я вообще не думаю, что в этой сборной последуют какие-то принципиальные изменения. Не надо забывать, что Рада – бывший ассистент нашего прежнего тренера Карела Брюкнера. Свежая кровь в команду будет вливаться очень незначительно. Я даже не исключаю, что каких-то игроков, уже закончивших карьеру, уговорят продлить отношения со сборной (саркастически усмехается). Поэтому сейчас я полностью сосредоточен на выступлениях за клуб, Лиге чемпионов... «Позднее» чемпионство даже важнее – Радек, в России очень необычный чемпионат. Зачастую здесь не могут заиграть признанные европейские звезды. Малоизвестные футболисты могут проявить себя с худшей стороны, а затем сверкнуть на чемпионате Европы, как румын Тамаш. В чем, на ваш взгляд, специфика российской премьер-лиги? – Мне кажется, что многие футболисты могут испытывать проблемы с адаптацией именно в быту. Поверьте, этот фактор способен оказать сильнейшее влияние на качество игры. И потом кто сказал, что чемпионат России – простой турнир? Здесь последний может в любой момент обыграть первого. Все думают, что мы должны, например, отгружать пять голов «Тереку», и как их в этом разубедить? Кроме того, нельзя говорить, что в премьер-лиге играют в «русский футбол». В каждой команде немало легионеров. Все они выступают на очень приличном уровне, и каждый привносит в игру что-то свое. Так что в России действительно непростое и непредсказуемое первенство, и нельзя удивляться, что кому-то не удается здесь себя проявить. – Много ли времени ушло на адаптацию у вас и к чему вам было особенно тяжело привыкнуть? – Полтора года точно ушло! Судите сами: я всегда жил дома с родителями, с друзьями. Ни в чем не нуждался – все было под рукой. И вдруг в один прекрасный момент – как камнем по голове – оказываюсь абсолютно один, не могу ни с кем разговаривать, потому что не знаю языка. Окружающая обстановка, как я уже говорил, часто влияет на адаптацию футболиста непосредственно на поле. – «Зенит» больше двадцати лет не побеждал в чемпионате. Вы стали чемпионом только на пятый свой год пребывания в Петербурге. Могла ли команда выиграть лигу раньше? – Мы могли победить в 2003 году, когда заняли в итоге второе место. Могли год спустя, когда только разница мячей лишила нас бронзы. У нас была очень сильная команда, а не хватало, конечно, опыта. Шава, Керж, Денисов и многие другие делали только первые шаги в «Зените». Многим игрокам было по 22–23 года. Может, если бы мы в тот момент были позакаленнее, то уже тогда выиграли бы чемпионат. С другой стороны, для меня очень ценно, что мы завоевали этот титул именно спустя пять лет, когда уже притерлись друг к другу. Сейчас ведь выиграть турнир было сложнее, чем тогда. Пять лет назад многих наших игроков еще никто толком не знал, и можно было добиться успеха за счет эффекта неожиданности. Ныне же все знали, как мы играем, чего от нас ждать. И, несмотря на все это, мы победили в чемпионате и показали свою силу в Кубке УЕФА. – Поддерживаете ли вы отношения с партнерами по «Зениту» прошлых времен? – В принципе стараюсь контактировать со всеми, хотя, конечно, с кем-то общаемся больше, а с кем-то меньше. Больше – с Гораком и Гартигом: обязательно пару раз в месяц либо созвонимся, либо напишем друг другу SMS. С Мартином Шкртелом еще чаще выходим на связь. С Флахбартом и Марешем контактируем поменьше, но тоже стараемся друг о друге не забывать. – А кто составляет ваш круг общения в нынешнем «Зените»? – Губочан, Камил, Крижанац. Все остальные тоже замечательные ребята. Вот только сейчас практически не остается свободного времени – ни на хождение в гости, ни на что-то еще. С другой стороны, общения нам хватает. Мы постоянно крутимся вместе, и какого-то недостатка друг в друге у нас не возникает. – В прошлом сезоне именно вы забили «золотой» гол, который принес первое место. Этот мяч стал для вас единственным в чемпионате. Совпадение или что-то большее? – Я никогда не был выдающимся бомбардиром, так что гол в Раменском стал самым важным и самым великим в моей карьере. С другой стороны, не так уж и принципиально, кто забил этот гол. Главное, что он принес нам чемпионский титул. – Какой вообще момент стал для вас самым памятным в «Зените» за эти годы? – Для меня памятны все наши крупные успехи. Тот же Кубок УЕФА я просто по теории вероятности вряд ли еще когда-нибудь выиграю. Чемпионом можно стать повторно, но этого тоже будет очень нелегко добиться. В 2008 году мы также выиграли Суперкубок страны. Не стоит забывать и о Кубке премьер-лиги. Может быть, он не столь престижен, но для нашей молодой команды это был первый трофей, и хотя бы поэтому его значимость сложно переоценить. И Лига, и чемпионат – По осени «Зениту» придется выступать на два фронта. Какие качества потребуются, чтобы безболезненно переключаться с чемпионата на Лигу чемпионов и обратно? – Я не думаю, что кому-то придется находить мотивацию и вырабатывать в себе дополнительные качества. «Зенит» дебютирует в Лиге. Это сумасшедшие эмоции, впечатления, и мы ждем не дождемся первых матчей турнира. Совсем скоро у нас отпадет необходимость играть через два дня на третий в чемпионате, и мотивация хорошо сыграть в Европе только увеличится. Если у нас получится выйти из группы, это будет успех. – Из ваших слов можно сделать вывод, что Лига чемпионов для «Зенита» – приоритет? – Ни в коем случае! Глупо было бы замыкаться только на одном турнире. Хотя это потребует от нас намного больших физических и психологических усилий, лучше сосредоточиться на двух целях и попытаться достичь их, чем сконцентрироваться на чем-то одном, потерпеть неудачу и в итоге остаться у разбитого корыта. – Есть ли команды или футболисты, с которыми вам особенно хочется встретиться в Лиге чемпионов? – У меня нет никаких предпочтений, я об этом даже не задумывался. В принципе это вопрос о двух сторонах медали. Конечно, для любого футболиста сыграть против «Барселоны», «Интера» или «Манчестер Юнайтед» – настоящий праздник. Но с точки зрения решения турнирных задач хотелось бы получить менее звездных соперников, чтобы можно было рассчитывать на положительный результат. – На «Ливерпуль» со Шкртелом хотели бы попасть? – Да, конечно! А еще было бы здорово сыграть в Чехии – со «Спартой» или «Славией», если они пробьются в групповой турнир. В Чехии оценили нашу игру – Что изменилось в вашей жизни после победы в финале Кубка УЕФА? – Мне кажется, что сам я не изменился. Изменилось скорее представление о мире и о футболе, причем только в лучшую сторону. Нет никакой самоуспокоенности. Наоборот, есть осознание того, что, если работать так, как мы работали, можно добиваться результатов, о которых раньше приходилось только мечтать. И это стимул к новым свершениям. – Насколько подробно освещали успех «Зенита» в Чехии? – Очень много писали и говорили, а матчи на последних стадиях турнира показывали на всю страну. Конечно, поначалу за «Зенитом» больше следили из-за меня (улыбается). В Чехии традиционно уделяют много внимания выступлению легионеров. Но соотечественники увидели, что мы не просто побеждаем в престижном турнире, а играем в привлекательный атакующий футбол. Мы не сидим в обороне, не отбиваемся, а навязываем соперникам свою игру, и у нас это получается. Для многих наше выступление стало сюрпризом и произвело очень большое впечатление. – А если говорить о Петербурге, то после побед в чемпионате и Кубке УЕФА вы почувствовали, что популярность «Зенита» растет? – В Чехии и России «индексы популярности» вообще несравнимы. У нас, например, просто не принято узнавать на улицах спортсменов и других знаменитостей. Здесь же интерес к «Зениту», и без того огромный, вырос еще больше. Открываю туристический бизнес – Насколько комфортно вы чувствуете себя в Петербурге? – Могу смело заявить, что здесь я ориентируюсь уже лучше, чем в Праге. Конечно, Петербург больше, и какие-нибудь потаенные закоулки мне неизвестны. Но думаю, что подобное присуще каждому из нас. В некоторые отдаленные районы могу добраться по карте, а что касается центра или окрестностей моего дома, то там я передвигаюсь с закрытыми глазами. – Когда вы почувствовали, что передвигаетесь по городу естественно, а не проделываете какой-то механически заученный маршрут? – Поначалу было очень тяжело ориентироваться. Я часто не знал, куда ехать. Но в таких ситуациях все равно нужно оставаться за рулем. Не важно, заблудился ты не заблудился. Чертыхайся, ругайся, но езди! Только так ты запоминаешь дорогу, чему-то учишься. В какой-то момент действительно пришло осознание: да, я не заморачиваюсь и не вспоминаю лихорадочно, где надо обязательно повернуть направо. Просто еду туда, куда хочу. – Много у вас теперь любимых мест в городе? – Меня раздражают пробки и тяжелые дороги. В центр я по большому счету выбираюсь в двух случаях: когда возникает необходимость ехать в клуб либо когда ко мне приезжают родственники и нужно показывать им город. Тогда вновь и вновь любуюсь достопримечательностями и памятниками архитектуры. В целом же ареал моего обитания в Питере – мой район: окрестности базы в Удельной, супермаркет на «Пионерской» и так далее. – Есть ли что-то такое в Чехии, чего нет в Петербурге и чего вам здесь реально не хватает? – Не хватает каких-то совместных акций с моими друзьями из Рудни. Да, здесь есть люди, с которыми мы говорим на одном языке – Чонто, Губо... Но в России немножко другой стиль общения. Куда угодно здесь все-таки не пойдешь. Еще в каждом чешском городе существуют так называемые балы. Это некие общественные мероприятия, на которые все ходят вместе, и не русские танцы, скорее сообщества по интересам. Есть, например, балы пожарников, охотников, ну и спортсменов тоже. Вот по балам я здесь немного скучаю. – Что вас удивляет в России? – Я здесь так давно, что уже ко всему, наверное, привык и мало что может ввести меня в ступор. Кроме того, как бы долго я здесь ни жил и ни играл, понимаю, что все-таки нахожусь за границей. Соответственно, отдаю себе отчет в том, что именно я должен приспосабливаться к вам, а не вы ко мне. – Чему научили вас жизнь в Петербурге и игра в «Зените» за эти пять с половиной лет? – Так получилось, что именно здесь я научился жить самостоятельно. Весь процесс моего становления прошел в Петербурге. Теперь я могу позаботиться о себе сам – никаких проблем. То же самое могу сказать и о своем футболе. С каждым годом стараешься не оставаться на одном уровне, а прибавлять, двигаться вперед. Это самые важные уроки, которые я получил в России. – Не планируете остаться жить здесь? – Наверное, все-таки нет. Но я всегда буду с удовольствием приезжать в Петербург. К тому же, возможно, к этому подтолкнут дела. Я собираюсь открыть здесь туристический бизнес. Вернее, уже фактически открыл, даже сервер в интернете появился (улыбается).