×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
11:00, 23 ноября 2007 года
11:00, 23 ноября 2007 года

Константин ЗЫРЯНОВ: За границей мне скучно

Лучший футболист страны по опросу тренеров рассказывает, как он привыкал к Санкт-Петербургу, объясняет, почему у него такой прогресс в игре, и удивляется тому факту, что в «Зените» не было конфликтов и драк в конце сезона.

Лучший футболист страны по опросу тренеров рассказывает, как он привыкал к Санкт-Петербургу, объясняет, почему у него такой прогресс в игре, и удивляется тому факту, что в «Зените» не было конфликтов и драк в конце сезона. Ролики остались в Москве — На вашей презентации в «Зените» журналисты спросили про Ростральные колонны. Где они находятся да что это такое? Вы немного смутились. Теперь изучили достопримечательности города? — Теперь да. Они находятся на Стрелке Васильевского острова. Могу и объяснить, как и из чего они сделаны. — Ходите к ним? — Конечно. Когда ко мне приезжают моя мама, мама моей девушки, сразу же выбираемся посмотреть достопримечательности Санкт-Петербурга. — Какие — кроме колонн? — Как все: Дворцовую площадь, Стрелку Васильевского острова, Петропавловскую крепость. — В России многие обожают город на Неве и отчаянно доказывают равнодушным к Санкт-Петербургу, что это самое замечательное место в мире. Вы к какой группе примыкаете? — Я отношусь к нему спокойно. Я ведь не москвич. Иначе, возможно, у меня была бы антипатия. Но я пермяк. Так что нейтрально отношусь и к Москве, и к Петербургу. Родной город у меня один. — Как это — нейтрально? — Эти города мне точно не противны. Но и сказать, что я их люблю, тоже не могу. — Так все-таки, где лучше — в Москве или в Питере? — Еще раз повторю: большую часть жизни я провел в Перми. Но дом у меня в Москве. А работаю в Санкт-Петербурге. Как же тут можно отдать предпочтение чему-то одному? — Всем известно, что ваша девушка любит именно столицу. Как она перенесла переезд? — Ей-то Москва нравилась еще в детстве. Она всегда хотела туда переехать и жить. Но к Санкт-Петербургу привыкла. Хотя, когда мы приехали в этот город, тут снег начал таять, было грязно. Все это давило. Но затем наступило лето, и Питер стал нам нравиться, а теперь мы к нему привыкли. На самом деле город очень красивый. — Серьезно? — Да-да, очень красивый. Архитектура необычная, интересно смотреть. — В городе спорят, нужно ли строить газпромовскую башню, нарушит ли она облик города. Вы как думаете? — Буду честным: мне совершенно все равно, построят эту башню или нет. Но я понимаю тех, кто противится этому. Какой смысл строить такое большое здание, когда можно все сделать аккуратно? Но если люди хотят — почему бы и нет? — Ваша девушка в Москве очень любила кататься на роликах. Нашли подходящие места в Санкт-Петербурге? — Ролики остались в Москве. Мы и там-то не очень долго катались. Две-три недельки — и все. — Надоело? — Времени не было, затем дожди пошли — уже не до катания. В Санкт-Петербурге катаются на Дворцовой площади, но туда надо ехать. А время тратить не хочется… Езжу на «Форде» — «Торпедо» без вас провалилось. Переживаете за клуб? — Безусловно. Не думаю, что коллектив прекратит существование, но пока новости не самые хорошие. Макса Кабанова на трансфер выставили, Дмитрий Бородин уходит, Любомир Кантонистов... Говорят, что взят курс на омоложение. Но мы ведь знаем, куда это все ведет. «Ротор» в свое время тоже омолаживался… Вот и бюджет сокращается. Нужны солидные спонсоры, а их нет. — Во времена выступлений за «Торпедо» вы были одним из самых необычных футболистов премьер-лиги. У вас не было ни автомобиля, ни, кажется, водительских прав. Сейчас все есть? — Права-то у меня давно были, а вот автомобиля действительно не было. Да и сейчас нет. По Санкт-Петербургу перемещаюсь на служебном. — «Мазератти»? «Бентли»? — На обычном «форде» марки «Фокус». Я сразу же попросил, чтобы мне дали служебную машину с автоматической коробкой передач. Так как с «механикой» у меня могли возникнуть проблемы. А так спокойно езжу. — А свою почему не покупаете? — Девушка тоже говорит, что надо купить свою машину. Но меня пока устраивает служебная. Бензином заправился — и поехал. — Такой богатый клуб, а всего лишь «Фокус»… — А что в этом такого? Я знаю, что машины этой марки собирают рядом с Питером, в городе Всеволожске. Наверное, у клуба есть какие-то контакты с этим предприятием. В «Зените» многие ребята ездят на таких машинах. — Кто, например? — Радек Ширл, Ивица Крижанац, Фернандо Риксен. Камил Чонтофальски ездил, но недавно в аварию попал. И его машина теперь на базе. — Неужели не хотите купить красивую машину, на которую все будут оборачиваться? — Такого желания нет. Если бы мне было 18–20 лет, тогда бы задумался над этим. Конечно, иногда смотришь и думаешь: вот какая хорошая машина, почему бы не купить? Но потом это все проходит. Хотя не исключено, что позже настроюсь на покупку. Не буду загадывать. В Перми меня не помнят — Вы уже упомянули, что родились и большую часть жизни провели в Перми. Оттуда вам звонили с поздравлениями? — Конечно. Эсэмэски присылали. Всем спасибо. — Часто там бываете? — Стараюсь навещать. Но теперь уже только во время отпуска. На выходные, как было в «Торпедо», не езжу. Из Санкт-Петербурга проблематично добраться до Перми. — Ничего не ходит? — Самолеты летают через день, а на поезде еще дольше, чем из Москвы. Устанешь добираться. Да и бессмысленно ехать, когда у тебя всего три дня отдыха. — Скучаете по родному городу? — Треть сердца там. В Перми — друзья, знакомые, родственники. Но я уехал из города восемь лет назад. Сначала было тяжело, конечно, но с каждым днем все легче и легче переносил разлуку. А теперь вообще не скажу, что сильно переживаю, если не могу поехать в Пермь. — Вы ведь единственный из Перми, кто выиграл чемпионат России по футболу. Ни у кого из воспитанников местного футбола такого звания нет. — В России, скорее всего, да. — В Дагестане или где-нибудь на юге за такие достижения в честь спортсмена называют улицы. Может быть, и в Перми вашим именем что-нибудь назовут? — Ой, не думаю. Я же давно покинул город. Кстати, заходил тут на сайт пермского «Амкара». На гостевой было обсуждение победы «Зенита» в чемпионате России. Кто-то написал, что он поздравляет земляка Костю Зырянова с титулом, и тут же в комментариях появился вопрос: а что, Зырянов — пермяк? Видите, восемь лет прошло. В Перми уже другое поколение болельщиков. Никто уже не помнит, откуда я. Времена меняются — Чемпионство питерского «Зенита» вызвало серьезные споры. В традиционных СМИ обсуждали неоднозначность победы, а про Интернет и говорить нечего. На кипрском сборе национальной команды Василий Березуцкий бил пенальти в ворота Вячеслава Малафеева со словами: «Если забью, значит, вы нечестно выиграли». Он, кстати, не забил. Как игрок «Зенита» относится ко всем этим высказываниям, шуточкам? — Ну эпизод с пенальти — обычная шутка. Не думаю, что кто-то из ребят всерьез сомневается в закономерности нашей победы. Я вот лично нисколько не сомневаюсь, что мы победили честно. Разве мы своими матчами не доказали нашу силу? Вспомните игры с ЦСКА, с «Москвой»! Те, кто их видел, не станут сомневаться, что мы победили по делу. А болельщики… Вот они пишут, что Газпром все купил. Получается, раньше РЖД все купили, а еще раньше Лукойл все купил? Это неправильно. И очень неприятно это слышать. Выиграли, значит, выиграли. Давайте теперь готовиться к следующему сезону. — Как вы относитесь к тому, что «Сатурн» едва ли не шантажировали с требованием победить питерский клуб в последнем туре чемпионата? — Я прекрасно понимаю ребят «Сатурна», которых загнали в угол, — им деваться было некуда. Вот они уступили — и все считают, что команда сдала матч. Бред полнейший. Почему-то за границей таких разговоров в по¬следних турах не возникает. Там даже никто не думает, что подобное может произойти: кто-то кому-то сдает игру. Нам всем, а главное, футбольным болельщикам, пора перестраиваться. Надо думать по-другому. — Трудно, когда такая история… — Я понимаю, что во времена союзного чемпионата все продавалось и все покупалось. Но времена меняются. — Думаете, чемпионат стал чище? — Думаю, да. Посмотрите, какая шла борьба за выживание! — И как здорово разобрались между собой некоторые клубы... — Может быть, в конце что-то и было, но большую часть турнира ничего не было понятно. — Еще один аргумент, подтверждающий слабость российского чемпионата: ни в одном серьезном турнире команда, которую собрали в начале года и вложили в нее много денег, не будет победителем. А в нашей стране такое возможно. Не обидно выступать в таком соревновании? — Тем, кто выиграл титул, не обидно. Мне вот точно. Да и почему, спрашивается? Да, «Зенит» не слишком красиво играл в первом круге. Но мы даже с такой игрой заняли первое место. А когда набрали ход, нас стало не остановить. Мы уже не играли в такой футбол, как в первом круге. — Да и конкуренты не спали. — Вот именно. Если я правильно помню, армейцы набрали во второй половине чемпионата 31 очко, «Спартак» — 33, а мы — 34. Но почему-то даже после этого говорят, что Газпром все купил, а ЦСКА и красно-белые ничего не купили. Говорю же — бред полный. — В общем, формула чемпионства проста: много денег… — В команде собраны очень квалифицированные футболисты. И немудрено, что мы, сыгравшись, стали показывать отличный футбол. Но глупо отрицать, что соперники нам дали шанс. ЦСКА, например, пережил спад, когда бразильцы уехали играть за сборные. «Локомотив» показывал невнятный футбол. Со «Спартаком» в середине сезона было что-то не так. Это, безусловно, нам помогло. Но все это не проблемы «Зенита». Драки — это рабочий момент — Каково выступать в команде, в которой практически каждый футболист чем-то знаменит? Например, Анатолий Тимощук — самый дорогой защитник страны и собирает иконы. Андрей Аршавин участвовал в выборах в Законодательное собрание. Про Фернандо Риксена и говорить нечего — он, наверное, лишь Полу Гаскойну уступает. — А их «уникальность» во время сезона не была видна. На тренировку никто не приходил с иконами. Андрей не носил депутатский значок, а Фернандо был всегда трезв (смеется). Нормальные, обычные люди. Может быть, только болельщики с такой колокольни смотрели на футболистов, но для меня они просто партнеры по команде. — Казалось, вам в «Зените» будет сложно: такой простой — и в клубе, где столько оригиналов... — Я очень неконфликтный человек. Надо сильно постараться, чтобы меня вывести из себя. Так что я ни на что не обращал внимания. Если у кого-то и проявлялась звездность — хотя я этого ни разу не видел — то все проходило мимо меня. Поймите, все было не так, как это, возможно, выглядело со стороны. — Драки же были во время предсезонных сборов... — Меня тогда в клубе еще не было. А вообще, это рабочие моменты. Предсезонные сборы подходили к концу, все друг от друга устали. Вы что же думаете, в других командах такого не происходит? Зря. Я вот помню и по «Амкару», и по «Торпедо», что к концу сезона обстановка становилась более нервной. Когда постоянно видишь одних и тех же людей, все это надоедает. И драки случались. Кстати, хочу отметить, что в «Зените» этого как раз и не было. В конце сезона мы не хотели перегрызть друг другу горло. Просто все решали серьезную задачу и были сконцентрированы на ней. — Но ведь и по-русски в «Зените» не все изъясняются. — Ну и что? Не думаю, что это было большой проблемой. Конфликтов на этой почве не было, все поддерживали друг друга. — Появился у вас в «Зените» друг, каким был в «Торпедо» Сергей Кормильцев? — Таких людей, как Кормильцев, вообще редко встретишь в жизни. Да и в нашем футболе таких, как он, — пара человек. — В «Зените» выступают корейцы, с которыми вы раньше не сталкивались. Мнение о ребятах из этой страны изменилось? — А у меня никакого мнения и не было. Нормальные люди, играют в футбол. — Не разговаривали с ними? — Я даже жил с Ким Дон Джином в одном номере какое-то время. Прекрасно ладили и общались. На смеси английского и русского. Он про семью спросит — и я про семью. Он английский знает лучше, чем я. На бытовом уровне немного говорю. Квалифицированный Адвокат — Дик Адвокат — первый иностранный тренер в вашей карьере? — Да. — И как он вам после российской тренерской школы? — Нормально. Тренировки, например, более игровые, а это очень хорошо. После сборов с Георгием Ярцевым сразу стало легче. Опыт у Адвоката, несомненно, большой. — Неужели сразу ко всему привыкли? — Единственное, что было непривычно, так это присутствие переводчика. Но потом перестал на это обращать внимание. — Разговаривали с Адвокатом один на один? — Те, кто владеет английским, часто с ним беседовали. Если он говорит простые вещи, то ты все понимаешь и стараешься ответить. Но все равно без переводчика трудно. — Он уйдет из клуба? — Даже не знаю. Сразу после окончания чемпионата он должен был объявить о своем решении, но не сделал этого. Ждем его решения. Видимо, он еще раздумывает. — Вы говорили, что будете сожалеть, если Адвокат покинет клуб. — Я не так говорил. Я сказал: хотелось бы продолжить сотрудничество с ним. Думаю, и Адвокату понравилось выигрывать чемпионский титул. Кроме того, он мне доверяет, и я ему доверяю. Но сожалеть... Это же профессиональный спорт, тут подобное постоянно происходит. Просто я бы с ним еще поработал. — Да уж, вы сделали гигантский скачок. Перешли из клуба, который покинул премьер-лигу, в коллектив, который стал чемпионом. Более того, вы лидер чемпиона, основной игрок. Неужели знали, что все так получится, настаивая на своем уходе из «Торпедо»? — Конечно, не знал. Предполагал, что первое время буду сидеть на скамейке запасных. И шанс у меня появится в случае, если кто-то из основных игроков травмируется или схлопочет дисквалификацию. Так ведь, кстати, и получилось. Во втором туре я появился на поле из-за травмы одного футболиста. Просто все сложилось удачно. Вышел и ¬забил. — А куда-то еще звали, кроме «Зенита»? — Звали. Но сейчас нет смысла об этом говорить. — Угадали, выходит? — Выбор мой был на сто процентов правильный, сейчас я могу об этом сказать с полной ответственностью. Спасибо моим агентам — Сергею Бажанову и Ренату Атаулину. Они мне советовали, какой клуб выбрать, если бы отпустили из «Торпедо». Мы остановились на «Зените». Так я из первого дивизиона сразу попал в клуб, ставший чемпионом. Лучшим бомбардиром станет Погребняк — Голова кругом от такого сезона не пошла? В «Торпедо» вы были одним из многих, а в «Зените» стали настоящим лидером. И забиваете столько, что иным форвардам не снилось. — По поводу голов интересно получается. Я сейчас играю на такой позиции, что у меня много моментов появилось. Как-то подсчитал на досуге, что за весь чемпионат у меня было 14–15 моментов для взятия ворот, и я забил девять раз. То есть реализация выше 50 процентов. А если бы не голы, то никто бы и не писал, что я лучший игрок чемпионата. — В «Торпедо» вы три года не могли забить… — А моменты были — даже больше, чем в «Зените» сейчас. Но мяч не шел в ворота. А в этом сезоне почти все залетало. Наверное, я просто стал бережнее относиться к голевым моментам. Если они появляются, надо реализовывать. К каждому нужно относиться серьезно. — В следующем сезоне сможете обогнать Романа Павлюченко? — Нет, в следующем сезоне Павел Погребняк будет лучшим бомбардиром. Он конкурент Павлюченко. А моя задача не остановиться на достигнутом. Надо прогрессировать. — Нет ощущения, что все во многом случайно так удачно получилось? — Нет, не думаю. Голы я стал забивать во втором круге, когда вся команда побежала. Физическое состояние было неплохое. — Спасибо, значит, Георгию Ярцеву? — Может быть. Когда пришел в «Зенит», Влад Радимов удивлялся, что мы с Анатолием Тимощуком в полном порядке, хотя с командой сборы не проходили. Но и я в течение сезона попал в функциональную яму. Где-то в середине чемпионата тяжело пришлось. — Вы еще стали и основным игроком сборной страны. — Ну основным или не основным, не знаю. Так, привлекают. Я в обойме. С англичанами на «Уэмбли» не должен был играть. Но Юрий Жирков потянул заднюю мышцу, и меня поставили. А потом, поскольку забил гол, который не засчитали, поставили и в «Лужниках». — На «Уэмбли» всем показалось, что команда задрожала? — Когда выходишь и видишь такое число болельщиков, конечно, страшновато. Но игра начинается — ни на кого не обращаешь внимания. Ошибки бывают, но, поверьте, не от волнения. — Но вокруг бегают люди с журнальных обложек! — Никто на это не смотрит. Я уже пошутил после товарищеского матча в Испании, что, когда появился на поле, пожалел, что не взял «мыльницу». Ведь вокруг бегали Рауль, Сальгадо, другие звезды. Журналист как-то очень серьезно к этому отнесся и написал, что я потерялся на поле из-за волнения. Хотя ничего подобного со мной не происходило. — За границу собираетесь? — Нет, что вы? Я хочу в «Зените» еще поиграть. — За границей — спокойно… — Мне там было бы скучно. ¬Честно.
img
img
img