×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
11:00, 24 июля 2007 года
11:00, 24 июля 2007 года

Защитник «Зенита» Эрик Хаген: Странно, когда не слушают капитана...

Накануне матча со «Спартаком» корреспондент «Советского спорта» встретился с защитником «Зенита» норвежцем Эриком Хагеном. Всегда интересно узнать, как себя чувствует европеец в чужой, совсем не похожей на родную стране.

Накануне матча со «Спартаком» корреспондент «Советского спорта» встретился с защитником «Зенита» норвежцем Эриком Хагеном. Всегда интересно узнать, как себя чувствует европеец в чужой, совсем не похожей на родную стране. ОЧЕНЬ СКРОМНЫЙ НОРВЕЖЕЦ Ждать начала интервью с Хагеном пришлось почти два часа. Телефон в его номере не отвечал, и, учитывая, что в этот день – пятницу, 20 июля, Хаген праздновал 32-й день рождения, я предполагал, что Эрик вместе с партнерами по команде – Риксеном и Крижанацем – отправился посидеть в какой-нибудь ресторан близ гостиницы. Ожидания, однако, оказались ошибочными. Выяснилось, что норвежец в номере и просто беседует по мобильному телефону. – Интервью? – Эрик с телефоном в руке приоткрывает дверь гостиничного номера. – Никаких проблем – заходите. О дне рождения специально не заикаюсь – жду, пока Эрик скажет об этом сам. Но во время полуторачасового интервью он не сделает этого ни разу. Ну очень скромный норманн! – Вы очень долго разговаривали по телефону, Эрик. Если не секрет – на том конце провода была любимая? – И она тоже, – внешне суровое лицо норвежца расплывается в добродушной улыбке. – Но беседовал не только с ней – еще и с друзьями. – Сколько же денег тратите на звонки близким людям? – Не очень много. Правда, припоминаю, как в день подписания контракта с «Зенитом» я заплатил за телефонные разговоры аж тысячу долларов. Прошел медобследование, и наступил момент окончательно определяться – соглашаться на переезд в Санкт-Петербург или нет. Мне было необходимо посоветоваться с любимой женщиной, родителями. Я очень привязан к этим людям, и решение о подписании контракта далось мне с большим трудом. А сейчас же я в основном звоню через компьютер – это гораздо дешевле и удобнее. – Вспомните, когда вы впервые узнали об интересе «Зенита». – После одного из матчей на Кубок Норвегии. Подошел агент и сказал, что ко мне проявляет интерес российский клуб. Был я на примете и у трех английских команд, но в Англию меня не тянуло. – Как же так? Скандинавы, насколько мне известно, боготворят английский футбол и стараются попасть именно в тамошнюю премьер-лигу. Хорошие стадионы, европейская жизнь, высокий имидж на родине… – Все это правда. Но поступать так, как большинство, – не для меня. Хотелось чего-то нового. Хотя я ничего не знал ни о российском футболе, ни о вашей стране. – Какой в Норвегии видят Россию? – Старой, неразвитой страной. Многим кажется, например, что здесь повсюду проблемы со светом. Когда я впервые оказался в Санкт-Петербурге, был шокирован: увидел красивый и современный город. – Вы сказали, что подписание контракта далось вам с большим трудом. О чем тогда думали? – О, в моей голове пролетали сотни мыслей! Понимаете, я жил с девушкой, но по-прежнему поддерживал очень близкие отношения с родителями. А тут в 29 лет предстояло уехать в другую страну. «В «ЗЕНИТЕ» СТАЛ ПОЛУЧАТЬ В ДЕСЯТЬ РАЗ БОЛЬШЕ» – Что же заставило согласиться на переход в «Зенит», – деньги? – Да. Не буду врать. Когда расставался с болельщиками «Волеренги», открыто им сказал о деньгах. – Во сколько, если не секрет, выросла ваша зарплата? – Больше чем в десять раз. – Ваша девушка тоже перебралась в Санкт-Петербург? – Да. Я ей сразу сказал: я хочу, чтобы ты поехала со мной. В первое время было неимоверно трудно в «Зените»: команда находилась на сборах, и два месяца я был один. Первую неделю чувствовал себя ужасно. Так плохо не было никогда в жизни. В команде очень мало людей говорили по-английски. К тому же я очень застенчив. Не могу подходить к малознакомым людям и начинать с ними разговаривать. Для новичка это очень плохо, но я вот такой. Та неделя стала худшей в жизни! Как в аду! Через семь дней не выдержал и позвонил боссам прежнего клуба – «Волеренги». Узнал, что «Зенит» на тот момент еще не расплатился за мой трансфер. Также мне сказали: если хочешь вернуться к нам, делай это прямо сейчас. Однако я решил остаться. Но попросил, чтобы мне разрешили привезти на сборы мою девушку, – мне бы стало гораздо легче. – Хотели, чтобы клуб оплатил ее приезд? – Нет-нет! Я собирался сделать это сам. Просто спросил разрешения. Мне отказали. Но, несмотря на это, я все равно позвал ее. – Как на это отреагировало руководство? – Мы были очень осторожны, – Эрик снова улыбается. – Любимая помогла мне почувствовать себя лучше, так что в команде должны были быть только рады этому. – Как часто вы летаете на родину? – Моя девушка живет со мной, поэтому только в отпуск или на матчи сборной. А в первое время покупал билет при первой возможности. – Вы не знаете русского языка. Почему не пытались его выучить? – Пытался. Но когда пришел Адвокат, перестал делать это. В тридцать лет такой сложный язык давался очень тяжело. «Я ВЕДУ СЕБЯ СЛОВНО РЕБЕНОК» – Как нынче строится ваш обычный день? – Просыпаюсь в девять утра. Далее легкий европейский завтрак – сэндвич или что-то в этом роде. Затем еду на тренировку. Дорога близкая – занимает всего две-три минуты. Домой возвращаюсь в час дня, и наступает время компьютера. Либо ползаю по Интернету, либо наслаждаюсь компьютерными играми. В основном стратегиями. Если быть честным, то я веду себя словно ребенок. Поиграв в компьютер, с радостью могу взять в руки пульт от детской электрической машинки и играть с ней. – Комиксы не читаете? – Читаю. А что? Мне нравится!.. – Чем же в это время занимается ваша девушка? – Она тоже много времени проводит за компьютером. Часто через Интернет общается с людьми из других стран. – Вы из дома выходите? – Редко, поскольку оба – домоседы. Некоторые игроки «Зенита» из-за этого считают меня немного сумасшедшим. Я им сказал: да, в этом плане я не похож на вас. Но таков мой стиль жизни, и меняться я не собираюсь. – Ваша девушка работает? – Нет. – Как же вы познакомились, если оба любите сидеть дома? – В тренажерном зале, где она работала инструктором. – Когда свадьба? – Не знаю. Не думаю об этом. Но хочу, чтобы она состоялась в маленькой церквушке в американском Далласе. – Почему именно там? – Там очень красиво. Если бы я был одинок, купил бы там ранчо. И, возможно, перебрался бы туда жить. Хотя бы на время. – Сколько вы уже вместе? – Восемь лет. – Неужели ваша любимая ни разу не говорила о свадьбе? – Она же женщина! Конечно, говорила! Два года назад у нас состоялась помолвка. Возможно, это был мой способ заставить ее перестать говорить о свадьбе, – на этот раз норвежец не сдерживается от смеха. «ЗА РУЛЕМ Я – ГОРНОЛЫЖНИК» – Вскоре собираюсь поехать в Санкт-Петербург. Похоже, вы мне не посоветуете хорошее кафе или клуб для посещения. – Нет. Обратитесь к Ивице Крижанацу. Он – хорват. Эти люди любят наслаждаться жизнью, а не сидеть дома. Я не говорю, что он расслабляется как сумасшедший. Просто любит проводить время в городе. Знает Санкт-Петербург лучше местных жителей! Каждую улочку, каждый дворик. – На что же вы тратите больше всего денег? – На Интернет. Я плачу за каждый мегабайт, который скачиваю. К сожалению, другой тариф поставить не удается. – А как же одежда? – Нет, я не шмоточник. Подруга покупает чуть более дорогие вещи, но тоже не транжира. – Как насчет автомобиля? – У меня «Мерседес» 2002 года выпуска. Как видите, и здесь не шикую. – Вы – иностранец. Интересно узнать ваше мнение о Санкт-Петербурге. – В первую очередь мне нравится, что в любое время я могу приобрести все, что мне необходимо. Я родился и вырос в маленькой деревушке, где о таком можно лишь мечтать. Также мне очень нравится водить норвежских друзей по питерским достопримечательностям – в Зимний дворец, Петергоф. Гости в восторге! Обязательно должен упомянуть и фанатов «Зенита». Когда весь стадион в голубых тонах – смотрится потрясающе. Не ожидал такого, когда переезжал в Россию. Дома такого не встретить. – Что вам не нравится? – Пробки и стиль вождения. Сначала я думал, что в этом городе никогда не сяду за руль. Но теперь вожу не менее нагло, чем местные жители. Примерно так же, как лыжники спускаются по горным склонам. На дороге я словно горнолыжник! Еще мне очень не нравится ярко заметная разница между богатыми и бедными людьми. Особенно она видна, когда выезжаешь в другие города. – Помогаете бедным? – Иногда даю по тысяче рублей. Для игрока это небольшие деньги, а для людей – существенная помощь. Когда вижу, как тяжело людям жить, остро чувствую, что футбол – далеко не самое важное занятие в жизни. – Что после подобных слов скажете о юных российских партнерах, которые зарабатывают еще больше вашего, но при этом ведут себя несколько иначе? – Я считаю, что человек, зарабатывающий миллион долларов, равен тому, кто получает сто. Нельзя ощущать себя выше кого-то только потому, что больше зарабатываешь. – Можно ли сказать, что в этом плане вы не понимаете некоторых партнеров по команде? – Однозначно можно. – Пытались на правах более опытного человека с ними поговорить? – Нет. Кто я такой для них? Не только в «Зените», но и в других российских командах молодые футболисты ведут себя как звезды. Иногда мне кажется, что они слишком быстро заработали деньги. Не все понимают, что они не так уж важны в жизни. Деньги необходимы, чтобы сделать жизнь комфортной – купить дом, автомобиль, путешествовать по миру. Но на них не купишь ни любви, ни дружбы, ни уважения. «ЕСЛИ НЕ БУДУ ИГРАТЬ, УЕДУ» – Вы уже немолодой игрок. В последнее время потеряли место в основном составе. «Зенит» приобрел молодого центрального защитника. Есть ли смысл оставаться в команде? – Действительно, я сейчас, наверное, только четвертый центральный защитник. Передо мной Ломбертс, Шкртел и Крижанац. Понимаю, что будет сложно. Но я все равно выкладываюсь на каждой тренировке на сто процентов. Безусловно, мне хочется выходить на поле. Я выступаю за сборную Норвегии, которая борется за попадание на Евро-2008. Чтобы оставаться в национальной команде, мне необходимо играть постоянно. – Вы беседовали с Адвокатом о будущем? – Да. Диалог получился продуктивным. Но его содержание останется между нами. – До окончания трансферного периода остается чуть больше месяца. Будете искать новые клубы? – Не знаю. Все может случиться. Если не буду играть, наверное, начну поиски новой команды. – Менее года назад вы, похоже, были уверены в своем будущем. Даже купили дом под Санкт-Петербургом. – Да. Во-первых, это очень удобно – он расположен рядом с базой. А во-вторых, мы хотели жилищных перемен. – Если уедете, что будете с ним делать? – Мы как раз обсуждали этот вопрос с девушкой. Пока не решили. С одной стороны, в Санкт-Петербурге нам очень нравится, и даже после отъезда мы будем туда возвращаться. В такой ситуации собственный дом очень удобен. Но с другой стороны – стоит ли круглый год содержать дом ради нескольких приездов? В общем, мы размышляем. «АТМОСФЕРА ЛУЧШЕ, ЧЕМ ПРИ ПЕТРЖЕЛЕ» – Поговорим о «Зените». В интервью «Советскому спорту» Дик Адвокат сказал, что в команде нет хорошего микроклимата. – По сравнению с временами Властимила Петржелы атмосфера значительно улучшилась. Ребята больше общаются друг с другом. Да, до сих пор мы разбиваемся на группы по интересам. Но при чехе мы вообще не общались между собой, а сейчас с этим нет никаких проблем. Тому же Ломбертсу намного проще адаптироваться, чем ранее было мне. – Адвокат говорит, что у команды нет лидера. – Его нельзя сделать. Лидерами рождаются. Я бы хотел видеть в «Зените» человека, который щелкнет пальцами – и все его послушают. – Аршавин, Тимощук – не такие люди? – Я этого не говорил. Их влияние довольно велико. Но в той же Норвегии оно еще больше. Капитана все слушают. А в России – нет. Таков менталитет. Для меня странно, когда человек молод, и не слушает капитана. В Норвегии мы таких сделали бы инвалидами. – В смысле? – На тренировке подкатились бы как нужно, и парень пропустил бы полгода, подумал о своем поведении. Когда я был молодым, держал рот на замке. Наслаждался тем, что играю со взрослыми. – Вам уже приходилось разбираться с молодыми? – К счастью, нет. – Поэтому вы и отказались от капитанства в «Зените»? – В принципе да. Здесь бы меня не слушали. Капитанство дало бы мне только повязку. – У Тимощука сейчас такие же проблемы? – Ему проще, так как украинцы и россияне похожи. К тому же он говорит по-русски. – Некоторое время назад Аршавин на одном из телевизионных каналов сказал: команда не понимает, что от нее хочет Адвокат. Что изменилось с тех пор? – Дик гораздо больше времени, нежели предшественник, уделяет тактике. Для россиян это очень непривычно. – Что непривычно? – То, то форварды постоянно должны прессинговать защитников. Знаете, мы в Норвегии – чемпионы мира по тактике. Только ею и занимаемся. В России футбол гораздо лучше. Лишь с тактикой некоторые проблемы. – Команда поняла Адвоката? – Да. Только не все упражнения ребята научились делать автоматически. Какое-то время уходит на обдумывание. – Что голландец требует от команды? — Если сильно упростить, то Дик хочет, чтобы в защите мы играли плотно, а атаковали быстро. Старается, чтобы команда действовала красиво. Но пока у нас не все получается. Также Адвокат требует дисциплины. С его приходом, например, больше никто не разговаривает по телефону перед игрой в автобусе или раздевалке. И никто не дает интервью после отбоя, – Эрик выразительно посмотрел на часы, на которых было без пяти одиннадцать. Трехсот секунд до отбоя мне вполне хватило, чтобы покинуть номер норвежца.
img
img
img