×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
18:10, 31 октября 2019 года
18:10, 31 октября 2019 года

Александр Васютин: «Современные мячи летают странно, но нас это не оправдывает»

Вратарь сине-бело-голубых — о футбольном детстве, о жизни в Финляндии и Норвегии и о своих задачах в «Зените».

— Обычно для того, чтобы стать вратарем, мальчику нужен повод. Вас впечатлил кто-то из голкиперов тех лет?
— Я такого не помню. Поначалу мы в «Смене» все были «просто футболисты». Тренер чередовал нас на всех позициях — в детских школах так часто делают. Когда мне было лет 9-10, однажды в двусторонке настала моя очередь защищать ворота, и мне разбили нос. На трибуне сидела моя бабушка и очень переживала. Но после игры я вышел к ней довольный и сказал: «Бабуля, пойдем купим вратарские перчатки. Мне так понравилось!» С того момента всё и началось. Я стал ходить на вратарские тренировки к Владимиру Павловичу Савину и Андрею Николаевичу Михайлову.

Вратари делились на младшую и старшую группы. У младших тренировки проходили два раза в неделю. Когда наступил переходный возраст, я мог сначала потренироваться с младшими вратарями, потом со своей командой и вечером — со старшими. Но третью тренировку нужно было заслужить, хорошо проведя первые две. 

— Ваш брат — тоже вратарь. Это накладывало какой-то отпечаток на жизнь семьи? Летал ли мяч по квартире?
— Нет, ведь мы много играли в футбол за пределами дома. Кроме школы — на даче, на улице, если было время. В квартире — только периодически, в коридоре. 

— Также известно, что вы с братом и отцом заряжали на фанатском Вираже. Но туда можно попасть только через собеседование. 
— На тот момент всё было не так строго. Поначалу, когда не могли пойти, свои абонементы нам передавали родственники. Потом мы покупали абонементы сами. У меня до сих пор есть знакомые на Вираже, так что через несколько рукопожатий я знаю, что там происходит.

— Как и другие мальчишки-сменовцы, вы подавали мячи во время матчей на «Петровском». В частности, когда «Зенит» в полуфинале Кубка УЕФА громил «Баварию». Была ли установка подавать мячи медленнее?
— По идее, это общепринятые хитрости, их используют почти все команды. Если игра непростая и мяч нужен сопернику, следует его немного попридержать. Своему отдаешь быстрее.

— Такие приемчики тренируются?
— Нет, только обговариваются. Мальчики приходят на матч со своими тренерами, те говорят: «Читайте игру». Это тоже своего рода обучение. 

— За «Баварию» тогда играл знаменитый и авторитетный вратарь Оливер Кан. Не было страшно, что он на вас накричит?
— Мальчики стоят на определенной дистанции друг от друга, мяч лежит за рекламным щитом. Вратарь поворачивается — стоят три человека, и он даже не знает, на кого кричать. В Норвегии была ситуация, когда запасной мяч ставили за воротами посередине. Вратарь по-любому долго за ним идет, и команда выигрывает время.

— Еще одна история из вашего детства. Когда Михаил Кержаков защищал ворота молодежки «Зенита», однажды во время матча он попросил вас завязать ему шнурки. Сейчас, когда вы работаете вместе, не напомнили ему ту ситуацию?
— Конечно, напомнил. Посмеялись.

— То, что сейчас вы с ним, по сути, конкуренты, какие вызывает эмоции?
— «Конкуренты» — звучит не очень. Мы делаем одно общее дело на благо команды. Каждый хочет быть первым, но это никак не влияет на наши взаимоотношения. 

— Они дружеские или деловые?
— За пределами поля дружеские. В тренировочном процессе — больше профессиональные, но тоже бывают моменты, когда можно чуть-чуть расслабиться, разрядить обстановку. Мишаня — душа компании, Андрюха — тоже. И вообще атмосфера у нас отличная.

***

— Однажды Андрей Лунев сказал в интервью, что гол — это всегда ошибка вратаря. Вы согласны?
— Бывают мячи, которые кажутся неберущимися, но после просмотра записи ты понимаешь, что, если бы двинулся чуть левее или правее, вперед-назад, может, получилось бы выручить. 

— Если вы пропускаете и понимаете, что ошиблись, как быстро такой эпизод пережить?
— Его надо просто отпустить — это уже случилось. Думать об ошибке нельзя, иначе будет еще хуже. 

— Вы защищали ворота «Зенита» в контрольном матче с «Сочи» и пропустили после удара издали. Что там произошло?
— Мяч вильнул. Я видел удар, стал двигаться по полету мяча, а когда опустился принимать его, он нырнул в сторону. Пытался выставить руку, но отбить не смог.

— Это из-за того, что такие мячи сейчас? 
— Они странно летают, непредсказуемо меняют траекторию. Но это нас не оправдывает.

***

— После «Зенита» вы играли в Финляндии и Норвегии. Где понравилось больше?
— Это два совершенно разных этапа, которые были полезными по-своему. Где-то приятными, где-то не очень. В Финляндии была аренда. Первый раз на три месяца, потом на сезон и еще три месяца. Ты получаешь игровую практику, но всё равно знаешь, что у тебя есть «Зенит». Жизнь в Норвегии — совершенно другое, потому что это переход в другой клуб. 

— Можно ли финский футбол по уровню сравнивать с российским?
— Это сложно. Российского уровня я на себе еще не прочувствовал, в других лигах не играл. Одно дело видеть матчи, другое — принимать в них участие. 

— Но вообще финны играют неплохо?
— Да, есть команды очень приличные — ХИК и несколько других, которые всегда наверху. У них хорошие стадионы, условия, довольно высокая посещаемость — тысяч пять. Бывают удачные сезоны, бывают не очень, но всё равно они играют в квалификации еврокубков и проходят определенные стадии. Иногда добираются до группового этапа, как тот же ХИК, например.

— В 2017-м вас признали лучшим вратарем Финляндии. Конкуренция за этот приз серьезная была?
— Я даже не знал, что за вратарями следят, а потом награждают. Но хорошие вратари в Финляндии есть — и опытные, и молодые.

— Воспитанник «Зенита» Максим Рудаков, ставший чемпионом Финляндии в составе ХИКа, говорил, что выиграть конкуренцию у местных воспитанников нелегко.
— Конечно. Местному всегда проще, потому что он говорит на одном языке с командой и тренером. От коммуникации зависит многое. Если ты будешь сам по себе, без контакта с другими игроками, ни к чему хорошему это не приведет. 

— Тренеры вратарей в Финляндии есть?
— В большинстве команд да. У меня был, у Макса тоже.

— А как обстоят дела с фанатами?
— Своего рода «вираж» у «Лахти» тоже был. 

— «Лахти» — родной клуб Яри Литманена. Даже памятник ему есть. Чувствуется, что для финнов это культовая фигура?
— Это не то чтобы культ. Просто, когда здесь говорят о футболе, Литманена всегда много. Финны его очень уважают, по-другому быть не может. А памятник стоит прямо перед раздевалками стадиона, на котором «Лахти» тренируется и играет в плохую погоду — ранней весной либо в конце осени. 

— Гол, который вы забили в первом же матче за «Лахти», сделал вас знаменитым на всю страну?
— На страну — точно нет. Это было скорее городское событие.

***

— Вы рассказывали, что, когда играли в Норвегии, ездили в соседнюю Швецию за продуктами. Так поступали и местные игроки. Они такие бережливые или им мало платят?
— Зарплаты приемлемые, но не большие. Люди всё равно считают деньги. Высокие налоги, дорогая жизнь, а мясные продукты, например, в Швеции раза в два дешевле. Если есть возможность сэкономить, зачем платить больше?

— Как такие шопинг-туры выглядели?
— Собирались после тренировки по несколько человек, садились в машину, по дороге общались. Потом закупались продуктами недели на полторы-две — и домой. 

— Говорят, что норвежцы совсем не такие, как мы. Не ходят в гости, в лучшем случае в ресторан пригласят на торжество, а потом каждый платит за себя.
— Я тоже слышал об этом. Мне даже рассказывали историю, что, если бабушка приходит на день рождения внука и приносит торт, остатки потом уносит с собой. Но футбольная команда — это немного другое. Это коллектив, в котором ты общаешься близко. 

— Что еще удивило в Норвегии?
— Очень размеренная езда. В моем городе с населением 30-50 тысяч человек, если в час пик ты стоишь на светофоре две минуты, это считается пробкой. Ездят все по правилам. Ограничение скорости — 30-50 километров в час. Распространенное лишение прав — в зоне «30» ехать 50.

Еще мне друзья рассказывали, что декретный отпуск в Норвегии делится на двух человек. Сначала в декрете мама, потом папа. Ты можешь отказаться, но тогда потеряешь деньги — передать свою часть оплачиваемого отпуска маме нельзя.

Со мной была другая история. Однажды я пришел в салон связи, чтобы получить сим-карту. Мне говорят: «Предоставьте контракт, мы должны знать, что у вас есть деньги, чтобы платить за телефон. У нас так принято». Речь шла о 250 кронах — это 25-30 евро. Говорю: «Я в команде футбольной играю, проверьте». — «Мы спросим у руководства, можно ли так сделать. Но, скорее всего, вам придется принести трудовой договор». На следующее утро прислали электронное письмо, что сим-карту согласовали без договора.

— Сами всё выяснили?
— Наверное. Там можно узнавать, сколько человек зарабатывает. Всё в открытом доступе. Условно, я могу сделать запрос про вас и всё узнать, а вам об этом просто придет извещение. Согласия никто не спрашивает. В определенный день в местной газете появляется список самых высокооплачиваемых жителей: «Этот доктор за год заработал столько-то миллионов крон, а этот менеджер строительной фирмы на миллион меньше».

— Футболисты бывали в топе?
— Не помню. По-моему, нет.

— Скучно за границей вам не было?
— Финляндия недалеко от дома. Если скучал, можно было просто собраться и приехать. В Норвегии мне очень повезло, что были друзья. А так в свободное время — тренажерный зал, чтение, игра в приставку, просмотр футбола и сериалов.

— Рыбу ловили?
— Не могу сказать, что я фанат рыбалки, ее больше любят папа с братом. В Норвегии меня приглашали половить дважды. Один раз не смог пойти, потому что документы какие-то оформлял, а во второй раз парень из команды собрал всех легионеров и сказал: «Завтра после тренировки идем». В итоге никуда не пошли. 

***

— Вы уходили из «Зенита» при одном тренере, вернулись при другом. Насколько всё изменилось?
— Когда уходил, особого отношения к главной команде я не имел. Сейчас совершенно другой период. Мне всё очень нравится, комфортно себя чувствую в коллективе, и атмосфера у нас домашняя, приятная.

— Некоторые болельщики удивляются тому, что вы вернулись. В «Сарпсборге» вы были основным вратарем, в «Зените» пока запасной.
— В Норвегии я добился определенных результатов и понял, что настало время делать шаг вперед. Даже если бы это был не «Зенит», а условный датский «Копенгаген» или шведский АИК, место в воротах мне бы никто не гарантировал. Переход на новый уровень — это новая попытка выиграть конкуренцию, доказать свою состоятельность. 

— Какие задачи вы ставите перед собой в «Зените»?
— Как и любой уважающий себя футболист, хочу получать игровое время и приносить пользу команде. 

— Готовы спокойно ждать своего шанса?
— Не ждать, а доказывать, что я его заслуживаю. 
img
img
img