Андрей Лунев: «Новость о том, что стал первым номером сборной, узнал от мамы»

Вратарь сине-бело-голубых — об отпуске, национальной команде и своем главном критике.
Андрей Лунев: «Новость о том, что стал первым номером сборной, узнал от мамы»
— Учитывая то, какое у вас было насыщенное лето, был ли необходим такой длительный отпуск?
— Да, впервые в карьере так сложилось, что вообще без отпуска был летом. Пришлось непросто по ходу 2018-го — без пауз, без отдыха, но это футбол, и так во всех топовых чемпионатах. Пауза была нужна, надеюсь, провел ее плодотворно.

— Можете вспомнить самый лучший день отпуска?
— 31 декабря. Отметили праздник в Дубае с родителями, в семейной обстановке. Нечасто у нас получается собираться вместе. На отдыхе, на море, в такой необычной обстановке встретили Новый год.

— Загадывали желание в Новый год?
— Я вообще не загадываю желания, потому что они не сбываются. Надо стараться сделать все, чтобы их реализовать. А загадывать — ерунда.

— Как изменился Андрей Лунев за 2018 год?
— На некоторые моменты посмотрел по-другому с профессиональной точки зрения. Впервые играл в таком графике. Начал уделять большее внимание восстановлению. А так — все то же самое.

— Смотрели футбол во время отпуска?
— Только «Сити» — «Ливерпуль».

***

— Загруженность в течение года повлияла на вашу игру в осенней стадии?
— Не буду так говорить. Повлияла, наверное, но этот процесс в голове. Усталость — ерунда, при должном отношении все должно быть хорошо.

— Что происходило в голове, если не секрет? Чем вы можете быть недовольны?
— Концовкой года. Но это в прошлом, из этого нужно сделать выводы и двигаться дальше, чтобы аналогичных ситуаций не повторялось. 

— Вячеслав Малафеев в свое время говорил, что класс вратаря определяется тем, как он выходит из сложных ситуаций. Согласны с ним?
— Конечно. Если зацикливаешься на ошибках, то продолжается по накатанной. Потом сядешь на лавку. 

— А как с этим быть?
— Сделать выводы, двигаться дальше. 

— Самые обидные ошибки, если вы их таковыми считаете, случились в матче с «Рубином»?
— Я к каждому пропущенному голу отношусь как к ошибке — где-то не выручил, где-то еще что-то. Но, наверное, да.

— Вы наверняка разбирали угловые «Рубина», знали, как они их используют. Что пошло не так?
— Некая неразбериха с нашей стороны, оставили свободного футболиста, который и забил.

— Обидно пропускать после ситуации, которой вы уделили повышенное внимание?
— Все мячи обидно пропускать, не только этот. 

— Болельщики активно обсуждали второй пропущенный мяч от «Рубина». Кто-то посчитал виноватым Анюкова, кто-то — вас. Кричали ли вы: «Я!» — в том эпизоде?
— Конечно. Когда вратарь кричит, идет на мяч с голосом, то это закон, и защитники не должны ему мешать. Если только в исключительных моментах, но не будем углубляться. В том эпизоде крикнул, не рассчитал, на долю секунды потерял внимание. К чему это привело, вы видели.

— Тогда давайте попробуем вспомнить матч в Туле. Там поле повлияло?
— Когда въехал с мячом в ворота? Неправильное решение принял. Думал, спокойно поймаю и сохраню мяч. Поле подмерзло, и просто по инерции вкатился в ворота. Не сориентировался. Понятно, что сейчас я уже проанализировал и сыграл бы по-другому.

— Вы совершенно спокойно можете разобрать свои помарки. Часто о них вспоминаете?
— Нужно же не допускать таких ситуаций в будущем. Тогда это будет показательно — разбираю ли я эти ошибки или нет. Если допустил промах, надо сделать так, чтобы он не повторялся. Люди ошибаются. Главное — делают ли выводы после этого.

— То есть мы вам сейчас соль на рану не сыплем, напоминая об этих эпизодах?
— Это в прошлом, это в 2018-м. 

***

— Ближе к концу года особенно сильно ждали отпуск?
— Нет, хотел провести концовку достойно. Но, можно сказать, это урок на будущее.

— Тот факт, что команда сохранила первое место, помогает психологически?
— Хорошо, что закончили ту часть чемпионата на первом месте и вышли из группы Лиги Европы УЕФА. Если говорить о минусах, то это вылет из Кубка России и потеря солидного преимущества. Сейчас нужно переключиться, забыть, что произошло. Нас ждет совсем другая часть сезона, на которую обязаны выходить мобилизованными и с должным настроем, начинать с нуля. На сборах нужно подготовиться и в психологическом плане, и в физическом, и в техническом, и в игровом. Выйти и сыграть так, как нужно сыграть. 

— Еще в 2018-м вы стали первым номером сборной России. Были готовы к этому психологически?
— Доказывать свою состоятельность надо постоянно. А там — решать главному тренеру. Играть же, понятное дело, хочется всегда, где бы ты ни был. Но к этому надо быть готовым. 

— Акинфеев оставил какое-то напутствие?
— Мы пообщались, конечно. Но я все время, можно сказать, следил за ним. Что-то для себя черпал. 

— Например?
— Манера поведения, лидерские качества.

— О том, что вы будете первым вратарем сборной, Станислав Черчесов объявил на одной из пресс-конференций, даже не дожидаясь окончания вопроса по этому поводу. А вы как узнали, что стали сменщиком Акинфеева?
— От мамы. Она позвонила, рассказала и поздравила. Конечно, такая новость очень порадовала. Хотя это и огромная ответственность. Так что — спасибо за доверие. Буду стараться его оправдывать. 

— Мама смотрела пресс-конференцию Черчесова?
— Да. Она за всеми такими новостями следит. И по телевизору, и через интернет. И плохое, и хорошее читает. Потом, если что, мне пихает. За интервью, кстати, тоже, если я что-нибудь не то ляпну. Говорит — надо держать язык за зубами.

— За какую фразу досталось больше всего?
— За многие.

— А за ошибки в игре от мамы достается?
— Тут я лучше вообще промолчу. Это отдельный разговор, причем не на один день (смеется).

— А хвалить — хвалит? 
— Бывает. 

— У вас строгая мама.
— А как иначе!

— В сборной был момент, когда вы уже стали первым номером, но потом из-за травмы пропустили пару матчей, и играл Гильерме. Не было опасений, что это может перевернуть ситуацию не в вашу пользу?
— Сама травма была неприятным моментом, потому что боялся — это рецидив. Если так — месяц полтора придется пропустить. Больше всего именно этого опасался. Слава богу, обошлось. Но и то, что упустил момент в сборной, — такая мысль тоже посещала. Так что еще раз спасибо за доверие.

— Черчесов поддержал в этот момент? 
— Каких-то таких особых разговоров у нас не было. Просто в сборной и «Зените» следили за моим состоянием. Все было под контролем.

***

— Обычно «Зенит» начинает зимние сборы матчами с не самыми сильными соперниками. Нынешний турнир — совсем другое. Это может как-то осложнить подготовку?
— А какая тут сложность? Мы же с ними сейчас в равных условиях. Они только начали подготовку. «Зенит» тоже. Думаю, цели у всех одинаковые. 

— Интересно снова играть с российскими командами?
— А почему нет? Лучше встречаться с равными соперниками, нежели с какой-то местной командой. Загрузим ей десятку — и что от этого? Никакой радости. Лучше тогда между собой сыграть. 

— Нет опасений, что в матчах турнира борьба будет очень жесткой, по ногам будет доставаться, как в чемпионате России?
— Да нет! Все ведь едим один хлеб. 

— То есть турнир не даст забыть, кто ваши конкуренты в чемпионате? 
— На сборах совсем по-другому, нежели в чемпионате. Можно стать чемпионом сборов, а потом начать проигрывать в чемпионате. Или наоборот. Нельзя делать выводы, исходя из этого. На сборах наигрываются тактические моменты, схемы. Это главная цель у всех. Везде есть перемены, нужно механизм отработать так, чтобы он функционировал по максимуму. 

— В «Зенит» вернулся Ригони. Шуток много на эту тему?
— Ну, вы знаете, кто у нас за них отвечает. 

— В отличие от лета, «Зенит» с первого дня сборов работает практически в полном составе. Это плюс?
— Думаю, да. Но как оно выйдет в официальных играх — посмотрим.    

— К тренерскому штабу «Зенита» на этих сборах присоединился ваш старый знакомый по «Уфе» Виллиам де Оливейра. Что можете рассказать о нем?
— Вилл — крутой мужик! Помню, как играл против него. Вернее, наблюдал со скамейки. Он тогда выступал за брянское «Динамо». Потом перешел в «Уфу», помог команде выйти в Премьер-лигу и остался тренером. Он очень порядочный человек, знает все нюансы своей работы. Трудяга, постоянно совершенствуется и развивается. Могу пожелать ему только удачи. Дай Бог, чтобы он поднялся выше по тренерской лестнице. 

— Складывается впечатление, что он уже русский.
— Так он в России уже столько лет. 

— Что в нем все-таки бразильского?
— Даже не знаю. Наверное, менталитет, если сравнивать с другими бразильцами, которых я встречал. Но Виллиам уже такой обрусевший.                           

***

— Грустные матчи вы вспомнили. А какими играми гордитесь?
— Да никакими. Гордиться нужно потом, если будет какая-то медалька, а сейчас-то что? Каждый сыгранный матч — это уже история, нужно двигаться дальше. 

— Для вас ведь есть разница, сыграли ли вы на ноль или нет?
— Сыграть на ноль приятно, но лучше выигрывать и быть первыми в таблице. 

— То есть согласитесь сыграть все матчи со счетом 3:2 и занять первую строчку?
— Ну, если займем первое место, то хоть 5:4. При этом чтобы я хорошо играл (смеется).