Радек Ширл: «Послушался тренера и постарался нанести удар посильнее и поточнее»

Автор золотого гола в Раменском — о десятилетнем юбилее со дня завоевания первого российского чемпионства клуба.
Радек Ширл: «Послушался тренера и постарался нанести удар посильнее и поточнее»
— Радек, с какими чувствами едете в Петербург?
— Без преувеличения — с восторгом! Ведь когда я был здесь в последний раз — приезжал на отдых со своей девушкой год назад, — как раз обсуждал с друзьями, как было бы здорово в год десятилетия собраться тем составом снова! И вот все происходит, как было задумано. Я с нетерпением жду встречи с городом, ставшим родным, и людьми, к которым у меня до сих пор теплое отношение. С кем-то я не виделся уже бог знает сколько времени. Может, даже эти самые десять лет.

— Насколько нам известно, вы едете не один…
— Да, со мной прилетит близкий друг, а еще брат, которому Петербург тоже не чужой. Он приезжал ко мне сюда раз десять. Нам всем интересно посмотреть, как изменился город. И, конечно же, посетить новый стадион!

— О стадионе в Чехии все знают?
— Конечно, он на слуху — это же такой большой проект! В прошлом году мы плыли около него на «метеоре» по дороге в Петергоф и обратно. Арена производила со стороны впечатление. Да, строительство тянулось долго, но хорошо, что стадион наконец у нас есть. Впереди чемпионат мира, невероятное событие для Петербурга. Все усилия были не зря. При этом я бы ни за что не хотел обидеть «Петровский», я играл за «Зенит» только на нем, он объективно остался для меня номером один, пусть и вмещает меньше зрителей и вообще менее современный. Там я пережил столько незабываемых эмоций…

— Смотрели по телевизору трансляции с новой арены?
— Да. Несколько матчей Кубка конфедераций, кое-какие зенитовские игры. Еще видел какую-то передачу про то, как строилась арена. За делами в Питере я слежу, благо дома установлено много каналов, всегда что-то можно посмотреть и в интернете.

— Вы идете на матч «Зенита» с «Тосно». Знаете такую команду?
— Нет, впервые слышу такое название! Мне, кстати, и в голову бы не пришло, что это где-то недалеко от Питера. Мог бы подумать, что это Сибирь какая-нибудь. Ха-ха.

— Какая программа, помимо матча с «Тосно», вас ждет на этот раз в Петербурге?
— Мы с ребятами проведем в городе четыре дня. Программа у нас, по большому счету, свободная. Прилетит Камил Чонтофальски, пошатаемся по городу, поностальгируем, зайдем в кафе, которые когда-то посещали. Сделаем все, чтобы насладиться моментом. Все будем решать на месте, экспромтом.

— Куда может завести ностальгия?
— Да куда угодно! В прошлом году я специально попросил друга повозить нас по местам, так или иначе связанным со мной. Каких-то заведений, например, уже не было, это немного грустно, хотя и объяснимо. Меня даже спальные районы интересовали, где я поначалу снимал квартиру, когда прилетел холодной зимой 2003-го. Никогда не забуду, как пожилая хозяйка все время приходила меня проведать и все спрашивала, что мне приготовить на ужин. А когда я уходил вечером из дому, начинала переживать: «Ты куда собрался? У тебя же завтра тренировка!» Я тогда по-русски не говорил совсем, впадал в панику от каждой непривычной ситуации. Ведь впервые уехал так далеко от дома.

— Ваш золотой гол болельщики «Зенита» не забудут никогда. А вы?
— Мне, конечно, тоже сложно его забыть. Тем более что я не особо забивающий игрок. Перед той игрой в Раменском Дик Адвокаат просил нас при первой возможности бить по воротам. Когда после стандарта мяч отскочил ко мне из гущи игроков, я послушался тренера и постарался нанести удар посильнее и поточнее. Получилось, что мяч прилетел в сетку.


— Кого из бывших партнеров видели год назад в Петербурге?
— С Владом Радимовым пересеклись на одном мероприятии, куда позвали друзья. Периодически какое-то общение возникало. Кто-то из ребят — уже не помню, кто именно, то ли Слава Малафеев, то ли Саша Анюков — создал группу в мессенджере. Я к ней присоединился. Долго, правда, она не проработала. Обменивались какими-то фразами в течение недели. На самом деле я больше люблю живое общение.

— Болельщики узнавали вас на улицах и год назад?
— Узнавали, и я был этим буквально потрясен. Не ожидал, что столько людей меня помнит и способно узнать с одного взгляда. Это очень грело. При этом мы приехали с подружкой просто посмотреть город, инкогнито, никто об этом не знал. Люди не мешали, все были дружелюбны и тактичны. Как обычно в Питере.

— Вы уже несколько лет живете в Чехии. Там случались встречи с поклонниками?
— Бывало. Когда играл в «Младе Болеслав», приходили на игры русские ребята, желали удачи, фотографировались. Пара встреч была даже в моем баре в Рудне, где я живу, — людям просто интересно было посмотреть. Неожиданно получилось, когда молодая пара узнала меня в тренажерном зале в центре Праги, где я поддерживаю форму. Подошли, сказали, что из Петербурга приехали в отпуск, что не ожидали меня увидеть. «Ты — Ширл?» — спрашивают. Приятно было. Местные рядом смотрели во все глаза, что происходит.

— В футбол играть все еще тянет?
— Тянет, но только на любительском уровне. Чтобы ничего не давило: «Должен, должен, должен…» В команде четвертой лиги, где я выступаю, собраны хорошие ребята, мы получаем удовольствие от футбола. Что еще нужно?

— Властимила Петржелу не встречали?
— Нет, очень давно его не видел. Хотя слежу за ним, разумеется. Он вывел недавно «Баник» (Острава) в высшую лигу. Разумеется, читаю о нем периодически — Властимила часто приглашают экспертом на телевидение, высказывается он и в газетах.

— Остальные чехи, которые были с вами в «Зените», где?
— С Лукашем Гартигом я в постоянном контакте. То же самое — с Камилом Чонтофальски. С Мареком Кинцлом мы выступаем за одну команду. А вот Флахбарта не видел давно, знаю, что он развелся вроде… Павел Мареш живет в Праге, руководит одной фирмой. Но мы с ним не встречаемся, не выходит как-то. Мартин Горак вообще пропал в Швейцарии — уехал туда к двоюродной сестре. Поиграл в местных любительских клубах. Сейчас о нем ничего не слышно. Даже из соцсетей пропал.

— В «Зените» вы свободно освоили словацкий — вашими хорошими приятелями были в разное время Томаш Губочан и Мартин Шкртел.
— Ну, словацкому меня научил гораздо раньше Камил Чонтофальски, еще в Чехии, когда мы вместе играли в «Богемианс». Но с обоими упомянутыми ребятами я немного поддерживаю общение. Шкртела вижу реже — у него своя семья, хотя, когда он приезжает в Прагу, всегда звонит. Я, понятно, к нему в Стамбул не езжу, ха-ха. С Губочаном чуть ближе — ездили как-то вместе к нему на дачу в горах, был также у него на свадьбе.

— Что-то удивило вас в России в прошлом году?
— Таксист, который вез нас из аэропорта, узнал меня и стал разговаривать. Выяснилось, что он, оказывается, был пилотом нашего самолета, который возил нас на выездные матчи. Это невероятная история, которая случилась со мной сразу после прилета в Петербург. Представляете, как легко было почувствовать себя дома?