Сергей Иванов: «Перед дебютом в „Зените“ волновался, но умеренно»

В апреле исполнилось 10 лет со дня первого матча нашей команды с «Амкаром». В интервью «ProЗениту» перед очередной встречей с уральцами Сергей Иванов, защищавший ворота сине-бело-голубых в том поединке, вспомнил, как неожиданно стал основным голкипером, рассказал, почему в Перми после финального свистка товарищи вынесли его с поля на руках, и объяснил, в каких случаях команда делилась на стариков и молодых.
Сергей Иванов: «Перед дебютом в „Зените“ волновался, но умеренно»

— Вы в 2004-м участвовали во всех предсезонных сборах «Зенита», сыграли в пяти контрольных матчах. Как проходила в команде подготовка вратарей?
— Специальных вратарских тренировок тогда, по существу, не проводили. Ассистент Петржелы — Владимир Боровичка — помогал нам размяться. В начале каждого занятия мы минут десять выполняли различные вратарские упражнения, потом присоединялись к общей группе и тренировались вместе с остальной командой. Должности тренера вратарей в «Зените» тогда не было.

— Но ведь до прихода Петржелы с голкиперами работал Сергей Приходько.
— Действительно, работал. Мы тогда много занимались специальной вратарской подготовкой, даже раньше других футболистов выходили на тренировку, чтобы успеть разогреться. Но потом подход изменился.

— Вячеслав Малафеев тогда получил травму в последнем контрольном матче на сборе в Голландии. Как это произошло?
— Подробностей уже не помню, Малафеев неудачно столкнулся с кем-то из соперников, мне пришлось заменить его в конце первого тайма. И я отыграл до конца матча.

— В первом же матче чемпионата получил травму и Камил Чонтофальски. Он тогда с трудом доиграл до конца встречи с «Ротором». В чем была проблема?
— Чонтофальски тоже пошел в стык с кем-то из соперников, и у него сильно болело колено. Потом выяснилось, что повреждение серьезное. В общем, оба вратаря выбыли как минимум на полтора месяца.

— Какие эмоции тогда у вас превалировали?
— Да никаких особых эмоций не испытывал: надо было становиться в ворота и играть. Другого варианта просто не было. Конечно, волнение присутствовало, но умеренное. Всё же я двумя годами ранее играл в премьер-лиге.

— Властимил Петржела каким-то особым образом настраивал вас на матч в Москве с «Торпедо-Металлургом»?
— Никакой беседы у нас с Петржелой не было. Он просто сказал: «А что, здесь кого-то надо дополнительно настраивать? Все профессионалы, все давно работают с командой, у всех контракты». На этом разговор и завершился.

— Товарищи по команде тоже ограничились аналогичными фразами?
— Ребята подбадривали, пообещали, что на руках вынесут с поля, если отстою на ноль. Вот только не получилось тогда: мы долго вели 1:0, но всё же в середине второго тайма пропустили ответный гол. Шел дождь, поле тяжелое, не удержали преимущество. Было очень обидно, потому что вели игру и должны были выигрывать.

— В Перми тогда не было синтетического покрытия, и газон выглядел еще более проблемным. Какими были ощущения, когда увидели болото на стадионе «Звезда»?
— Я подумал, что просто никому не будет. Соперникам придется так же тяжело, как и нам. На таком газоне надо быть очень внимательным, потому что поле в любой момент может преподнести самый неожиданный сюрприз. Тем, кто играет в обороне, вратарю и защитникам, в подобной ситуации необходимо страховаться при каждом действии. Сложности на таком газоне у всех: нападающие не могут спокойно контролировать мяч, вратарю надо время, чтобы приспособиться к отскоку. С другой стороны, у вратаря, в отличие от других игроков, нет права на ошибку, а ее вероятность на таком поле возрастает.

— Каким было тогда отношение зенитовцев к дебютантам премьер-лиги?
— В Пермь мы приехали за победой, и эта мысль не покидала ни на минуту. С другой стороны, сомнения накануне матча всегда есть, тем более что о состоянии поля мы уже имели представление. Всё же мастерство команд разного класса на таком газоне выравнивается. Контроль мяча невозможен, необходимо играть длинными передачами. По большому счету, менее сильная команда не заинтересована содержать домашнее поле в порядке.

— «Зенит» забил довольно быстро, а потом футболисты «Амкара» много атаковали, и в нашей штрафной скапливалось много футболистов. Насколько тяжело было обороняться?
— Да, по моим воротам были удары, но я не скажу, что нас прижали к воротам. Оборонялись спокойно, отвечали контратаками. Всё находилось под нашим контролем. После финального свистка не возникло ощущение, что отбились. Итоговый счет 2:0 выглядел вполне справедливым.

— После матча с «Торпедо-Металлургом» прошло три недели. Вы помнили об обещании своих товарищей?
— Честно говоря, нет. Всё получилось спонтанно. Игра завершилась, и вдруг кто-то вспомнил, что вратарь первый матч на ноль в премьер-лиге провел. Сначала ко мне подбежали несколько человек, а потом и все остальные. Я был не против. Правда, несли меня только до бровки, буквально десять метров.

— Настроение в раздевалке было таким же веселым, как при выходе с поля?
— Это не тот матч, победа в котором вызывает всплеск эмоций. Но настроение было хорошим. Потом в раздевалку зашел Петржела, всем пожал руки, поздравил. Что-то говорил, но что именно — разобрать в гвалте было невозможно.

— Принято считать сезон-2004 одним из самых эффектных в российской истории «Зенита». Удержаться в тройке лидеров не удалось, зато команда показывала задорный и быстрый футбол. Какая атмосфера сложилась тогда внутри коллектива?
— Прекрасная. Мы были молоды, азартны. Коллектив ребят моего возраста принял отлично. Тогда футболистами основы уже стали и Игорь Денисов, и Володя Быстров, и Олег Власов. Многие другие были ненамного старше. И чуть ли не все с ходу заиграли. На стариков и молодых делились только на тренировках, когда проводились двусторонние игры. Заруба каждый раз была страшная, но не забывали друг друга подкалывать.

— Чем главным образом запомнился период, проведенный в «Зените»?
— Я иначе стал воспринимать жизнь. Мои сверстники еще учились в институте, постигали какие-то прописные истины. А я уже играл в главной команде «Зенита». Всё окружающее стало видеться в другом свете. Это было хорошее время.

— В 2005-м вы ушли из «Зенита». С чем это было связано?
— В мае 2004-го Слава Малафеев восстановился после травмы и здорово отыграл в первом же матче — в Москве со «Спартаком», взял пенальти. Так и продолжал играть. У меня был опыт игры в премьер-лиге, я постоянно вызывался в молодежную сборную России, но в своей команде оставался дублером. Хотелось стабильной игровой практики. Надо было двигаться вперед. Поэтому отправился в Нижний Новгород, в первый дивизион. Сезон получился удачным, и через год последовало приглашение в «Аланию». Это был уже более высокий уровень. Но во Владикавказе в конкурентной борьбе за место в составе я уступил Николаю Цыгану. Снова пришлось искать другую команду, в 2008-м выступал в первом дивизионе за подольский «Витязь». Именно в тот момент и обнаружились проблемы со здоровьем.

— Со зрением?
— Да. Врачи настоятельно порекомендовали закончить играть. Высокие нагрузки мне теперь противопоказаны. Это произошло совершенно неожиданно, поскольку ранее со здоровьем всё было нормально.

— Вы довольны тем, что остались в футболе в качестве агента?
— Футбол — мое любимое дело. Так что мне интересно.