Хенк ван Стее: <br>«Не уеду из Петербурга, пока не добьюсь поставленных целей»


Глава молодёжной Академии «Зенита» в интервью газете «Наш «Зенит» поделился первыми впечатлениями от работы в России.
Глава молодёжной Академии «Зенита» в интервью газете «Наш «Зенит» поделился первыми впечатлениями от работы в России.Руководитель молодёжной Академии ФК «Зенит» Хенк ван Стee – Меня давно интересовало то, что происходит в вашей стране. В моем кругу Россию называли спящим гигантом. И вот однажды к вам приехал Гус Хиддинк... Вслед за ним – Дик Адвокат и Кор Пот. Последний – мой большой друг, поэтому при каждой встрече мы много говорили о «Зените». Ну а когда в вашей команде оказался человек, который много помогал мне в Донецке, – Анатолий Тимощук, – я понял, что «Зенит» – неизбежная часть моего будущего (смеется). С того момента я стал интересоваться делами петербургского футбола заметно больше. – И все же вы появились в клубе уже после того, как его покинули голландские наставники во главе с Адвокатом. – В «Зенит» пришел Игорь Корнеев, с которым мы хорошо знакомы еще по совместной работе в «Фейеноорде». Я был директором академии этого клуба, а когда Лео Бенхаккер, тогдашний главный тренер, команду покинул, пять месяцев руководил тренерским штабом. Игорь в ту пору был еще действующим футболистом. Кстати, тогда мне удалось поднять команду с седьмого места в зону Лиги чемпионов. – Корнеев рассказывал нашему изданию о своей работе в академии «Фейеноорда» и о впечатлении, которое на него произвела эта структура. – Игорь провел у нас три года, его действительно очень интересовало развитие детского и юношеского футбола. В результате именно он пригласил меня в Санкт-Петербург. – Согласились сразу? – Каждый в Западной Европе знает, что у вас очень красивый город. А если добавить к этому потенциал пятимиллионного мегаполиса и ресурсы, доступные благодаря крупнейшему спонсору, с точки зрения будущей академии это просто здорово. Именно поэтому мое решение было почти моментальным. Даже несмотря на множество других приглашений. – Сравните увиденное здесь с тем, что застали в свое время в Донецке. – Безусловно, многое похоже, ведь проблемы в России и Украине одни и те же. Именно поэтому, приехав в Санкт-Петербург, испытал своеобразное дежавю. Буквально каждый день говорил себе: «Это я уже видел пять лет назад». И все это было элементами старой советской школы. Ни в коем случае не утверждаю, что она плоха. Но большая часть этой системы должна быть изменена. Это именно то, что я делал в «Шахтере»: старался оставить все лучшее, что имелось, и добавлял к этому современный западноевропейский опыт. – В чем главное отличие советского и европейского подхода? – У вас несоизмеримо большие возможности. Та же Голландия с 16 миллионами населения каждый год выдает двух-трех футболистов мирового уровня. И так происходит уже сорок лет. Потенциал России в этом смысле гораздо выше. Я ни за что не поверю, что пятимиллионный Петербург не может каждый год готовить как минимум одного Аршавина. Почему он пока единственный топ-футболист из вашего города? – В отличие от академии футбольные школы в нашей стране принадлежат государству. – Эта система работает очень просто. Академия «Зенита» хочет иметь у себя сильнейших футболистов во всех возрастах. Для этого необходимо сотрудничество со всеми школами, в том числе и по вопросам подготовки тренеров. Но ведь вы не можете иметь в академии больше 18 ребят одного возраста. Иначе они просто не будут играть. Это означает, что мы работаем вместе со школами и на определенном этапе забираем оттуда сильнейших. И все команды, которые имеются в системе клуба, – резерв, молодежный состав – также являются подразделениями академии. – Еще одна особенность отечественной школы – набирает и выпускает детей, как правило, один и тот же тренер. Иными словами, он работает и с теми, кому семь, и с теми, кому шестнадцать лет. – Это ужасно. Каким бы хорошим ни был специалист, его воспитанник при таком подходе может стать хорошим игроком, но обязательно что-то упустит. В России одна из проблем в том, что уровень подготовки тренеров должен быть выше. Но даже если наставник, например, обладает 70 процентами знаний, это значит, что и его ученик окончит школу с пробелом в тридцать процентов умений. Вот почему нужно, с одной стороны, заниматься курсами для тренеров, в том числе и международными, а с другой – передавать футболистов от одного тренера к другому по мере их роста. Ведь один специалист силен в защите, другой – в физической подготовке и так далее. Тренер 13-летних ребят может быть отличным психологом, и это очень важно, но в 16–17 лет этого уже недостаточно. Нужно иметь хорошие практические знания. По этой причине один специалист в Голландии не работает с одним возрастом долго. Год, два. Наставник очень высокого класса может вести одних ребят три года. Но не семь. – Когда вы в 2005-м приходили в «Шахтер», наверняка имели определенную программу и цели. Можете сказать, что за время, проведенное в Донецке, выстроили ту систему, к которой стремились? – Различие той и нынешней ситуации в том, что я ехал на Украину с уверенностью, что проведу там год-два, не больше, и постараюсь базово выстроить систему работы академии. Сейчас я знаю, что готов провести остаток своей жизни в Восточной Европе. Поэтому три-четыре раза в неделю я занимаюсь языком и знаю, что буду оставаться здесь так долго, как буду нужен. Если говорить об Украине, то мы выстроили там фантастическую систему. Изменили инфраструктуру, условия для работы и, главное, образ мыслей местных специалистов. За три года академия воспитала для главной команды двух футболистов – Селезнева и Ракицкого, которые сразу же попали в сборную страны. Сейчас в основной состав прошел 19-летний форвард Виценец. Несколько футболистов были отданы в аренду другим клубам высшей украинской лиги. – После вашего ухода в 2008-м академия «Шахтера» по-прежнему хорошо работает? – Здесь, как и в большом футболе, оставаться на высоком уровне сложнее, чем на него выйти. Мы сделали успешную работу, но продолжится ли она, я не знаю. Это будет зависеть от качеств тех людей, которые вовлечены в процесс. – Молодежный состав «Зенита» в нынешнем сезоне показывает хорошие результаты в своем первенстве... – Начну с того, что для меня показателем работы системы является то, сколько молодых футболистов сделали шаг в главную команду. Нынешнее первое место – замечательный результат. Это здорово для ребят, для тренера. Но меня, как руководителя академии, это не должно интересовать. – Тогда как оценивать нынешнее положение дел в «Зените»-м? – Я бы не хотел этого делать, так как видел всего два матча с их участием. Хорошая, организованная команда, показывает интересный футбол. Но в ней слишком много игроков примерно одного уровня. Когда оценивал для себя этих футболистов по пятибалльной системе, все оказались в пределах тройки-четверки. Без единой пятерки. Потому что эта оценка означает, что игрок на сто процентов готов сделать шаг наверх. Другое дело, что я видел их дважды, да еще и на искусственном поле. И пока не посетил ни единой тренировки, что обязательно собираюсь сделать в ближайшее время. Для окончательного мнения по всему составу этой команды мне еще нужно время. – Тем не менее, когда клуб получает такую большую группу футболистов примерно одного уровня, что с ними делать? – Обеспечить им дальнейший рост. Это задача клуба, чтобы ребята не остановились на той ступени, на которой сейчас находятся. Для этого нужно находить решение для каждого конкретного футболиста. – В завершение ответьте на вопрос – что считаете своей главной задачей в Санкт-Петербурге? – Для себя я выделил три цели. Первая – создание инфраструктуры, когда все команды академии работают и тренируются в хороших условиях, на отличных полях. Вторая – работа всех в соответствии с единой философией. И третья – в каждой команде академии должно быть минимум два-три талантливых футболиста, способных стать игроками мирового уровня. И поверьте, я никуда не уеду отсюда, пока не достигну этих целей. Я не шучу. В Голландии меня прозвали «боец», так как я всегда добиваюсь поставленной цели. За это меня либо любят, либо ненавидят. Так было на моей родине, так было и в Донецке. Люди могут говорить все, что угодно, но я горжусь тем, как работает академия «Фейеноорда», как работает академия «Шахтера». А еще тем, что молодежная сборная Ганы стала чемпионом мира, так как семь или восемь ее футболистов – воспитанники академии, в которой я работал.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться