Алессандро Розина: Я готов играть все 90 минут


Когда на поле «Петровского» выходит Алессандро Розина, фанатский вираж разражается криками: «Лысый! Лысый!» Обладатель столь странного прозвища не обижается, наоборот,...
Когда на поле «Петровского» выходит Алессандро Розина, фанатский вираж разражается криками: «Лысый! Лысый!» Обладатель столь странного прозвища не обижается, наоборот, считая это проявлением болельщицкой любви, старается надежды оправдывать. С первым в истории «Зенита» итальянским легионером побеседовали корреспонденты «ВП». Я готов на все 90 – Алессандро, начнем нашу беседу с приятного для вас. По итогам голосования, организованном на официальном сайте «Зенита», болельщики признали вас лучшим игроком августа. Это свидетельствует о том, что они вас приняли и считают полностью вписавшимся в команду. А что вы сами думаете и чувствуете в связи с этим? – Да, конечно я очень рад этому. У меня исключительно самые лучшие впечатления – от команды и от Санкт-Петербурга. И я должен продолжать в этом же духе. – В какой степени вы чувствуете, что влились в команду? – Думаю, что процесс этот пройден. Я могу играть на различных позициях, и я хорошо чувствую и понимаю других игроков. У нас, конечно же, конкуренция за место в составе, но я, думаю, ее выдерживаю, потому что могу играть не только на правом фланге, но при необходимости и в центре. – Между прочим, предыдущий тренер «Зенита» Дик Адвокаат публично заявлял, что вы ему не нужны. Как после такого было выходить на поле в первых матчах? – Конечно, я не обрадовался, прочитав об этом в газетах. Но надо Дику Адвокаату отдать должное – как только я появился в клубе, он сразу со мной поговорил. И сказал, что между ним как тренером и мной как игроком проблем нет. А есть проблема тренера и руководства клуба. Адовокаату, дескать, требовался нападающий, а купили меня, атакующего полузащитника. Так что эти, можно сказать, нелицеприятные заявления на меня никакого влияния не оказали – как только я получил шанс сыграть, я постарался показать все, на что способен. И я думаю, мне это удалось – в первом же своем матче за «Зенит» я забил гол. Более того: считаю, откровенный разговор лицом к лицу с Адвокаатом сильно способствовал тому, что я быстро вписался в игру «Зенита». – Итальянский чемпионат стартует позже, чем заключительная стадия российского. Поэтому в Петербурге вам пришлось набирать форму раньше, чем вы это обычно делали в Италии. Как вы ощущаете свою готовность на нынешний момент, как физическую, так и психологическую? Способны ли вы уже на хорошем уровне отыграть все 90 минут матча? – Думаю, я в хорошей форме. Тем более что итальянский чемпионат к концу августа уже стартует. Я чувствую, что могу отыграть все 90 минут. Да, это было для меня немного сложновато, когда я только прибыл в Петербург, потому что, как вы правильно сказали, так рано чемпионат в Италии не стартует. А в России игрался, если я не ошибаюсь, 15-й тур. Да, поначалу мне было тяжело отыграть весь матч, все 90 минут. Но после того, как провел уже не один матч, не только в чемпионате, но и Лиге Европы, начиная с 30 минут, затем 50 минут, то я теперь могу играть и все 90 минут. – Тем более, что и календарь завершения сезона в «Зените» нормальный, по одному матчу в неделю. Именно такой, к которому вы привыкли, играя в «Торино» или «Вероне» – эти команды очень редко попадали в Еврокубки. Вы должны себя чувствовать вполне комфортно. – Вынужден сказать – «к сожалению». Конечно же, я хотел бы играть в более напряженном режиме, в Лиге Европы с «Зенитом», но уж как сложилось, так сложилось. Так что вы правы – один матч в неделю. Именно в таком графике я действительно играл в «Торино» и «Вероне». Вы еще не видели настоящего Розину – Многие говорят, что вы своей манерой игры напоминаете Аршавина – его фирменные финты, неожиданные перемещения с фланга на центр, способность обострить игру… – По-моему, Аршавин все-таки отличается от меня. Он великолепный игрок, но у меня все-таки несколько другие игровые качества, игровые характеристики. Вообще, я думаю, что каждый игрок в чем-то уникален, неповторим, каждый отличается от другого. Теперь, когда я могу играть все 90 минут, вы увидите настоящего Алессандро Розину. Потому что я способен как атаковать, так и защищаться вместе с командой, я могу пасовать, могу бить по воротам. Я способен делать большой объем работы для своей команды. – Кстати, голкипер «Милана» Кристиан Аббьяти назвал вас великим игроком. – Я этого не слышал. Да, я действительно играл с ним в «Торино» – в сезоне 2006/2007 гг. он был вратарем нашей команды. Аббьяти действительно великолепный вратарь, прекрасно видит поле. Правда, сейчас он травмирован, но я слышал, что он скоро войдет в строй, и это будет здорово для «Милана». И для меня большая честь, если он столь лестно отзывался обо мне. Я этому очень рад. – Кстати, газеты писали, что «Зенит» проявлял интерес к вам еще зимой, в начале нынешнего сезона. Но вы якобы не пожелали покидать «Торино», который вел отчаянное сражение за место в Серии А. К тому же вы там были капитаном. Что это – клубный патриотизм или неохота к перемене мест? – Ситуация обстояла по-другому. Это неверно, что «Зенит» мной интересовался в начале года – газеты как у вас, так и у нас в Италии пишут много всякого разного… О том, что «Зенит» интересуется мной, я узнал только в июле. Я был еще в «Торино», и именно тогда спортивный директор «Зенита» Игорь Корнеев связался с моим агентом, который сразу сообщил мне о такой возможности продолжения карьеры. И, надо сказать, я над этим предложением раздумывал не слишком долго. Итальянский футбол – самый изощренный в мире – Вы ведь первый итальянский игрок в петербургском клубе. Чувствуете ли себя в какой-то степени первопроходцем, «пионером» итальянского футбола в Санкт-Петербурге? – Что ж, для меня хороший шанс – представить итальянский футбол в вашем городе, да и в России в целом. Я хочу привнести в «Зенит» немного итальянского футбола. – За месяц в «Зените» у вас должны сложиться впечатления по поводу российского чемпионата, его уровня. Можете ли более детально сравнить его с итальянским? – Да, конечно же, российский чемпионат от итальянского отличается. В Италии, я считаю, футбол более отличается разнообразными тактическими построениями. Сейчас, я думаю, итальянский футбол – самый сложный, самый изощренный во всем мире. Возможно, он не столь зрелищный, как футбол английский или испанский, но итальянский футбол более тактический, все команды хорошо обороняются, бывают, девять и более игроков в обороне, поэтому приходится быть весьма изобретательным в атаке. В России же много футболистов бегает на протяжении всей игры, российский футбол куда более физически напряженный, чем итальянский. Впрочем, и в первом российском дивизионе, как и в Кубке России, играет немало хороших команд. «Зениту» по силам выйти в Лигу чемпионов – Как раз в связи с этим. Ваш первый матч пришелся на Кубок России, и вы играли с командой именно первого, причем отнюдь не с лидером. Тем не менее, борьба оказалась весьма напряженной. Это вас не удивило? – В общем-то, да. Основное время матча закончилось вничью, и только в добавочное время мы победили. Зато, полагаю, у нас теперь весьма хорошие шансы выиграть Кубок России. – Та что с вашей точки зрения – каковы перспективы «Зенита» в чемпионате? Есть ли шансы завоевать медали или даже догнать лидера и побороться за чемпионский титул? – Полагаю, что на нынешний момент выиграть чемпионство будет очень тяжело. Отрыв казанского «Рубина» в очках от «Зенита», думаю, очень велик. Но если мы будем продолжать так, как мы играем, то нам вполне под силу выиграть все оставшиеся игры до конца сезона, занять одно из трех призовых мест и тем самым завоевать путевку в Лигу чемпионов на следующий сезон. – Как атакующий полузащитник, вы уже наладили взаимодействие с форвардами «Зенита»? Скажем, с Матеей Кежманом, самым «новым» новобранцем «Зенита»? – Прежде всего, скажу, что сейчас в «Зените» очень хорошая линия атаки – кроме Кежмана назову Сергея Корниленко и Фаттиха Текке. – Кежман дебютировал в «Зените» в минувшее воскрсенье, заменив в игре с «Ростовом» именно вас. Матея усилит команду? – Безусловно. Кежман умеет забивать, а его мотивация сейчас вообще огромная. Я это знаю хотя бы потому, что мы много времени проводим вместе и вне поля: живем в одном отеле. – Вы все еще живете в отеле? – Да. И думаю, что останусь в нем до конца ноября. Я уже просмотрел три или четыре квартиры, но пока предпочитаю оставаться в отеле, потому что там решаются бытовые проблемы, и все говорят по-английски. У меня нет проблем с питанием – я всегда могу пойти в ресторан. В отеле есть спа, что немаловажно для поддержания формы. Даже когда ко мне приедет моя подруга, первое время мы поживем в отеле. – Как вы чувствуете, насколько «Зенит» продвинулся в формировании новой команды. Без Аршавина, Тимощука, Погребняка, зато с Розиной, Корниленко, Быстровым, Кежманом? – Конечно, уход таких больших игроков, как Аршавин или Тимощук, безусловно, создает проблемы. Но «Зенит» не отказывается от задач завоевания трофеев, и мотивация игроков остается прежней. Думаю, что нам под силу будет завоевать путевку в Лигу чемпионов на будущий год, и следующий сезон мы начнем с еще большей мотивацией. Ну а кроме того, мы постараемся завоевать Кубок России. Это почетный трофей сам по себе, к тому же он даст путевку в Лигу Европы – если вдруг дела команды в нынешнем сезоне сложатся не столь удачно, как того хотелось бы. Итальянский тренер – для меня безусловный плюс – Кстати об итальянском футболе. Похоже, вы станете не единственным его представителем в Петербурге. Из многочисленных сообщений в печати можно сделать вывод, что «Зенит» сделает ставку на итальянского тренера. Называются такие имена, как Роберто Манчини, Лучано Спалетти, а с недавнего времени и Невио Скала… – Да, я об этом знаю. Видел эти имена и в газетах, и в Интернете. Многие российские газеты обсуждают эту тему. Что ж, вполне возможно, что в конце нынешнего сезона в «Зенит» действительно придет итальянский тренер. Так ли это будет – не знаю, вопрос не в моей компетенции. Наверное, это будет лучше для меня, потому что я хорошо знаю и Спалетти, и Манчини, да практически всех итальянских тренеров топ-уровня. А они, в свою очередь, знают меня. Но пока говорить об этом рано, и я об этом просто не думаю. Я хочу играть в нынешней команде, с нынешним тренером. Хорошо играть – как в ближайшей игре, так и до самого конца сезона. – Но ведь идут упорные слухи, что Анатолий Давыдов так и останется «исполняющим обязанности» до конца сезона. В новом же сезоне придет новый тренер. С новыми предпочтениями, новыми требованиями. Вас это не нервирует слегка, не мешает демонстрировать тот футбол, какой вы хотите показать? – А почему слухи о возможной смене тренера должны меня как-то нервировать? Мне очень нравится нынешний тренер, но я ко всему готов. В прошлом году в «Торино», где я играл, за сезон поменялось аж три тренера. Трое за один сезон! Таков футбол, когда меняют тренера, бывает, безо всякой логики. Я к такому давно уже привычный. – Тем не менее, доминирует уверенность, что придет именно итальянский тренер. В чем, на ваш взгляд, особенности, в первую очередь, сильные стороны итальянской тренерской школы? – Сложно сказать. Каждый тренер отличается своей манерой, своими методами работы. У Манчини свои методы работы, у Спалетти – свои. Единственное, что могу сказать – они оба прекрасные тренеры. Манчини выиграл три подряд чемпионских титула с миланским «Интером» в 2006-2008 гг., а Спалетти, тренируя «Рому», в эти же годы был вторым в Серии А, что тоже хорошо. И если один из этих тренеров придет в «Зенит», это, безусловно, будет для команды хорошей новостью. Что тот, что другой стремятся к победе в каждом матче и хотят завоевывать чемпионский титул каждый год. «Лысый» – это хорошо. А «Ленин» – не знаю – Вы, безусловно, знаете, что фанаты «Зенита» уже дали вам прозвище… – Знаю. «Лысый» [это слово Алессандро произносит по-русски]. – Вас это не шокировало, не задело? – Ну что вы. Лишь немного удивило. Для меня это забавно – в Италии, когда я играю хорошо, когда фанатам нравится, они скандируют мое имя – «Алессандро!». Фамилию, наконец. А здесь футболистам дают прозвища. Это даже весело. Что ж, здесь такая форма проявления симпатии к игроку – когда любят, придумывают прозвища, пусть иногда и такие «ласковые». Для меня это очень важно – чтобы моя игра вызывала у болельщиков только положительные эмоции. – Но вы получили и другое прозвище – «Ленин». – Неужели? Впервые слышу об этом. – Вы на Владимира Ильича даже чем-то похожи. Вообще, каково ваше отношение к этому историческому деятелю? – Даже не знаю, что сказать... Историю России я изучал еще в школе, и кто такой Ленин – конечно же, в курсе. У вашей страны великая история, и Ленин в ней останется заметной фигурой. У меня свое отношение к нему, которое я, если позволите, оставлю при себе. Я уважаю историю каждой страны. В любой из них были различные страницы. Если бы я перешел из «Торино» в «Ювентус» – мне бы не жить – Продолжая разговор об отношении болельщиков. Вы знаете, что когда Владимир Быстров вернулся в «Зенит», немало фанатов просто приняли его в штыки, устроили ему форменную обструкцию. Это, на ваш взгляд, нормально? И бывает ли нечто подобное в Италии? – Я знаю, видимо, небольшую часть истории с Быстровым. Знаю, что он играл в «Зените» на протяжении многих лет, однако затем перешел в московский «Спартак», а это непримиримый соперник петербургского клуба… Чувства болельщиков мне понятны – у нас в Италии нечто подобное тоже бывает. Скажем, если бы я, игрок «Торино», вдруг перешел бы в «Ювентус», то мне после этого уж точно было бы не жить (смеется). Однако с Быстровым, думаю, все будет в порядке. Он очень хороший игрок, очень старается сыграть как можно лучше, может существенно помочь нашей команде в каждом матче. И болельщики, уверен, скоро изменят к нему свое отношение. – А как Быстрова приняли товарищи по команде, можете сказать? – Очень хорошо. С того времени, как он играл в «Зените», у него осталось в команде немало друзей, хороших знакомых. По крайней мере, три-четыре игрока, которые играют за сборную России. Если бы не питерские пробки… – В Петербурге вы уже два месяца. Какие впечатления? – Сразу по приезде в город мне организовали большую экскурсию. Я видел Невский проспект, Казанский собор, церковь Спаса на Крови, Петропавловскую крепость… Это было незабываемо. Так что могу без преувеличения сказать: Санкт-Петербург – великолепный город. Это один из лучших городов в мире, и он мне по-настоящему нравится. Думаю, что это самый европейский город в России. Тем более, что я знаю – и в книгах читал, и на экскурсии мне рассказывали, что значительную роль в его строительстве, формировании его облика сыграли три знаменитых итальянских архитектора. Растрелли, Кваренги, Росси. И Петропавловскую крепость строил тоже итальянский архитектор. – Вы правы. Доменико Трезини. – Именно. Так что, когда моя подруга приедет ко мне в Санкт-Петербург, мы с ней сразу же отправимся на экскурсию на маленьком кораблике по рекам и каналам Санкт-Петербурга. – По приезде в Петербург Фернандо Мейра, можно сказать, был вашим личным шофером… – Он подвозил меня на базу на своей машине, потому что мы жили в одном отеле. Но уже через неделю я изучил дорогу и теперь вожу машину сам. – И каким предстает Петербург из окна автомобиля? – О-о-о!.. Один только пример – буквально вчера часов в пять вечера я решил съездить за покупками на Невский проспект. Так вот, от отеля, где я живу (а это на Васильевском острове, совсем неподалеку от Дворцового моста) до Невского я добирался – вы не поверите – один час двадцать минут! Это просто невероятно. – На этот случай у нас есть метро. Кстати, оно со времени зимней Олимпиады-2006 есть и в Турине, где вы играли четыре предыдущих сезона. Вы метро пользовались? – Нет. Ни в Турине, ни в Петербурге. Турин не слишком большой город, во всяком случае по сравнению с Санкт-Петербургом, так что там метро не является основным видом транспорта. Там всего лишь одна линия, достаточно короткая. В нем я не бывал никогда. В Петербурге метро куда более важный вид транспорта, и мне действительно говорили, что им стоит пользоваться, чтобы быстро, не стоя в пробках, добраться с окраин до центра города. Я, кстати, видел картинки петербургского метро в Интернете. Ваши станции великолепны, богато декорированы, настоящие дворцы под землей. Думаю непременно там побывать. – А с петербуржцами успели поближе познакомиться? – Пока мне это еще трудно – мешает языковой барьер. И хотя я уже каждый день по часу занимаюсь русским языком, я еще не слишком хорошо его понимаю. Когда я иду в магазин или ресторан, я стараюсь говорить с продавцами или официантами по-русски, чтобы улучшить свой язык, чтобы быть в состоянии общаться по-русски с товарищами по команде. Пока я могу говорить с ними только по-английски. В ресторанах люблю разнообразие – Когда иностранные футболисты прибывают в футбольный клуб, им трудно сразу познакомится ближе с местными игроками, и они чаще держатся вместе с такими же легионерами. С кем из зенитовцев вы сошлись ближе? – Да, вы правы. С российскими футболистами мне пока еще трудно общаться. В России все-таки надо знать русский язык. Так что ближе всего я общаюсь с Фернандо Мейрой, а теперь и с Матеей Кежманом. Иногда мы вместе ходим обедать. – Уж, не в итальянский ли ресторан, шеф-повар которого, Марио Лопес – большой друг Фернандо Мейры? О нем наша газета писала 28 августа этого года. – И туда тоже. Я там побывал уже несколько раз. Марио – прекрасный повар. – Этот ресторан стал вашим излюбленным местом, куда вы ездите обедать? По словам Марио, Фернандо у него бывает едва ли не через день… – Я предпочитаю часто пробовать новые рестораны, чем больше, тем лучше. Даже когда я определяюсь с выбором, любимых ресторанов у меня все равно несколько. Хотя, безусловно, тот ресторан, где работает Марио Лопес – один из лучших в Петербурге, на мой вкус. – Расскажите, пожалуйста, немного про вашу подругу. – Ее зовут Анна, ей 24 года. В этом году она заканчивает университет в Милане, где изучала экономику. Я ее знаю с 17 лет, еще со школы в Парме, где мы учились вместе, я, правда, классом старше. Мы вместе с 18 лет, и она мне как жена. В начале октября после матча с «Динамо» у нас будет три свободных дня – думаю, я поеду в Италию и перевезу Анну в Санкт-Петербург. – Она сможет, если захочет, найти в Петербурге работу по специальности – в совместных предприятиях или представительствах зарубежных фирм, например? – Если ей здесь понравится и она захочет остаться в Петербурге и если захочет пойти работать – почему бы и нет? Думаю, она сможет найти подходящую работу.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться