Мигель Данни:<br> «Уровень «Зенита» выше, чем у любого клуба России»


Полузащитник сине-бело-голубых в эфире радио «Зенит» рассказал о первой тренировке в «Зените», дружбе с Фернандо Мейрой и о своих детях.
Полузащитник сине-бело-голубых в эфире радио «Зенит» рассказал о первой тренировке в «Зените», дружбе с Фернандо Мейрой и о своих детях.
- Почему Вы решили заниматься футболом? - С детства я понял, что хочу стать профессиональным футболистом. Когда я переехал в Португалию, в пять лет, мои родители отдали меня в спортивную школу. Наверное, потому, что они португальцы и любят футбол. А в Венесуэле больше популярен бейсбол и баскетбол. - На каких языках Вы говорите? - На испанском, португальском, немного на итальянском, знаю английский. По-русски я многое понимаю, но говорить мне тяжело. - Вас купили в «Зенит» за крупную сумму. Не давила ли она на Вас? - Да, трансфер обошелся дорого, но эта сумма была прописана в моем контракте и «Зенит», захотев видеть меня у себя, заплатил её. Выходя на поле я не думаю о зарплате и о том, сколько за меня заплатили. Я просто всегда стараюсь хорошо играть. - Первая тренировка в «Зените» была сложной? - В «Зените» уровень игроков настолько высок, что игра с ними - одно удовольствие. Приятно, что клуб ставит перед собой такие высокие задачи. Уровень «Зенита» выше, чем у любого клуба России. - Почему Вам не удается показывать сейчас свой лучший футбол? - Это футбол. У каждого футболиста бывают спады и подъемы. Я сейчас играю не так, как в «Динамо» или когда я перешел в «Зенит», но я стараюсь. Для меня главное, чтобы команда выигрывала, даже если я играю не в свой лучший футбол. Уровень «Зенита» отличается от всех других, в том числе и от «Динамо». Класс игроков в нашей команде высочайший и из-за этого себя сложно проявить, но я буду стараться.
- У Вас есть психологическое напряжение? В матче в Томске оно ощущалось. - Да. Особенно когда не получается забить один, а потом и второй раз. Я буду стараться показывать всё более и более высокий уровень игры с каждым матчем, в том числе и в ближайшей игре с «Амкаром». - Вы очень техничный игрок и поэтому часто получаете удары по ногам. Тяжело избегать травм? - Да, это очень сложно. В матче с «Томью» защитник задевал меня больше дюжины раз, а арбитр свистнул только однажды. Но это судьба любого нападающего. - Насколько дискомфортно Вы себя чувствуете после ухода Домингеса, единственного испано-говорящего игрока в «Зените»? - Алехандро – мой друг, и он подсказывал, помогал и поддерживал меня. Но я профессионал, и должен играть дальше, здесь он или нет. - Недавно в клуб пришел Фернандо Мейра. - Да, с Фернандо я знаком давно и он мой хороший друг. - Он советовался с Вами, когда решал, стоит ли ему переходить в «Зенит»? - Да, мы общались очень много. Он меня спрашивал и про организацию, и про клуб и про менталитет болельщиков… Я давал все расклады. - Влияет ли на Вашу игру качество поля? - Наша команда играет в техничный футбол, и поэтому нам тяжело играть на плохом поле, где мяч отскакивает не в ту сторону. - Какую перед вами задачу ставит Дик Адвокаат, когда Вы выходите на поле? - Перед игрой тренер говорит всем игрокам, что мы хорошие футболисты и можем обыграть кого угодно. У меня, как и у Виктора Файзулина задача снабжать мячами Павла Погребняка и Фатиха Текке, или уходить назад, если это нужно по игре. Мы часто меняемся флангами, но это делается в большей степени для того, чтобы запутать соперника. Мы оба играем и правой, и левой ногой. Могу сказать, что я вписался в схему игры «Зенита». - С кем вам удобнее играть? - Состав на игру определяет главный тренер. Мне не так важно, с кем выходить на поле – мне со всеми удобно играть. В последнее время в нападение Адвокаат ставит Погребняка, выпуская на замену Текке.
- Почему Хусти сидит на скамейке? - Это тоже решение главного тренера. Хусти хороший игрок, тренируется он с хорошей самоотдачей. - Чувствуете ли Вы поддержку болельщиков? - Я очень счастлив, что болельщики весь матч поддерживают нас. Иногда меня узнают в магазинах или ресторанах - игроков «Зенита» в городе многие знают в лицо. Кто-то подходит, говорит хорошие слова. Наш долг – отплатить им хорошей игрой, дать автограф или просто улыбнуться человеку. - Как вы относитесь к обвинениям в том, что вы играете слишком индивидуально? - На той позиции, на которой я играю, нужно иногда действовать индивидуально. Например, когда выходишь один на один с защитником. Каждый болельщик имеет свою точку зрения. Я не очень понимаю в баскетболе, но с удовольствием могу кого-нибудь покритиковать. Главное, я тренируюсь и стараюсь играть как можно лучше. - Вы и Ваша семья уже акклиматизировались в Санкт-Петербурге? Как проводите свой досуг? - Я достаточно долго живу в России, сначала в Москве, теперь в Санкт-Петербурге, поэтому давно акклиматизировался. Что касается моих детей, то они учатся в Португалии, у них там друзья и колледж. Про досуг скажу, что как-то раз постарались с Алехандро сходить в Эрмитаж, но он оказался закрыт. Через неделю приедет моя семья - постараемся попасть. - Какие национальные праздники в России Вы отмечаете? - В России много праздников и традиций, но это русские традиции. Я очень люблю снег. И мои дети очень его любят - они впервые увидели его в России, и им очень понравилось играть со мной в снежки. - Вам было тяжело привыкать к российской погоде? - Сначала было сложно. Особенно в январе, феврале, марте, когда сказывался контраст с привычной для меня погодой. Но радует то, что сборы команды проходят в теплых странах. - Есть ли у Вас вредные привычки? Играете ли Вы в бильярд? - В бильярд играть нравится, но в русском бильярде большие шары и маленькие лузы, это неудобно. Вредных привычек за собой не замечал. - Что Вы планируете делать после окончания карьеры футболиста? - Я еще не думал об этом. Я просыпаюсь каждый день с мыслью, о своей карьере и о будущем своей семьи. Я хочу, чтобы у моих детей было хорошее детство, а после 16 или 18 лет они знали, чего хотят в жизни. Я не хочу, чтобы у них в жизни были те трудности, которые были у меня.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться