Себастьен Пюйгренье: В моей семье футбол – это религия!


Для первого зенитовского француза несколько дней в Петербурге стали настоящим открытием. По пути к уютному кафе одного из питерских отелей, в котором Себастьян ждет приезда семьи и коротает время между тренировками, зенитовец признался – город на Неве сыграл одну из важнейших ролей в его решении подписать четырехлетний контракт с "Зенитом".
Для первого зенитовского француза несколько дней в Петербурге стали настоящим открытием. По пути к уютному кафе одного из питерских отелей, в котором Себастьян ждет приезда семьи и коротает время между тренировками, зенитовец признался – город на Неве сыграл одну из важнейших ролей в его решении подписать четырехлетний контракт с «Зенитом». – Был приятно удивлен, приехав в Петербург в первый раз, – говорит Пюигренье, – причем удивлен очень сильно! Я не знал того, что увижу, и меня очень порадовал город, оказавшийся вживую гораздо более красивым, чем на фотографиях или в рассказах бывавших здесь людей. Несмотря на то что Франция и Россия расположены далеко друг от друга, Петербург – настоящий европейский город, очень похожий на Париж. Различие – лишь язык. – Многих игроков удивляет то, что их представление о России изначально не соответствует действительности. – Мои ожидания оправдываются. Как я уже сказал, город мне понравился сразу, а на данный момент я, никого не зная в Петербурге, чувствую себя достаточно хорошо. Все в клубе стараются мне помочь, люди на улицах очень приветливы. Помогает и то, что я понимаю большинство из того, что мне говорят по-английски, и уже выучил несколько русских слов (улыбается). – О, так получается, у нас скоро появится еще один игрок, говорящий по-русски! – Возможно. Некоторые слова по-русски я уже понимаю, но совсем-совсем мало, все-таки это очень сложный язык. Посмотрим, обещать каких-то быстрых успехов не хочу, но стараться буду. – Но вы же выбрали «Зенит» не только из-за города. – Среди всех клубов, от которых у меня были предложения как во Франции, так и в России, действующим чемпионом страны оказался только «Зенит». К тому же эта команда не только чемпион, но еще и клуб, выигравший Кубок УЕФА. В этом году «Зенит» ждет Лига чемпионов, в команде множество очень сильных и даже звездных игроков. В конце концов, мне предложили хорошую зарплату, и я стал первым французом в русском чемпионате. – Нет, не первым. Восемь лет назад в «Торпедо» играл Жоан Дюво. – Хорошо, тогда – первым французом в топ-клубе России (улыбается). – А что вообще вы знали про «Зенит», отправляясь сюда? – Это бодрое слово я впервые услышал в текущем году. Не менее бодрой оказалась и команда. Я видел игры «Зенита» с Марселем в Кубке УЕФА, оба матча. И понял, что здесь есть по-настоящему классные и интересные футболисты. К тому же в Петербурге выступает Тимощук – футболист, чья игра мне всегда очень нравилась. За Анатолием я слежу с того момента, как мы играли против него, тогда еще капитана «Шахтера», в Кубке УЕФА. Для меня это один из лучших действующих футболистов в принципе. Плюс к этому, мне было очень интересно наблюдать за выступлениями «Зенита» в минувшем евросезоне. Правда, я не знал почти никаких подробностей – провел здесь два дня, посмотрел игру с «Локомотивом», почувствовал публику и был очень, очень сильно впечатлен! После этого я приехал домой, во Францию, пообщался с семьей и понял, что лучшего продолжения карьеры просто не найти. – Но ведь среди претендентов были весьма серьезные клубы – «ПСЖ» и «Сент-Этьен». – Было еще два клуба из Франции. Но для меня, как игрока, мечтающего прогрессировать, абсолютно очевидно, что возможностей улучшать свою игру в «Зените» будет больше – несмотря на риск, который появляется, когда ты путешествуешь настолько далеко от дома. Но эта поездка – отличное приключение, которое дает мне большие шансы на дальнейший успех в Европе. – Перспективы – это всегда здорово. А как вы начинали играть в футбол? – С трудом вспоминаю этот момент, если честно. Насколько мне известно, это было тогда, когда я был слишком мал, чтобы понимать, что делаю – в 4–5 лет. Мячи у нас были везде, и папа, и мои дяди играли в футбол. Все вокруг играли – и я тоже начал. С тех пор я был с мячом абсолютно везде – на улице, дома, даже в магазинах (улыбается). Можно написать, что я – выходец из семьи, в которой футбол – настоящая религия, и это не станет преувеличением. В четырнадцать я уже оказался в академии «Ренна», затем побыл в профессиональной команде сезон и отправился в «Нанси». – История с «Ренном» вообще не очень понятная. Почему не удалось заиграть там? – Можно говорить по-разному, но для меня, молодого игрока, после футбольной школы попасть в клуб первой лиги было очень хорошим опытом, шагом вперед. Я чувствовал, что необходим клубу, и мне было интересно помогать команде на скамейке. Но когда я сыграл за сезон лишь четыре полных матча, попросил у руководства клуба отдать меня куда-нибудь – молодая кровь как-никак. Так я оказался во втором дивизионе, в «Нанси». Сначала стал чемпионом дивизиона, а потом мы и Кубок лиги выиграли. Так что я очень благодарен «Ренну» за то, что он дал мне старт, а «Нанси» – за то, что добился нескольких значимых высот и как игрок команды, и как футболист. Ну и за то, что из «Нанси» меня позвали в «Зенит», тоже стоит сказать моему предыдущему клубу спасибо (улыбается). – Вас называли лучшим защитником французской лиги в прошлом и позапрошлом годах. – Сейчас я смогу доказать, что это было не просто так. Тем более что здесь очень много игроков сборных, и, играя с ними, я смогу показать всему свету (и тренерам своей национальной команды, в частности), что я по-настоящему хорош. К сожалению, меня никогда не вызывали в сборную. Но, возможно, этот день придет, и то, что я буду играть за «Зенит» в Лиге чемпионов, этому должно помочь. – А какие ваши качества станут залогом успеха? – Думаю, мои защитные навыки – игра по позиции, игра головой и расчетливость. Конкретнее, наверное, знает наш тренер. Ну и черты характера – я достаточно спокойный и милый человек (улыбается). – Давайте вернемся к российскому чемпионату. Какие команды вам известны? – Те, что выступали в еврокубках. Дело в том, что до недавнего времени во Франции не было телевизионных трансляций или хотя бы обзора русского первенства, и я не мог выучить названия. Больше других у нас известны «Зенит», «Спартак» и ЦСКА. Чуть меньше – «Локомотив», они куда-то пропали в последние годы (улыбается). Кстати, там играет единственный футболист, которого я достаточно хорошо знаю, – Питер Одемвингие. – «Спартак» и ЦСКА для «Зенита» примерно то же самое, что для марсельского «Олимпика» «ПСЖ». – Так это здорово! Принципиальные игры всегда украшают чемпионат, особенно если они проходят при борьбе за высшие места. – Так вот, поклонников «Спартака» называют «мясом» и производными от этого слова. А ваше прозвище, насколько мне известно, – Мясник. – Отличное совпадение! А история появления этого прозвища на самом деле достаточно проста. Когда начинал в «Нанси», несколько журналистов почти одновременно так меня назвали, увидев, насколько агрессивно я играю. Так что я Мясник – но в хорошем смысле этого слова. – Не могу не спросить в связи с этим и о предпочтениях в еде. – Люблю марокканскую кухню: у моей семьи есть некоторые связи с этой страной, и поэтому есть кому готовить марокканские блюда. Французскую, конечно: я очень люблю свою страну и ее традиции. Но любимое блюдо – бифстроганофф (именно так произнес Себастьян это слово. – Прим. ред.). Ух, я бы ел это мясо просто всегда! В Петербурге меня уже сводили в ресторан неподалеку от офиса клуба, и там было просто потрясающе вкусно. – Не могу не обойти стороной и чисто русский вопрос – что предпочитаете из напитков? – Как в России есть водка, так во Франции – вино и шампанское. И то и другое пьют много и все. Что касается меня лично, то я просто не люблю алкоголь. Честно, предпочитаю пить разнообразные соки. – Ну и в завершение темы предпочтений – ваши любимые музыкальные и кинопроизведения. – О, я очень музыкальный человек, слушаю огромное количество музыки и не стал бы ничего выделять. Кино же люблю смотреть самое разное, от случая к случаю и в зависимости от настроения. У меня все-таки двухлетний сын, и я с большим удовольствием пойду гулять с ним в парк или же расслаблюсь дома. – Кстати, расскажите о своей семье. – Мою жену зовут Лейла, я ее встретил, когда мне было восемнадцать, в Ренне, и с тех пор мы никогда не расставались. А сына зовут Софьен. – Родные приедут в Петербург? – Да, я жду их приезда в ближайший месяц. После этого мы найдем какую-нибудь квартиру неподалеку от базы и переедем туда. Может быть, недалеко от города – это было бы вдвойне удобно!


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться