Командир «зенитной» батареи

Анатолий Тимощук хочет стать чемпионом России по футболу.
Полузащитник «Зенита» и сборной Украины Анатолий Тимощук никогда не был обделен вниманием прессы. И дело даже не в том, что он хорош на футбольном поле, а его переход в «Зенит» из донецкого «Шахтера» сопровождался разговорами о беспрецедентной для постсоветского футбола многомиллионной сумме трансфера. Еще в Донецке Анатолий имел репутацию человека светского и разностороннего. Поддерживает эту репутацию он и в Петербурге. В эксклюзивном интервью НРС нынешний капитан «Зенита» откровенно рассказывает о том, как ему живется-можется в городе на Неве и что такое – играть в России. — Анатолий, какая из команд российской премьер-лиги, на ваш взгляд, играет в самый интеллектуальный футбол? — Я считаю, что по результатам и содержанию игры самая сыгранная команда в чемпионате — ЦСКА, которая дважды подряд становилась чемпионом. К этому будем стремиться и мы, но нужна сыгранность. Мы делаем все возможное, чтобы навязать борьбу и отобрать у них чемпионство. Достичь поставленных целей, которые у нас только максимальные. — Болельщики «Зенита» с каждым новым сезоном ждут чемпионства от своего клуба. С приобретением новых игроков, сменой тренеров появляются надежды, что клуб будет отстаивать свое имя и бороться за золото. Тем не менее игра петербуржцев пока особо не впечатляет. Как вы считаете, что является причиной нестабильной игры «Зенита»? — Я не вижу особой нестабильности. Задача на этот сезон — чемпионство, и ее никто не отменял. Крупные успехи не приходят сразу — к ним надо последовательно идти. Как справедливо отметил наш тренер, прошли стартовые поединки, «Зенит» находится в тройке лидеров чемпионата, борется за первые места. Я думаю, что с результатами будут приходить и стабильная красивая игра, и тот футбол, который хотят видеть болельщики. — Вы уже обжились в Санкт-Петербурге, вам здесь так же уютно, как и в Донецке? — Первые впечатления были не самые яркие. Когда я впервые приехал, это был вечер и мы долго добирались в пробках из аэропорта. Уже на следующий день нам с супругой провели обзорную экскурсию. Мы познакомились с городом более детально, осмотрели его достопримечательности, поэтому даже при первых минусах от знакомства с городом остались положительные эмоции. Разве что удивило низкое качество футбольных полей и газонов. Сейчас снимаем дом, стараемся сделать все, чтобы нам в нем было уютно и комфортно. — Недавно вы заявили, что российская лига сильнее украинской. Не изменилось ли у вас это впечатление после знакомства с российской глубинкой? И что вы думаете о российском судействе: есть ли у вас опыт игры против «12» соперников и как следует вести себя команде на выезде в условиях судейского прессинга? — Мнение не изменилось. Выезды в Пермь, Владивосток и Томск были очень тяжелые, такие перелеты переносятся непросто, но приятно, что нам удалось взять в гостях семь очков. Несмотря на ничью, мы могли и выиграть у «Амкара» — в том матче были взаимные шансы на успех. Сейчас делаем выводы из прошедших матчей и движемся вперед. Что касается прессинга, то судейские ошибки есть в любом чемпионате. Самое первое мое впечатление здесь — это удивление уровнем российского судейства. Я не могу сказать, что судьи судили предвзято — у меня нет доказательств для обвинения их в этом. Но в некоторых эпизодах, особенно на выезде, их действия были необъективными, некоторые трактовки ими игровых моментов меня поражали. Когда играют на поле равные соперники и судья допускает ошибку, она может стать роковой, это может привести к негативному исходу для одной из команд. Впрочем, мне не хочется, чтобы судейство обсуждали больше, чем сам футбол. Как говорится, если судья незаметен на поле, значит, его работа достойна высокой оценки. — В России многие испытывают ностальгию по интересному и разнообразному чемпионату СССР, в котором участвовали команды почти всех республик. Как вы считаете, возможно ли появление некой лиги, объединяющей лучшие команды нынешнего СНГ, и как бы в такой лиге смотрелись нынешний «Шахтер» и нынешний «Зенит»? — Я думаю, что если поставить перед собой задачу, то все возможно. «Шахтер» и «Зенит» — хорошие клубы, добротно укомплектованные, с поставленной игрой. Обеим командам под силу было бы бороться за самые высокие награды такого первенства. Если собрать в нем лучшие команды СНГ, то оно не уступало бы по уровню и накалу европейским чемпионатам. Единственное, что, возможно, сдерживает проведение такого турнира, — это позиция УЕФА и возможное распределение мест для участия в еврокубках. — Что вы думаете о политических кризисах, сотрясающих Украину последние годы? На какой стороне вы, и может ли вообще футболист активно участвовать в политической жизни или это не его дело? — Кризисы — неотъемлемая часть политического процесса любого государства, но, на мой взгляд, они не способствуют его прогрессу. В такой ситуации принять какую-то сторону — это значит остаться на уровне личных амбиций и интересов. Я же в данном случае на стороне Украины и ее национальных интересов. Хотел бы привести пример из футбола. В сборной Украины перед отбором на чемпионат мира было много футболистов из разных клубов, которые являются непримиримыми соперниками в чемпионате: «Шахтер», «Динамо», «Днепр». Но тем не менее, когда мы собрались в сборной, то забыли о своей клубной «прописке». У нас был общий национальный интерес — добиться права выступать на ЧМ и достойно представить нашу страну. Я бы пожелал политикам ощутить себя сборной Украины и сконцентрировать свои силы на том, чтобы повторить успех нашей национальной команды в Германии и попасть в восьмерку сильнейших стран мира. В отношении же моей личной позиции — я активно принимаю участие в политической жизни Украины, реализуя свое право на голос. Что же касается агитации, то полагаю, что любая партия хотела бы использовать известных спортсменов, актеров, артистов для своей агитации, но принимать участие в ней со стороны последних, на мой взгляд, было бы неправильно. Ведь все эти люди заработали себе имя и заслужили уважение у поклонников благодаря кропотливой работе в спорте и искусстве, а не в политической деятельности. Каждый должен заниматься свои делом — играть в футбол, быть политиком и т. п. Но если берешься за что-то еще, то доводи это до ума. Не хотелось бы, чтобы избиратели обманывались в своих ожиданиях и потом говорили, что те, за кого они проголосовали, торговали на выборах свои лицом или именем. — С кем из зенитовцев у вас уже сложились отношения, появляются ли друзья в петербургской команде? C кем легче общаться и работать — с легионерами или петербургскими футболистами? Каким в работе оказался Дик Адвокат и насколько он отличается от других европейских тренеров, с которыми вам довелось работать? — Двух одинаковых специалистов не найти. Футбольная философия Дика Адвоката отличается от видения футбола другими тренерами. У него свое видение подготовки команды, построения игры и тренировочного процесса, и я его принимаю. В команде хорошие отношения со всеми игроками, чаще общаюсь с Радимовым, Максимовым, Погребняком. Из легионеров — с Риксеном и Крижанацем. Несмотря на определенное количество легионеров в команде, языкового барьера нет. — Вы стали капитаном после того, как норвежский легионер Эрик Хаген попросил освободить его от этой должности из-за его плохого русского. Неплохая карьера за пять месяцев... — Да, я недолго играю в футболке «Зенита», но в футбол пришел не вчера, поэтому сейчас не стоит думать о том, сколько времени прошло. Мы должны думать о том, сколько времени впереди для достижения цели. Необходимо каждому сделать все, чтобы подарить болельщикам радость больших побед, потому что они того заслуживают. С трудными задачами будем справляться сегодня, а к невозможным приступим завтра. А вообще — стать капитаном такой команды — большая честь для любого футболиста. В «Зените» я — четвертый капитан в этом сезоне, это факт, но будем его считать добрым знаком, ведь «четверка» — это мой любимый номер.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться