Анатолий Тимощук: Меня вообще не собирались продавать

Легко ли быть самым дорогим футболистом России? После чемпионата мира-2006 ему прочили большое будущее в одном из сильнейших клубов Европы, а он выбрал питерский "Зенит". Его игра привлекала внимание миллионов, а теперь его миллионы многим не дают разглядеть игру. Но как настоящий профессионал Анатолий ТИМОЩУК старается не обращать на все это внимание. Ведь он приехал в город на Неве с важнейшей миссией - помочь "Зениту" стать чемпионом!
Легко ли быть самым дорогим футболистом России? После чемпионата мира-2006 ему прочили большое будущее в одном из сильнейших клубов Европы, а он выбрал питерский "Зенит". Его игра привлекала внимание миллионов, а теперь его миллионы многим не дают разглядеть игру. Но как настоящий профессионал Анатолий ТИМОЩУК старается не обращать на все это внимание. Ведь он приехал в город на Неве с важнейшей миссией - помочь «Зениту» стать чемпионом! И непонятно, что давит больше - 20 миллионов, заплаченные за его трансфер, или амбиции Газпрома, твердо настроенного на золотые медали. Прошло два месяца с тех пор, как капитан сборной Украины и лидер донецкого «Шахтера» старается показать свое мастерство на российских полях. Я решила встретиться с Анатолием лично и узнать, каково это - быть самым дорогим футболистом России, какие отношения у него сложились с коллегами по команде, в последнее время часто сравниваемой с мадридским «Реалом» времен Флорентино Переса из-за обилия игроков-миллионеров, и станет ли «Зенит» лишь ступенькой на пути в немецкий «Шальке-04». - Извините за опоздание. Пробки, - начинает разговор Тимощук. - Конечно, не такие, как в Москве. Но минут 15-20 можно и простоять. Даже если захочешь объехать, не объедешь. В Украине с этим проще - выезжаешь на встречную, и все. - Успели уже адаптироваться к жизни в Питере? - Да. Уже сам за рулем езжу. Вот недавно меня друзья навещали. Сходили вместе в Эрмитаж, Исаакиевский собор, к «Авроре». - В «Зените» собрались футболисты с характером. Те же Аршавин, Радимов да и сам Адвокаат. Нашли с ними общий язык? - Как раз с Радимовым мы больше всего и общаемся. Еще, пожалуй, с Погребняком. Можем вместе посидеть в нарды или карты поиграть. А то, что у них характер? Каждый ведь личность. Сейчас такой футбол, что чем больше лидеров, тем лучше. Именно это делает команду сильнее, поскольку в ответственный момент любой из них готов взять игру на себя. Но лидер всегда должен ставить интересы команды выше своих собственных. А с Адвокаатом вообще проблем нет. Если вы намекаете на историю с Аршавиным, Денисовым и Анюковым (тогда все трое были отправлены в дубль за нарушение дисциплины. - О.Б.), то тут Дик проявил жесткость характера. Мы, конечно, подходили к нему, объясняли, что впереди ответственный матч со «Спартаком». Но это уже было делом принципа. - Все говорят о том, что в этом году «Зенит» станет чемпионом. Да и руководство клуба не скрывает своих амбиций. Ощущаете на себе этот прессинг? - Для меня это особого значения не имеет. Я играл в «Шахтере», перед которым стояли такие же задачи. Главное - к этому стремиться. На это может уйти год, а может и два. Но если вся команда пропитана этим духом, то рано или поздно она своего добьется. - За ваш трансфер <Зенит> заплатил 20 миллионов. Теперь вы самый дорогой футболист российского чемпионата: - Конечно, это ответственность. Клуб купил меня за большие деньги. Но, с другой стороны, мог бы и не покупать. Ринат Леонидович (Ахметов, президент «Шахтера». - О.Б.) вообще не собирался меня продавать. Но в итоге руководству «Зенита» удалось с ним договориться, и тогда выбор стоял уже за мной. Я до последнего момента не знал, о каких суммах идет речь. - А условия личного контракта долго согласовывали? - Те требования, которые я выдвинул клубу, были сразу удовлетворены. А потом дело не в условиях. Интересно попробовать свои силы в новом чемпионате, даже если это чемпионат России. Не скрою, что хочется поиграть и в других первенствах. Когда футболист преодолевает трудности, он становится сильнее как профессионал. Это мой жизненный принцип. Мной интересовались и английские, и итальянские, и голландские клубы. Но я сразу сказал, что не буду рассматривать никакие предложения, пока не будет достигнуто соглашение на уровне президентов клубов. Для меня же тоже было важно, чтобы «Шахтер» получил нормальные деньги за мой трансфер. Я не мог сказать: продайте меня за любую сумму или вообще отпустите бесплатно. - Каково для украинца сменить черно-оранжевую форму «Шахтера» на сине-бело-голубую форму «Зенита»? Учитывая политическую ситуацию в Украине, очень символично. - (Смеется.) У меня бело-голубые цвета прежде всего ассоциируются с киевским «Динамо», а не с кем-то из кандидатов. Лично я к политике всегда нейтрально относился. Конечно, у меня есть свои политические взгляды, но я их никогда не высказываю и никого публично не поддерживаю, хотя такие предложения поступали. Не хочу, чтобы спорт был связан с политикой. - И все-таки спорт не может существовать совсем без политики, например, если Украина станет членом ЕС, вы, например, не будете считаться легионером в европейских чемпионатах. - Если затрагивать этот аспект, то да. Но я считаю, что если футболист - профессионал и он нужен клубу, то его возьмут, независимо от того, легионер он или нет. - Анатолий Бышовец, ныне тренирующий московский «Локомотив», одно время работал в «Шахтере». Не звал к себе в команду? - Нет. Меня в «Локо» хотел видеть Муслин. Тогда Филатов (экс-президент «Локомотива». - О.Б.) общался с Ахметовым, но они не смогли договориться. Интересно, что при Бышовце я поменял шесть или семь игровых позиций. Он меня вызывал и говорил, что на таком-то месте некому играть. Я выходил и играл. Футболист должен быть универсалом. Адвокаат тоже иногда ставит меня на разные позиции в зависимости от тактической схемы. Но мне комфортнее на месте опорного полузащитника. - Вам довелось сыграть в команде «друзья Зидана». Как туда попали? - Один из моих хороших товарищей - Предраг Миятович (спортивный директор мадридского «Реала». - О.Б.), который одно время мог стать моим агентом, предложил мне принять участие в этом матче. Несмотря на то что я уже три недели находился в отпуске, я с удовольствием приехал в Дюссельдорф, где и состоялась игра. Это один из лучших моментов в моей жизни. - То есть была возможность попасть в «Реал»? - Есть возможность попасть в любую команду. Но я считаю, что в футболе не стоит пользоваться какими-то личными связями. Надо добиваться всего самому. На мой взгляд, сейчас и в России, и в Украине есть футболисты, которые бы спокойно могли играть в «Реале». Все дело в стереотипах. Взять футболиста из Аргентины намного привычнее и логичнее (по их мнению), чем из России или Украины. - Что отличает российский чемпионат от украинского? - Во-первых, в России лучше укомплектованы клубы. В Украине много команд, которые нестабильно финансируются. Правда, там даже у самого нестабильно финансируемого клуба поле лучше, чем у «Луча» или «Томи». И дело не в погодных условиях, а в нежелании местных властей или спонсоров стелить новый газон. К тому же в России больше клубов борются за призовые места с первого до последнего тура. В Украине же на протяжении последних пяти лет у первых двух команд – «Шахтера» и «Динамо» - отрыв от третьего места 20-25 очков. Когда несколько лет назад Ринат Ахметов сказал, что «Шахтер» станет чемпионом, все только смеялись и показывали на нас пальцем. Прошло два года, и мы стали чемпионами. Это похоже на то, что сейчас происходит вокруг «Зенита». Мол, накупили футболистов: Мы будем идти к поставленной цели. Если руководство или тренер решили купить какого-то игрока, то это их дело. - Помимо «Зенита» Газпром финансирует еще и немецкий «Шальке-04». Не думали о возможном продолжении карьеры в этом клубе? - Не знаю. Мы в свое время с <Шахтером> выбили <Шальке> из Кубка УЕФА, и гельзенкирхенцы были заинтересованы в моем приобретении. К некоторым ребятам из Украины, которые играют в Германии, подходили, спрашивали про меня. Но, я думаю, они поняли, на что могут наткнуться во время переговоров, и решили не рисковать. А так любое предложение будет рассматриваться. Мы же все нормальные люди. - У вас есть кумир? - В детстве мне импонировала игра Лотара Маттеуса (легенда немецкого футбола, единственный в истории футболист, принявший участие в пяти чемпионатах мира. - О.Б.). Когда я выступал в <Шахтере>, у меня на руке была именно его капитанская повязка. Мне ее подарил Александр Спиридон (молдавский футболист, в настоящее время работающий ассистентом главного тренера <Шахтера>. - О.Б.). Дело в том, что после одного из матчей своих сборных они с Маттеусом обменялись повязками. Эта вещь мне очень дорога. Не могу сказать, что я очень суеверный человек, но верю, что она приносит удачу. Еще у меня есть футболка, которую я поддеваю под игровую форму. Все матчи, которые я сыграл в своей большой футбольной карьере, она всегда была на мне. - В продолжение разговора о футболках. Многие футболисты заключают спонсорские контракты с фирмами-производителями спортивной одежды. У вас тоже был такой опыт в <Шахтере>. Не думаете, что иногда это мешает самому футболу, превращая игроков в бренды? - В моем случае это не была реклама. Мы работали для клуба, у которого был контракт с Adidas. Перед чемпионатом мира на меня выходили представители разных компаний, предлагая заключить спонсорские соглашения. Но я играю в том, в чем мне удобно. С другой стороны, это абсолютно нормальная практика в современном футболе. Если человеку готовы платить деньги и это не противоречит его принципам, почему надо отказываться? Вопрос в том, остается ли у него при этом время на футбол. Все хорошо в меру. - С недавних пор в российских клубах устраиваются судейские семинары. Как вам такая практика? - Это нормальная профилактическая мера в начале сезона. Арбитры объясняют нам какие-то новшества в правилах. Раньше, например, можно было задирать футболку, теперь за это дают желтую карточку. Демонстрируют видео, чтобы показать, где судья был прав, а где ошибся. А потом, учиться никогда не поздно. - Однако немногие футболисты имеют высшее образование: - У нас в Донецке многие ребята окончили институты. Я очень рад, что в свое время у меня была возможность поступить в Волынский государственный университет на факультет <Олимпийский и профессиональный спорт>. Теперь я могу работать тренером в детско-юношеской школе и учителем физкультуры. Но не хочу на этом останавливаться. Может, в аспирантуру поступлю, может, в другой университет. Нельзя же думать только о футболе. - Чем занимаетесь в свободное время. Есть какой-нибудь нефутбольный бизнес? - Всем бизнесом, который у нашей семьи есть, занимается супруга. У нее есть магазины топовых марок мебели. Помимо этого она выпускает глянцевый журнал в Западной Украине. А я коллекционирую иконы. У меня очень большая коллекция. Можно сказать, одна из лучших в Украине. Два года назад один мой товарищ – тоже коллекционер - рассказал мне про свое увлечение. Я во все это вник. И теперь на довольно профессиональном уровне могу рассказать про любую икону. Это не только художественная, но и духовная ценность. Раньше я еще вина коллекционировал. Но со временем интерес к этому пропал. Сейчас мы живем за городом. Люблю проводить время на свежем воздухе. Делаю шашлычки. По возможности смотрю по телевизору NBA, большой теннис, гандбол. - Сейчас в Москве проходит чемпионат мира по хоккею. Следили за выступлением своей сборной? - Конечно. Но о чем тут можно говорить, если в группе наша сборная заняла последнее место. Жалко. Думаю, проблема в том, что в Украине нет своего регулярного чемпионата, а есть украинские команды, которые участвуют в белорусском первенстве. Это не идет на пользу отечественному хоккею. Но все равно я болел за ребят в каждом матче и до последнего надеялся на то, что им удастся выйти из группы. Я всегда переживаю за любую украинскую команду или украинского спортсмена. Это ведь мое, родное.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться