Юрий Окрошидзе: Еще бы поиграл, но позвали в «Зенит»!

На минувшей неделе впервые за российскую историю зенитовского дубля в нашей резервной команде появилась должность «тренер вратарей». Необходимость этого шага назрела, ведь после 1999 года, когда состоялся дебют Вячеслава Малафеева, в нашей второй команде не вырос ни один голкипер, способный составить реальную конкуренцию первому номеру. Контракт с клубом подписал человек, которого особо представлять в Петербурге не надо. Юрий Окрошидзе – единственный воспитанник футбола нашего города, который носит титул чемпиона мира. К тому же он 11 лет отыграл за «Зенит».
На минувшей неделе впервые за российскую историю зенитовского дубля в нашей резервной команде появилась должность «тренер вратарей». Необходимость этого шага назрела, ведь после 1999 года, когда состоялся дебют Вячеслава Малафеева, в нашей второй команде не вырос ни один голкипер, способный составить реальную конкуренцию первому номеру. Контракт с клубом подписал человек, которого особо представлять в Петербурге не надо. Юрий Окрошидзе – единственный воспитанник футбола нашего города, который носит титул чемпиона мира. К тому же он 11 лет отыграл за «Зенит». Игровая карьера завершилась внезапно - Юрий, после окончания выступлений за «Уралан» в 2004 году вы отыграли еще два сезона… - Да. Сначала я принял приглашение саратовского «Сокола», в котором уже выступал в 1990-е и провел тогда два довольно удачных сезона (был признан лучшим вратарем первого дивизиона – прим. автора). Команда подобралась весьма неплохая, но у нее были серьезные трудности с финансированием. Проблемы прогнозировались с начала года, и опасения, к сожалению, оправдались. Все это сказалось и на качестве игры, и на отношении ребят к делу. К тому же из-за задолженности по трансферам с «Сокола» сняли шесть очков, стали уходить футболисты, и команда, по существу, перестала существовать. - Зато в ростовском СКА, за который вы играли в прошлом сезоне, таких проблем не было… - Действительно, эту команду взял под свою опеку Иван Саввиди, крупный бизнесмен и депутат Госдумы. Не секрет, что сделал он это, дабы создать в городе альтернативу «Ростову». Так что компания подобралась очень амбициозная. За год был сделан серьезный шаг вперед, и я не удивлюсь, если в предстоящем году армейцы будут бороться за место в Премьер-лиге. - Однако СКА занял в своей зоне лишь второе место и получил путевку в первый дивизион только благодаря клубам, отказавшимся по разным причинам выступать в лиге… - Да. Так сложилось, что мы очень удачно играли с лидерами, например, дважды победили Владикавказ, но потеряли очки с командами, которым вроде бы ничего не было нужно. Каждый соперник настраивался на нас, как на самый важный матч сезона. Мы же в какой-то момент дали слабинку, вот и произошли незапланированные потери – уступили спартаковцам два очка. А вообще турнир получился очень сильным и интересным. Владикавказский «Спартак», новороссийский «Черноморец», «Ротор», ставропольское «Динамо», клубы из Сочи, Элисты, Камышина – все в недавнем прошлом выступали в Премьер-лиге. - Почему приняли решение закончить игровую карьеру? Ведь силы, судя по всему, еще остались… - Честно говоря, не думал еще заканчивать играть: рассматривал различные варианты, были приглашения от ряда команд. Однако встретил Игоря Чугайнова, и он предложил мне заняться подготовкой вратарей в зенитовском дубле. Потом поговорили с Михаилом Бирюковым, тот не возражал - поскольку тренировки главной и резервной команд проходят практически одновременно, он не может много внимания уделять дублерам, не разорваться же ему… Так что будет принята общая концепция подготовки, ориентируясь на которую и будем работать. - Переход игрока в статус тренера чреват множеством проблем: психологическими, физическими, материальными… Как думаете справляться? - (Смеется.) С точки зрения «физики», я не сказал бы, что нагрузки существенно упадут. Все же специфика работы тренера вратарей такова, что приходится и разминать голкиперов, и очень активно участвовать в процессе их подготовки - на месте не постоишь. После каждой тренировки чувствуешь очень серьезную усталость. С другими проблемами тоже справимся (улыбается). Питерская школа отличается техникой - На второй сбор не едут два молодых вратаря Александр Никитин и Владимир Мухин. Вы уже успели с ними поработать. В чем их проблемы? - Сейчас мне трудно ответить на данный вопрос, поскольку я не видел их работу на первом сборе. Однако то, что они остаются дома, еще не означает, что в дубле на них больше не рассчитывают. Я беседовал с ребятами и объяснил им, что не стоит «вешать носы». В данный момент главный тренер решил просмотреть других кандидатов на вратарскую позицию, а Никитин, Мухин и Запольский должны тренироваться с удвоенной энергией, поскольку шанс им еще представится. - Часто приходится слышать от тренеров, что вратари приходят из футбольных школ «сырыми». В чем, по вашему мнению, это выражается? - В первую очередь, в недостаточной функциональной подготовке. Вот и по тем тренировкам, которые я успел провести в дубле, заметил: у молодых ребят проблемы с физическими кондициями. И, честно говоря, удивлен, что хромает техника. Раньше питерская школа вратарей закладывала очень серьезную техническую базу. Все-таки в 16-17 лет голкиперы обязаны уметь уже многое, а затем в команде мастеров они должны прогрессировать и шлифовать мастерство. Ставить технику в этом возрасте уже поздновато. - Приходилось слышать точку зрения, что питерской вратарской школы вообще не существует. Согласны с подобным мнением? - Категорически не согласен! Вы посмотрите: сейчас два из трех вратарей национальной сборной – питерцы. А есть еще Саша Макаров, привлекавшийся в сборную год назад. Это уже не говоря об огромном количестве голкиперов, играющих в различных российских лигах. Какая еще школа может похвастаться столь солидным представительством? И отличительной ее чертой как раз всегда считалась поставленная еще в детстве техника. - Большинство молодых вратарей дубля, как и вы, прошли школу «Смены». Не советовались с Владимиров Павловичем Савиным, который воспитал не только их, но и вас? Может быть, он знает ключик к этим мальчишкам? - Мы созванивались с Владимиром Павловичем, он дал мне подробную характеристику на каждого вратаря. Ребята они, конечно, неплохие. Однако работать с ними еще предстоит очень много, все же взрослый футбол имеет свою специфику. И, безусловно, многое будет зависеть от их желания. Вратарская работа – постоянный и тяжелый труд. Обойдемся без гипнотизеров - Считается, что в 20 лет полевой игрок полностью созрел для игры в основном составе, а его ровесник-вратарь в этом возрасте еще, как правило, подает надежды и раскрывается значительно позже. Почему? - Да, такие вундеркинды как Касильяс или Акинфеев – скорее исключение из правил. Они уже в 18 лет играли лучше многих возрастных голкиперов. Однако лучший возраст для вратаря – после 25 лет, когда наступает зрелость. Появляется уверенность и мудрость, психическое состояние приходит в норму. На мой взгляд, происходит так потому, что на вратаре лежит очень серьезная психологическая нагрузка, с которой организм более молодых людей не всегда справляется. С возрастом появляется опыт: ты уже все знаешь о футболе и еще очень многое можешь. В совокупности это и дает свои плоды. - Психологические проблемы связаны с высочайшей ценой ошибки? - В молодом возрасте ты больше переживаешь из-за ошибок, это своеобразный юношеский максимализм. Чем раньше молодой человек начнет проще относиться к жизни, тем он быстрее вырастет в классного вратаря (улыбается). - В чем феномен Акинфеева? - В поразительной психологической уверенности. Порой кажется, что его ничего не может вывести из себя. Причем, не только в игре, но и в жизни. Возможно, это лишь удачная маска, но у нападающих, выходящих на ударную позицию, в подсознании сидит мысль об уверенности оппонента, и коленочки начинают дрожать… К тому же у него заложена отличная школа: и техника хорошая, и тактически здорово подготовлен. - Но ведь Акинфеева готовили в школе ЦСКА по той же методике, что и других юных вратарей. Однако заиграл только он… - Безусловно, огромную роль играет талант. Значит, в нем больше было заложено природой. Очень многие ситуации он решает в свою пользу за счет чтения игры, а это интуиция, которой не научишь. Она или есть, или нет. - И все же психологическая уверенность тренируется, или это качество дано при рождении? - Безусловно, тренируется. Огромную роль играет самовнушение. Однако это умение настроить себя также появляется с возрастом. - В ваших тренировках психологии будет посвящено какое-то время? - Подобные вещи проговариваются в ходе личных бесед. Специальных занятий, наверное, не будет. Но хочется подобрать ключик к каждому вратарю, чтобы не ограничиваться простым разбором ошибок, а вместе пытаться понять, почему они все же происходят. - Может, подключить гипнотизеров? - (Смеется.) Были попытки приглашать подобного рода специалистов, даже в «Зените». На кого-то может быть это и действует, но в своей игре я улучшения после их работы не заметил. Поэтому считаю, что в этом нет необходимости. У каждого человека есть собственные резервы для психологической самоподготовки. - На что в первую очередь вы будете обращать внимание при работе с юными вратарями? - Ну, приходится работать не только с юными. Например, 20-летний Миша Кержаков - уже почти сложившийся голкипер, который заметно выделяется на фоне 17-летних ребят. И, безусловно, его тренировки должны отличаться от занятий с совсем молодыми вратарями. В этом, кстати, отличие от работы в главной команде, когда голкиперы готовятся по одинаковой методике и получают равную нагрузку. В дубле же приходится разрабатывать индивидуальные планы. - Методика подготовки будет согласована с Михаилом Бирюковым, или вы будете использовать свой опыт? - К сожалению, не получилось сейчас встретиться с тренером главной команды - множество организационных проблем навалилось. Я, например, узнал о своем назначении лишь через день после того, как «основа» вернулась в Испанию. Однако наша беседа обязательно состоится при первой же возможности. А предварительный разговор у нас был: мы решили, что лучше работать в тесном контакте, ведь дубль готовит вратарей в главную команду. Ее игровая концепция должна отрабатываться уже в резервном составе. - Свое будущее вы связываете с тренерской работой? - (Улыбается). Получается, что так. Р.S. Контрольный матч зенитовских резервистов с «Петротрестом» в среду не состоялся из-за морозной погоды. Утром в четверг команда Игоря Чугайнова отправилась на свой второй сбор в турецкий Белек.


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться