Фатих Текке: Султан-максималист

Форвард появился в холле отеля, где сейчас проживает, не опоздав ни на секунду к оговоренному времени. Пока большинство зенитовцев учит английский, он мечтает овладеть русским языком. И вообще, в ходе беседы турецкий нападающий сломал многие стереотипы.
Форвард появился в холле отеля, где сейчас проживает, не опоздав ни на секунду к оговоренному времени. Пока большинство зенитовцев учит английский, он мечтает овладеть русским языком. И вообще, в ходе беседы турецкий нападающий сломал многие стереотипы. В Москве уже забивал – В российской военно-исторической литературе часто встречается упоминания о черноморской бухте Сурмен. Именно в ней и находится ваш родной город? – (Улыбается.) Да. Это мои родные места, там прошло мое детство. Здесь всегда было много выходцев из России, что неудивительно, ведь совсем рядом граница с Грузией. – Когда на мальчика из небольшого городка обратили внимание тренеры "Трабзонспора"? – Дело в том, что когда мне было девять лет, мы переехали в Трабзон, который находится менее чем в сорока километрах от Сурмена. В футбол я играл и ранее, а после переезда стал выступать в местном любительском клубе. Когда мне исполнилось 13 лет, меня на каком-то турнире заметили тренеры юношеской команды "Трабзонспора" и пригласили к себе. Довольно быстро удалось пробиться в "основу", затем стал выступать за юношескую сборную Турции… Кстати, в ее составе я играл в России и даже забил победный мяч. (Речь идет об отборочном матче ЧЕ-1995, проходившем в Москве на стадионе "Локомотив", тогда на 80-й минуте Текке забил решающий гол в ворота… воспитанника питерской СДЮШОР "Смена" Александра Владимирова. Отличился Фатих и в игре, которая состоялась в Измире – Прим. автора.) К тому времени я уже успел дебютировать в основном составе "Трабзонспора". – Фатих, вы уже в детстве хотели стать профессиональным футболистом? Кто был вашим кумиром в те годы? – Я очень хотел быть похожим на Марадону! Конечно же, мечтал, что, как и он, сыграю на чемпионате мира. До сих пор считаю, что Диего – величайший футболист, даже рядом с ним некого поставить. Я лишь последние пять лет играю чистого форварда, до этого моя позиция была несколько в глубине поля, как у Марадоны. Вот только на чемпионат мира не удалось попасть – накануне сломал ногу и восемь месяцев затем провел без футбола… – Как получилось, что вы стали не просто нападающим, а неординарным бомбардиром, забивающим очень много голов? – Тогда нас тренировал Шумер, и он предложил мне попробовать сыграть форвардом. Я подумал, а почему бы и нет? (Смеется.) Ведь нападающим достается больше любви и внимания болельщиков! Судя по всему, получилось… – Другими словами, в первый раз в сборную вы попали в качестве полузащитника? – Да. Я был совсем молодым и не мог пробиться в основной состав "Трабзонспора" – на моей позиции играл очень сильный и опытный футболист. Поэтому я решил отправиться в аренду в клуб "Алтай". Сезон, проведенный в этой команде, оказался очень удачным: меня пригласили в национальную сборную и предложили вернуться в "Трабзонспор". Игра за "Зенит" пробуждает национальную гордость – Что для вас значат выступления за национальную сборную? – Играть в национальной команде для меня очень важно. Поскольку я осознаю, что представляю всю Турцию, для меня это предмет национальной гордости. Подобные чувства я испытываю и выступая за "Зенит", ведь в России многие будут судить о том, какие турки, по тому, какой я. Это тоже выступление на международной арене. – Сборная Турции после дисквалификации проведет первые три домашних матча отборочного цикла на нейтральных полях. Это отразится на ее шансах выйти в финал чемпионата Европы? – Сначала мы думали, что весь турнир проведем вне дома, но и три матча – много. Конечно же, играть без зрителей намного сложнее, тем более что в Турции нам всегда гарантирована горячая поддержка. Однако таково решение, которое уже не изменится. Придется согласиться, к тому же я уверен, что совсем без болельщиков мы не останемся. В любом случае, мы будем бороться за победу и считаю, что у нашей команды неплохие шансы пробиться в финальный турнир. – Вы участвовали в печально известном поединке со Швейцарией, после которого последовала дисквалификация. Какова ваша интерпретация произошедшего? – Я, честно говоря, не хотел бы говорить на эту тему. Мне очень часто задавали подобный вопрос в Турции, но сейчас это уже прошедший этап. Давайте лучше поговорим о России. – Вы не боитесь потерять место в основном составе национальной сборной? Ведь в Турции непросто следить за матчами российского чемпионата… – Я думаю, что не надо недооценивать профессионализм наших тренеров. Они могут получать достаточно информации о футболисте, где бы он ни играл. Кроме того, чемпионат России – соревнование довольно высокого уровня, а "Зенит" – классная команда, которая играет в современный привлекательный футбол. Я уверен, что здесь смогу прогрессировать и выйти на более высокий уровень, а, следовательно, бороться за место в "основе" национальной сборной. Так что я ничего не теряю с переездом в Россию. В этот момент мы решили переместиться в кафе. Проходя по вестибюлю отеля, Фатих повторял в слух уже освоенные им русские слова, которых набралось не меньше десятка. И даже попытался сделать заказ, но перепутал глаголы "звать" и "взять". Согласитесь, для четвертого дня пребывания в России – весьма стремительные успехи в познании языка.. Царь турецких бомбардиров – Год назад вам чуть-чуть не хватило для того, чтобы завоевать "Золотую бутсу" лучшего бомбардира европейских чемпионатов. Вы очень расстроились по этому поводу? – Я не ставил перед собой цели завоевать этот приз. Для меня намного важнее успехи команды. А еще для меня очень важно оправдать надежды людей, которые мне доверяют, которые на меня положились. – "Зенит" – это трамплин в более серьезный чемпионат? – Мне уже 28 лет, а в сентябре исполнится 29. В таком возрасте уже не стоит далеко забегать вперед. Главное сейчас помочь моей новой команде стать чемпионом, вернуться на европейскую арену. Если же после этого появятся какие-то предложения, то тогда и будем их рассматривать. В данный момент все мои мысли о "Зените". – Есть ли у вас фирменные способы отмечать забитый гол? – Я никогда не думаю об этом заранее. Сначала надо еще забить, а потом видно будет. Наверное, можно сказать, что мой фирменный стиль существует, но пока не хочу об этом рассказывать, будем надеяться, что скоро представится случай продемонстрировать его. Пусть это станет сюрпризом для болельщиков. – Многие бомбардиры коллекционируют забитые мячи. Вы можете назвать самый важный или самый эффектный? – Я не делю голы по категориям, считаю, что все они важные и все по-своему красивые, поскольку помогают добиваться успеха моей команде. – А пенальти, действительно, часто не забиваете? – Да, из 15 попыток раза четыре обязательно промажу. – Почему вас на родине называют Султаном, и как вы относитесь к подобному прозвищу? – Султан у нас то же самое, что у вас царь. Когда за два года я забил более 80 голов, то болельщики решили называть меня подобным образом. Считаю, что вполне оправданно. Может, это и слишком эмоциональная оценка, но пусть зовут, я не возражаю (улыбается, а потом начинает бить в ладоши и петь.) "Фатих – султан! О-о-о-о! Фатих – султан! О-о-о-о!» (Смеется.) Кстати, в турецкой истории была такая легендарная личность – султан Фатих Мехмед Завоеватель, он взял приступом Константинополь, через шесть веков решили, что появился его последователь. Я профессионал! – В Турции бытует мнение, что если бы не ваш сложный характер, вы бы стали звездой мировой величины… – К сожалению, это так. В молодости я был очень горячим, устраивал драки. Поэтому все и говорят о моем тяжелом характере. Однако, во-первых, на поле я никогда не выясняю отношения. Во-вторых, после женитьбы и рождения детей я стал другим человеком, более спокойным. – Не боитесь жестких защитников, которых много в российском чемпионате? – Не думаю, что футбол в России грубее, чем в Турции, да и в международных матчах я сталкивался с неджентльменским поведением игроков обороны. Так что испугать меня сложно. Как играл, так и буду играть, стиль менять не собираюсь… Вот и во время последней тренировки несколько раз получал по ногам, однако это меня не остановило. – В России арбитры порой не замечают, как вратари отбивают мяч рукой, выйдя за пределы штрафной, да и других судейских казусов хватает. Может ли подобное вывести вас из равновесия? – Такое везде бывает. Посмотрите, даже на чемпионате мира арбитры порой принимают странные решения. Я обычно очень спокоен. Вообще на поле стараюсь быть хладнокровным, даже не знаю, что бы могло меня вывести из себя. Я всегда считал, что если дать волю нервам, то ты уже не профессионал. – По какой тактической схеме вам удобнее играть: с тремя форвардами или с двумя? – Я успешно играл и с двумя партнерами, и с одним. Схему выбирает тренер, задача футболистов – воплощать его задумки на поле. Для настоящего игрока изменение схемы – не проблема. В командных действиях главное не то, как отдельный футболист хочет или привык действовать, а согласие, дисциплина и сыгранность. Главное, не количество партнеров, а взаимопонимание с ними, чтобы в кратчайшее время принять единственно правильное решение. Это все приходит через многочисленные командные тренировки. Так что как Дик Адвокаат скажет, так и будем играть (улыбается). Ищу симпатичную учительницу! – Вы уже несколько дней тренируетесь в "Зените". Какие ваши впечатления о команде и о отдельных футболистах? – О том, что в Петербурге сильная команда, я знал еще до приезда сюда, поскольку видел несколько матчей питерцев в Кубке УЕФА. Здесь же успел пообщаться с Александром Кержаковым и Ким Дон Чжином. Мне очень понравились все наши три вратаря. Как форвард признаюсь – классные голкиперы… Коллектив принял радушно, вот только моего русского языка катастрофически не хватает для общения. Но я обязательно в ближайшее время его выучу, и у меня со всеми будут хорошие отношения… (Улыбается.) С ударениями в ваших словах сложно разобраться – с турецкой точки зрения они не всегда логичные. Но я вам обещаю, что обязательно заговорю по-русски (улыбается). Одному трудно, надо пригласить симпатичную девушку, чтобы учила меня, с ней процесс пойдет быстрее! (Смеется.) – А как же жена? – (Смеется.) Только для обучения, ни на что другое я не рассчитываю. Я тоже помню, что у меня есть жена, и очень люблю и ее, и двух наших детей. – А вообще у вас семья большая? Есть ли персональные болельщики? – В нашей семье было семеро детей, так что у меня три брата и три сестры. Думаю, что как только дела в Петербурге наладятся, буду приглашать их в гости. Кроме того, у меня много и друзей, и персональных болельщиков. Рассчитываю, что они также приедут посмотреть, как я играю на "Петровском", поддержат меня. – А внимание питерских болельщиков уже почувствовали? – Пока в Петербурге меня еще плохо знают, но буквально вчера подошли на улице трое молодых людей, сказали, что видели меня в телевизионной передаче и пожелали успешной игры в "Зените". Мне очень важно завоевать сердца болельщиков моей новой команды, хотя прекрасно понимаю, что это будет непросто. – Поклонники "Зенита" стараются поддерживать футболистов оригинальными способами. Например, в интернете обсуждается акция, когда на 61-й минуте вас приветствует весь стадион … – Мне эта идея нравится. Почему бы и нет? Я потомственный максималист! – В России люди, живущие, например, на севере и на юге, как правило, отличаются по своему темпераменту. Чем отличаются жители северо-восточной Турции, где вы родились и выросли, от основного населения страны? – Жители нашего города считаются более темпераментными и агрессивными, нежели население юга Турции. Кроме того, наша превалирующая черта характера – постоянное желание быть победителями, даже в мелочах. Проигрыш для нас просто непереносим. Конечно, не всегда получается, но я готов отдать абсолютно все силы для победы… – Значит, вы потомственный максималист? – Максималист? (Это слово Фатих произнес по-русски, а потом мы совместно с переводчиком объясняли его значение – Прим. авт.). Да, конечно, я максималист (вот еще одно слово в русском лексиконе Текке – Прим. автора). – Представьте ситуацию: "Зенит" выходит в еврокубки и попадают по жребию на "Трабзонспор". Вы будете играть? – Для меня нет никакой разницы, с кем играть. Даже если в команде соперника на поле выйдет брат, главное – интересы команды. А против "Трабзонспора" я уже неоднократно играл и даже забивал голы. Люблю играть в снег! – Каковы ваши первые впечатления от Санкт-Петербурга? – Поразительно красивый город! Но и очень дорогой… И еще я уже успел попасть в нелепую ситуацию в магазине. Мне надо было купить пижаму, я померил две и выбрал ту, которая больше понравилась, но продавщица почему-то настаивала, чтобы я купил обе… Однако мне нужна была только одна, я и заплатил за нее. Почему-то продавщица осталась чрезвычайно рассерженной. – Какова ваша жизнь вне футбола? – В Измире у меня есть маленькое кафе, где можно попробовать очень вкусные торты и пирожные. Если говорить о хобби, то на него времени не хватает. В минуты отдыха я люблю побыть в одиночестве на природе. Хорошо, когда есть интересная книга… – Какому жанру отдаете предпочтение? – С удовольствие читаю книги об Османской империи, другую историческую литературу. Не обхожу вниманием и актуальные политические темы. – А в музыке? – В турецкой национальной музыке есть направление под названием "Арабеск", этот стиль мне очень нравится. Кстати, мне кажется, что у русской и турецкой музыки много общего… А можно вам вопрос? – Конечно. – Когда пойдет снег? – Как повезет, может быть уже в октябре. Вы боитесь русских морозов и снега? – Нет, я неоднократно играл в подобных условиях, у нас ведь бывают снегопады, ничего страшно. Мне даже это нравится… – Однако в России снег и морозы порой пагубно сказываются на состоянии полей… – Я готов к этому. Не думайте, что в Турции подобное считается экзотикой (смеется). – Как вы относитесь к тому, что в России придется много летать на самолетах? В сентябре, например, зенитовцев ждет Владивосток – а это часов 8 в воздухе… – Меня об этом предупредили, и аэрофобией я не страдаю. С кем играем? С "Лучом"? Да, я видел эту команду вчера по телевизору. P.S. Редакция "НЗ" выражает благодарность журналисту и переводчику Фуаду Аббасову за помощь в проведении интервью. Мнения Эрсун Янал, бывший тренер сборной Турции: "В современном футболе форварды должны быть разносторонними, они должны уметь не только забивать голы, но и играть на контратаках, расшатывать оборону, прессинговать соперника, ассистировать коллегам и расширять фронт атаки. Фатих – один из таких. Он хорошо адаптируется на любой позиции и к любой тактике. Он выигрывает верховую борьбу, забивает потрясающие голы. У него есть все качества классного форварда. Единственное, что меня огорчает: он не играл за сборную раньше. Но я уверен, что у него впереди большое будущее". Зеки Кол, спортивный обозреватель газеты "Ватан": "Я видел четырех великих игроков турецкого футбола за последние 25 лет. Фатих сочетает в себе лучшие их качества. Он великий игрок – непредсказуемый, хорошо обрабатывает мяч и завершает атаки. Возможно, у него не идеальный рост для форварда, но на "втором этаже" он играет лучше многих. Игрок сейчас на пике своей карьеры, и я уверен, что он будет играть лучше и лучше". Сергей Фурсенко, президент ФК "Зенит": «Я рад представить вам нашего нового игрока. Мы провели достаточно большую работу для того, чтобы лучший бомбардир турецкого чемпионата оказался в "Зените". За последние два года как в чемпионате своей страны, так и в отборочных играх чемпионата мира, а также в Кубке УЕФА этот футболист забил более 70 голов. Такой результат говорит сам за себя. И я надеюсь, что в "Зените" Фатих Текке не уменьшит тот темп, который он набрал за предыдущие годы. Вручая Фатиху клубную футболку, я бы хотел сказать ему: "В добрый путь!"


0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться