РОЗА

Как я ни брыкался, ничего не выходило. - Едешь утром в Нью-Йорк, делаешь презентацию за час, быстренько возвращаешься и вечером успеваешь сделать все свои дела! – сказал босс тоном, которым говорят боссы перед тем, как намекнуть о возможных проблемах. Не могу же я ему сказать, что у меня сегодня «Зенит» играет с «Болтоном», и я ни при каком раскладе не буду делать за него презентацию! А куда деваться?.. Ладно, примчался из Вашингтона в Нью-Йорк за три с половиной часа, отбарабанил доклад, сдержался и не нагрубил профессуре, чересчур медленно формулирующей свои дурацкие вопросы, и, наконец, дорвался до интернета. А там... «Болтон» - «Зенит» - 1:0. Слова про дождь, невезение и двойную разметку кажутся поминальным плачем. Настроение – ноль. Нет, не ноль – минус бесконечность. Чёрт, надо что-нибудь выпить и прогуляться! Манхэттен раздражал своей суетливостью. Если бы не небоскрёбы и не абсолютно чужие лица, он был бы похож на московскую площадь у трёх вокзалов. Стоп! Что это?.. Похоже, у меня окончательно «поехала крыша»: на улице плюс двадцать три по Цельсию, о каком шарфе может идти речь? Нет, у меня с головой совсем всё плохо: откуда на Манхэттене бело-сине-голубая «роза»? Перебегаю через дорогу: - Зёма!.. Стой! Огромный мужик лет тридцати пяти смотрит на меня круглыми глазами. - Ты из Питера? - Да, с Васи. А ты? - А я с Весёлого Посёлка! – я не верю своему счастью. - Зёма!.. Братан!.. – он буквально падает на меня, изображая братские объятия. – Ты уже знаешь про «Болтон»? - Знаю, братишка... Судя по он-лайну, наши бились, как могли... - Угу. Только некому играть-то было... Я от тётки иду, у неё «тарелка»... Слушай пойдём вмажем, а? - У меня машина на платной парковке... - Да фиг с ней... Пойдём, вмажем! «Будвайзер» был отвратительным. Я заказал водки... - Ты давно здесь? - Шесть лет. Работаю охранником в ресторане на Брайтоне. - Вышибалой, что ли? – я плеснул граммов по пятьдесят. - Угу, а ты? - А я в Вашингтоне... Наводнения моделирую. Уже три года. - Ааа... Чокаться не будем. - Давай!.. Он ткнул вилкой в салат под многобещающим названием «Цезарь»: - Фу!.. Бэ!.. Как они могут это есть? - Я об этом и думать не хочу! – и я запил пивом. – Мечтаю приехать в Питер, да съесть настоящего чёрного хлеба! Горяченького, с машины или ларька! Да пивка – нашего, питерского!.. - Я тоже... Закрою глаза и вижу себя на Василеостровской... Дождь прошёл. Табаком пахнет... Бабки с пирожками... – он и в самом деле закрыл глаза. – Крикуны с лотереями... Трамваи грохочут... И лица – человеческие! И «розы», и «розы»... - Ага. А я мечтаю на стадион сходить... - Слушай, не трави душу, братан! Давай ещё по одной! - Давай! За Питер! - За Питер! – и мы смачно чокнулись. - Хочу просто пройтись от «Спортивной», через Стрелку, пересечь Дворцовую, по Невскому. Хочу постоять и подышать Невским! - Угу. Или просто в метро после футбола потолкаться... Я был в Питере пару лет назад. Едешь в метро со стадиона – там все, как родные... - Они и есть родные! Америка такой никогда не будет. - Да, брат... Знаешь, без балды... Родина – это питерское метро после футбола. - А Невский? А горячий хлеб из ларька? А рваные октябрьские облака над Петропавловкой? А нормальные красивые девушки? - Слушай, ты прямо... это... поэт!.. Здесь красивых девушек только на Брайтоне найдёшь... Не кобыл в шлёпках, а принцесс на каблучках! Мы заржали: в самом деле, американки почти круглый год ходят в пляжных тапках. Брайтонские красавицы не отвлекли от главного. - Давай ещё!.. – мой друг и брат наливал ещё по одной. - Мареша покалечили, Спивака покалечили, Радимов – просто слов нет... Язык ему надо... - Да, ладно! Очухаются и с Владом сами разберутся! – он прервал меня, протянув стакан. – Давай теперь за то, чтобы наших не калечили и чтобы они всех колбасили! - Хороший тост!.. И за то, чтобы они ловили кураж в каждой игре! Вы снова выпили и покосились на салат «Цезарь»... - Тебя как зовут-то? - Костя! – он протянул мне свою огромную ручищу. - Вадим. Давай что-нибудь пожрать закажем? - Не, я не могу эту дрянь жрать... И пить... Поехали к нам в ресторан на Брайтон! Моя машинка скучала на парковке, сияя штрафом за просроченное время. Я снял со спинки сиденья и высунул в левое окно свою «розу», а Костя свою – в правое. Вы врубили на полную громкость «Город над вольной Невой» и помчались на Брайтон. Настроение улучшалось: мы знали, что где-то далеко нас ждёт наш родной, умытый дождями, лучший в мире город, в котором есть добрые и умные человеческие лица, красивые девушки, вкусный хлеб и ароматное пиво. Да и в конце концов, о каком плохом настроении может идти речь, если у нас есть такие ребята, как Аршавин и Кержаков, Хаген и Спивак, Мареш и Горшков, Чонтофальски и Малафеев, если наш «Зенит» - чемпион! Не сегодня, так завтра. Не завтра, так послезавтра! А иначе и быть не может, потому что единственный ребёнок – всегда лучший!


1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Кирилл
    0
    31 12 2010 в 09:44           
    Круто!)))