×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
09:49, 13 февраля 2021 года
09:49, 13 февраля 2021 года

Михаил Погорелов: «Когда попадаешь на сборы к чемпионам России — это невероятные эмоции и чувства»

Интервью молодого нападающего сине-бело-голубых — о детстве в Волгограде, сходстве с Антуаном Гризманном и взаимной химии со Станиславом Крапухиным.

Михаил Погорелов: «Когда попадаешь на сборы к чемпионам России — это невероятные эмоции и чувства»
— Михаил, на днях вы забили первый гол за «Зенит», поразили ворота «Ноа», поздравляем! Каким представляли себе дебютный мяч?
— Спасибо! Там все сложилось — Крапуха подкараулил пас, и мне оставалось только поддержать атаку и чтобы он не пожадничал и отдал передачу. Что он и сделал. А насчет фантазий — раньше перед сном мог представить себе какой-нибудь важный матч вроде финала Кубка, как я забиваю в нем за «Зенит» в ворота ЦСКА или «Спартака». Во сне? Нет, мне футбольные сны вообще редко снятся.

— Почему в соперниках виделись именно эти команды?
— Скажем так, по семейным обстоятельствам. Моя жена Маргарита играет в ЦСКА, и у нас вечный спор — кто лучше? Потому и армейцы. Но мы с ней никогда не ссоримся из-за футбола, скорее подтравливаем друг друга, мол, посмотри в таблицу, кто выше.

На самом деле это очень легко, когда в паре настолько совпадают интересы. Я этого хотел и искал. У нас масса общих тем, не только спорт и наша профессия.

— Футбол вместе смотрите?
— Если только какие-то важные игры грандов. Скажем, рядовая встреча в английской Премьер-лиге ее вряд ли заинтересует, а мне нравится следить за любым матчем.

— Как вы познакомились?
— На Универсиаде в 2017 году. Я тогда играл за «Строгино», меня вызвали в сборную России. Туда же, в Тайбэй, приехала женская национальная команда. Начали общаться, переписываться, я добивался ее около года. Потом в отношениях возникла пауза, а еще через год мы снова встретились, погуляли — и закрутилось-завертелось.

Она живет в Москве, я — в Петербурге, поэтому видимся не так часто, как хотелось бы. Вроде привыкли, уже полегче, но когда сборы — все равно тяжело, потому что три-четыре месяца можем друг друга не видеть.


— Вернемся к вашему голу. Он важен для вас или товарищеский статус матча делает его менее значимым?
— Нет, ни в коем случае. Неважных игр не бывает, каждый матч особенный по-своему, и в любом хочется забить. Гол есть гол, он придал мне уверенности.

— Команда тепло поздравила с первым мячом?
— Да, особенно наши легионеры! Минуты три потом дышать не мог после «поздравления» от Себы Дриусси в тоннеле. Мне кажется, им такие ритуалы очень нравятся, они всю душу в них вкладывают.

PZ_014444_000065_0h (1).jpg

— Какое у вас общее впечатление от предсезонной подготовки с основой?
— Это какая-то фантастика, и я наслаждаюсь этим моментом, потому что такое происходит редко. Когда ты играешь за «Строгино», считающееся главной командой второй лиги, а через два года попадаешь, пусть пока только на сборы, к чемпионам России — это невероятные эмоции и чувства. Я в восторге!

— С кем из игроков вы были знакомы до приезда в Дубай?
— Лично только с Андреем Мостовым, с которым мы часто пересекались в одной компании: он дружит с Ильей Скроботовым. С Алексеем Суторминым провели одни сборы, когда оба были в «Строгино», потом он ушел, так что не очень хорошо друг друга знали. Сейчас общаемся, он может подколоть: «Это тебе не „Строгино“, давай привыкай к другому уровню!» Обычные рабочие отношения.

PZ_014341_000102_0h.jpg

— Как и Саба Сазонов, вы узнали, что едете на сборы, за несколько часов до вылета. Что успели взять с собой кроме формы?
— Только колонку. Я меломан, люблю слушать музыку перед тренировкой.

— О чем думали в самолете?
— Что ждет, какими будут сборы, атмосфера в команде, как быстро пройдет адаптация, как скоро привыкну. Вроде смотрел фильм в полете, но сам все время был в своих мыслях, вопросы крутились в голове. И реальность превзошла ожидания!

— Что самое тяжелое в работе с главной командой?
— Первое, что приходит в голову, — несколько дней адаптации в самом начале. Второе — привыкание к скоростям и интенсивности тренировок. Надо именно не телом, а головой понимать, что тут совершенно другой уровень, где не дадут много времени на раскачку. Все зависит только от тебя самого.

— Как перенесли дубайскую жару? Она похожа на лето в вашем родном Волгограде?
— В целом — нормально. Да, похожа — там бывает и плюс сорок, духота невыносимая. Но в последние годы очень редко бываю в Волгограде в летнее время. Только зимой, когда долгий отпуск.

***

— Каким было ваше волгоградское детство?
— Как у обычного дворового пацана. Школа, тренировки, потом прогулки с друзьями по городу до позднего вечера. Я был хулиганом — не носил школьную форму, больше нравился спортивный стиль. Дрался? Случалось. Весной в школе проходили праздники — например, День футбола. Играли класс на класс, там ребята понимали, что у них нет шансов, потому что я занимаюсь футболом. В итоге задели мою одноклассницу, пришлось выяснять отношения. После этого родителей вызвали к директору.

— Почему пошел в школу «Олимпии», а не «Ротора»?
— Сначала я занимался борьбой в Доме борьбы «Динамо». Каждую среду был спортивный день: бегали, играли в футбол. Во время футбола я выделялся, постоянно спрашивали, занимаюсь ли я. Тогда играл только во дворе после тренировок по борьбе. Со временем борьба надоела, стал прогуливать занятия, хотя тренеры говорили про большой потенциал. Родители узнали, что я прогуливаю, мы поговорили, сказал им, что хочу заниматься футболом. У отца были знакомые, которые привели меня в «Олимпию», — так все и началось.

«Олимпия» и «Ротор» для Волгограда — это местные «Барселона» и «Реал». Мы обыгрывали «Ротор», исход большинства матчей решал я. Тренер «Ротора» предложил переход, рассказал об условиях, но я остался в «Олимпии», а потом уехал в Москву.

— Принципиальность появилась сразу или в процессе противостояния с «Ротором»?
— Изначально ее не могло быть, потому что не понимал, что такое «Ротор». Разговаривая с тренерами, пацанами, осознал, что «Ротор» — особый соперник и туда уходить нельзя. Некоторые все же так делали, потому что понимали, что у «Олимпии» нет главной команды.

— Вы сразу начали играть ближе к атаке?
— Всегда играл центральным нападающим, но постепенно спустили на позицию инсайда. Когда перебрался в «Локомотив», переставили на фланг атаки — играю там до сих пор.

— Самое яркое футбольное воспоминание до переезда в Москву?
— Кубок Черноземья, на котором мы заняли второе место, проиграв в финале «Факелу». Наверное, это единственное значимое достижение. От нас ждали хорошего результата, к турниру готовили сразу три тренера, хотя в обычное время с командой работал один. Так что ждали победы, но с «Факелом» не хватило сил.

— Кто-то из партнеров по «Олимпии» добрался до взрослого уровня?
— Артем Голубев из «Уфы». Мы пересеклись, когда я только пришел, — успели провести пару тренировок, после чего его забрали в «Краснодар».

PZ_014489_00057_1h.JPG

***

— Вы переехали в Москву один, когда вам было тринадцать. Как не раздавил большой город?
— Первое время никуда не ходил, жил на базе «Локомотива». Весь график: тренировка — база — школа. Мог выйти только за бутсами, в остальное время сидел на базе.

— Пришлось себя сдерживать?
— Да, умерил пыл. Родители говорили, что это другой уровень, нужно цепляться, чтобы остаться в Москве. Понимал, что возвращение в Волгоград ни к чему не приведет, поэтому действительно цеплялся. Но само поведение — да, вопреки самому себе.

— В «Строгино» вы перескочили молодежку, сразу попав в главную команду. Такое часто происходит?
— Раньше такого вообще не было, возможно, я первый человек, игравший за свой год и за основу во второй лиге. Мне было шестнадцать, а моим партнерам по двадцать пять — они бились за результат и высокие места. Дебютировал в ПФЛ против смоленского «Спартака», первый мяч забил в домашнем матче с «Псковом».

— Какие ощущения от игры в ПФЛ в 16 лет?
— Понимал, что это большой скачок, там уже не было «ну проиграли и проиграли». Матчами в ПФЛ люди зарабатывают себе на жизнь. В первой игре мне дали всего 12 минут, но все прошло удачно: создал пару опасных моментов.

— В основе «Строгино» тоже выходили на фланге атаки?
— Нет, вторым нападающим в 5-3-2.

— В «Зените»-2 вы чаще выходите слева в нападении.
— Да, всегда. Мне там очень комфортно, удобнее и возвращаться в оборону, и бежать вперед. Слева, убирая под левую ногу, могу и подать, и развернуть обратно. Справа могу делать то же самое, но как-то неудобно. Например, Малкому удобнее играть справа, потому что он левша. У меня все наоборот.

— На каких позициях еще можете сыграть?
— Инсайд. На сборах «Зенита»-2 играл центрального защитника. Все отобрал, чувствовал себя очень уверенно. Меня заменили по ходу матча, потом сломался наш центральный защитник, и Владислав Николаевич Радимов отправил меня в оборону. Отыграл минут 12.

— В этом сезоне в «Зените»-2 вы часто исполняете стандарты.
— Да, удалось сделать около пяти голевых передач после прямых подач с угловых. Подаю в определенную зону, понимаю, где должны быть партнеры, а там уже все зависит от них.

— Кто вдохновляет из исполнителей стандартов?
— Раньше нравились Фрэнк Лэмпард и Стивен Джеррард, особенно угловые от первого. Сейчас таких игроков нет. Лэмпард постоянно находился в зоне, где происходили события, поэтому он часто встречался с мячом, всегда был в игре. В России очень нравилась игра Анатолия Тимощука.

— АПЛ — ваша любимая лига?
— Да, очень динамичный чемпионат, большие скорости, постоянно опасные моменты. Главное — у них нет явных аутсайдеров, последняя команда может выиграть первую. Для российского болельщика такой результат удивителен, а английский воспринимает это как обычную игру.

— За кого болели в детстве?
— За «Челси», но первой футболкой была форма «Барселоны». Ее родители привезли из Испании, это была коралловая футболка с фамилией Месси. Надел ее только пару раз, потому что не болел за «Барсу».

— «Зенит»-2 выиграл семь матчей из восьми перед перерывом, при этом старт сезона получился неудачным. За счет чего удалось прибавить?
— Прибавили за счет работы, вот и все. Думаю, ничья с владимирским «Торпедо» была переломным моментом, когда мы атаковали весь матч, но не выиграли. После нее мы победили в трех матчах подряд, остановились только на «Долгопрудном». Плюс придала уверенности гостевая победа над «Коломной» — поняли, что можем выигрывать не только в Петербурге.

— В чем секрет Станислава Крапухина? Четырнадцать голов в шестнадцати матчах — внушительная статистика.
— Он нашел своего ассистента.

— Вас?
— Да. Шесть из восьми голевых передач отдал ему я.

— Это особая химия?
— Чувство. С тренировками я понимал, как он открывается, в какой точке может быть. Это очень помогло. Говорили с ним на тренировках. Например, я просил его при атаках с фланга открываться на ближнюю штангу, потому что часто стреляю вдоль ворот. Сейчас обычно защитники ждут передачу под себя, поэтому пас на ближнюю может быть опаснее.

PZ_013806_00017_0h.jpg

— Для вас приятнее гол или результативная передача?
— Это разные эмоции. Наверное, так как сейчас я играю на фланге, радостнее отдавать пасы.

— В этом сезоне у вас украли гол в матче с «Ленинградцем». Что там произошло?
— Очень обидно, действительно украли. Не знаю почему. Я пробил в штангу, мяч отскочил в спину вратаря и залетел в ворота. Не знаю, считается ли это автоголом, потому что изначально написали, что забил я.

— Какие эмоции были тогда?
— Первые — радость от гола и победы над принципиальным соперником. Дня через два, когда гол переписали на вратаря, с одной стороны, было все равно, но и немного обидно. Считаю, что забил я.

пого3.gif

— Вас расстраивает то, что вы еще не отличались в играх за «Зенит»-2?
— Понятно, что от меня ждут голов, но главное — результат команды. Если я отдаю голевую передачу — хорошо, забью — еще лучше. Если команда выиграла, а у меня нет результативных действий — ничего страшного.

— В матче с «Ноа» вы забили, но мяч не остался в воротах, потому что в сетке нашлась дырка.
— Еще и игроки «Ноа» говорили, что я был в офсайде. Но это был стопроцентный гол, украсть и его было практически невозможно.

— Какие цели ставили себе на сборы? И на весь 2021-й?
— На сборах — выжать максимум из себя и оставить впечатление о себе. На год — конечно, хочется попасть в заявку на матч основной команды, но первоначально помочь «Зениту»-2. Скорее всего, буду доигрывать сезон там, поэтому нужно добиться выхода в ФНЛ.

— Личные цели по результативности не ставите?
— Нет, у меня такого нет. Я просто играю и делаю все возможное, чтобы помочь команде. Голы и передачи — лишь приятный бонус к результату.

— Сейчас у вас эффектная борода. Сколько отращивали?
— Около месяца. На самом деле просто лень бриться. Я ее подравниваю минут пятнадцать, а усы убираю, потому что они мне не нравятся. Полностью бороду никогда не сбриваю, но и планов отпустить ее, как, например, у Джеймса Хардена, точно нет.

PZ_014444_000059_0h (1).jpg

— Вам когда-нибудь говорили, что без бороды вы похожи на Антуана Гризманна?
— Да, слышал такое много раз. Друзья семьи всегда называют Гризманном, в «Инстаграме», бывает, спрашивают, не родственники ли мы.

— К слову об этом. Вы знакомы с Федором Погореловым? Он часто говорит, что вы — его сын.
— Нет, но меня уже спрашивали и тренеры «Зенита»-2, и здесь на сборах Вячеслав Павлович Евдокимов. Пользуясь случаем, скажу: Федор, спасибо, что следите и радуетесь моим успехам, хоть мы с вами и не родственники! 

img
img
img