×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
15:00, 12 февраля 2021 года
15:00, 12 февраля 2021 года

Магомед Оздоев: «Когда я выхожу на поле, готов умирать за любого нашего»

Большое интервью полузащитника сине-бело-голубых — о встрече с Уиллом Смитом, матчах чемпионата Индии, скоростях современного футбола и упорной работе на тренировках.

Магомед Оздоев: «Когда я выхожу на поле, готов умирать за любого нашего»
— Магомед, начнем с приятного: ваш мяч в ворота «Локомотива» признали «G-Drive. Лучшим голом» по итогам первой части сезона. В «Твиттере» вы написали: «Хорошее начало года!» Приятно?
— Да, всегда приятно, когда болельщики признают твой гол лучшим. Это еще больше мотивирует.

— Вы и сами в одном из интервью назвали этот гол своим лучшим.
— Да, но я же не знал, как его оценят другие. 

— Вы один из немногих игроков «Зенита», кто активно пользуется «Твиттером». 
— Мне это нравится. В «Твиттере» идет живое общение, где ты можешь что-то донести практически до всех (улыбается). 

— Есть ощущение, что вам больше нравится с юмором прокомментировать чью-то запись, чем публиковать свою. 
— Раньше сам больше писал, а сейчас так, как вы сказали, если попадается что-то интересное. 

— Самый интересный пост за последнее время, мимо которого не смогли пройти? 
— Фото, где мы с Жирковым смотрим в телефон, и первый же комментарий под ним: «Когда тебе показывают Куликовскую битву, но ты ее вживую видел». По мне — прекрасный юмор (улыбается). 

— В соцсетях под вашими постами можно встретить язвительные и даже неуважительные комментарии. Как на это реагируете? 
— Абсолютно не обращаю на такие вещи внимания. Написал человек и написал. Что дальше будет? Ничего. Каждый высказывает свое мнение, и это нормально. Единственное, чего не позволю, — чтобы затрагивали мою семью. А про меня что угодно пишите. 

ozdoev01.jpg

— То есть вы сознательно не отключаете комментарии?
— А смысл в этом какой? Могу честно сказать — я на это не отвлекаюсь. Пишут и пишут. Всё равно ориентируюсь на собственное мнение. 

— Расскажите об истории в «Инстаграме», где вы в футболке Хуммельса. 
— Это мой самый любимый футболист из последнего немецкого поколения. Импонирует именно его стиль игры, тем более на протяжении стольких лет. Есть что у него почерпнуть. Поэтому, конечно, хотел обменяться с ним футболками после нашей игры с «Боруссией», но его заменили раньше. Ну, думаю, всё, не получится. Сидим потом в раздевалке, подходит наш администратор. «Слушай, Мага, там из „Боруссии“ майку передали, попросили с тобой поменяться. Ты как?» Говорю: «Конечно, давай. Мне без разницы чья — повешу дома просто футболку Дортмунда». Тем более мне их форма с детства очень нравилась. У друга был еще салатовый вариант — фантастический. На всякий случай у администратора спрашиваю: «А всё же чья майка?» «Не знаю, посмотри сам», — говорит. Разворачиваю, а там — Хуммельс. Представляете?!

— Как отреагировали? 
— Аж закричал: «Быстрее отдайте, пожалуйста, ему мою майку! Меняюсь!» (Смеется.) В итоге эта футболка стала единственной, которую никому не подарил — оставил себе. 

— Внешнего сходства с Хуммельсом не наблюдаете? 
— Мне иногда раньше говорили об этом — есть чуть-чуть (улыбается). 

— Какие еще памятные футболки были? 
— Форлана после матча с Уругваем. Подарил ее папе. Ему была интересна игра Диего. 

smit.jpg

***

— Как получилось, что «Зенит» встретил на сборе в Дубае знаменитого актера Уилла Смита? 
— Заходим в тренажерный зал и вдруг видим — он там занимается. Сразу решили, что не будем отвлекать — человек дело делает. Сами знаем, каково это, когда тренируемся. Но в какой-то момент он сам подошел. Помахал всем нам, узнал команду, поздоровался. В итоге мы попросили, мол, давайте совместное фото сделаем. 

— Как актер он вам нравится? 
— Топ — в плане работы в своей сфере. Прекрасный актер и, на мой взгляд, прекрасный человек. У каждого, конечно, свое мнение. Но я считаю Смита одним из лучших артистов. Поэтому очень интересно было его увидеть.
 
— Есть ощущение, что сейчас в «Зените» вы больше всего общаетесь с Юрием Жирковым. 
— Мы с Юрой всегда много общались. И в сборной практически постоянно вместе. Он очень образованный, начитанный. С ним интересно поговорить о чем бы то ни было. Юра может подсказать что-то. Но, если честно, о футболе немного говорим — есть масса других любопытных тем. Спрашиваю — он рассказывает. Раньше такого действительно чуть меньше было в «Зените», потому что Юра постоянно с Браниславом Ивановичем. Они даже в соседних квартирах в Питере жили. Я — чуть подальше, но и все втроем, бывало, пересекались. Сейчас Ива уехал. Вижу, что Юра по нему скучает. По видеосвязи ему иногда вдвоем звоним. 

— Юрию Жиркову, который любит тематику Второй мировой, наверняка был бы интересен рассказ про вашего деда, который прошел всю войну летчиком. 
— Это брат моего дедушки. Но и другой родной брат деда по материнской линии — один из самых известных разведчиков страны. Это такое поколение было! Сестра маминого отца — профессор, историк. Уже 44 года живет в Париже. Преподавала в Сорбонне, выпускает книги. Очень известный человек во Франции.

ozdoev02.JPG

— Вернемся к футболу. Похоже, что вы следите за всем, что в нем происходит, — от родной Ингушетии до всего мира.
— Очень люблю футбол и постоянно погружен в него. Соцсети, кстати, здорово помогают видеть в нем те моменты, которые мне интересны. Еще у меня есть приложение, где я могу смотреть все матчи очень многих стран. В отпуске, например, был такой момент. Ночью, часа в два, на экране у меня матч. Жена подходит, говорит: «Ты что, с ума сошел? Или это какая-то очень важная игра?» На самом деле, вы удивитесь, это была встреча чемпионата Индии. Таиландский тоже смотрел. Мне интересно! 

— И как вам качество чемпионата Индии? 
— Скорости, конечно, совсем другие, но пытаются играть, так что всё равно любопытно.

— Про интенсивность в российском чемпионате сейчас тоже много говорят. Как нам с этим быть? 
— Смотря что и с чем сравнивать. Мне кажется, интенсивность задается уровнем чемпионата. «Зенит» свой темп в нем держит, но 80 процентов команд играют с нами от обороны, выстраивая по 5-6 защитников. Это совсем другая интенсивность. Сейчас многие задаются вопросом, почему она в Европе в принципе выше. 

— Как считаете? 
— Потому что большинство команд хотят играть в футбол, постоянно идут вперед. Понятно, что, скажем, Италия — это в большей степени тактика. Но возьмем Германию. Команда из региональной лиги выбивает из Кубка «Байер», а клуб из второй Бундеслиги — «Баварию», потому что не боятся играть или проиграть. Для меня это самое главное, что заключается в самой игре. А если просто биться в десяти матчах на ничью, то будет всего десять очков. 

— Что надо сделать, чтобы наши команды перестали бояться?
— В голову футболистам залезть не могу, как и попросить их играть по-другому. Но, кстати, приятным сюрпризом для меня в этом плане в свое время стал «Тамбов». Из команд, которые боролись за выживание, они единственные играли в футбол! Атаковали, не боялись пропустить. Со всеми причем. Это же нормально, это же игра! Но когда у тебя мало того что десять человек сзади плюс вратарь, так еще и скамейка орет: «Не выходите, стойте сзади!» — какой это футбол? А потом говорят: мы добились результата, то есть ничьей, и это фантастика.

— Но ведь добились своего. 
— Считаю, что это не результат, потому что у тебя ничего потом не будет. Какой-нибудь шальной мяч залетит в следующем матче, и всё. Пойди с такой игрой, попытайся отыграться. Только сунулись — пятерку получили. 

ozdoev03.jpg

— Не так давно эту «пятерку» получил «Урал» в матче с «Зенитом», выбрав открытый футбол.
— «Урал» — это та команда, которая всегда играет в открытый футбол. Всегда! И мне этим тоже давно импонирует. Кстати, считаю, что именно поэтому они держатся в Премьер-лиге. Где-то очки ребята потеряют, но где-то заберут. Но если попытаются постоянно стоять сзади, не возьмут ничего. В том числе потому, что многие футболисты просто устают постоянно играть только в обороне. 

— Какая команда из тех, что вы видели в последнее время, стала для вас настоящим открытием? 
— Мне очень импонирует «Лестер». Команда, которая хочет постоянно прессинговать, показывать достаточно красивый футбол. Смотрел три последних их матча — держат очень хороший темп. И не зря идут в тройке АПЛ. 

— Какова, по-вашему, главная тенденция в мировом футболе на сегодняшний день?
— Лет шесть назад на одном семинаре выступал Фабио Капелло. Тогда он сказал, что футбол в плане техники, тактики и видения игры в ближайшие лет 50–60 не изменится. Кроме одного — скорости. Сейчас видно — европейский футбол действительно прибавил, по сути, только в этом. Очень многое зависит от того, насколько ты быстро двигаешься. Правда, из-за этого увеличивается и количество травм. Мое мнение — бутсы или что-то еще тут ни при чем. Просто игрокам приходится поддерживать высокий темп в большом количестве игр. 

— А скорость мышления не изменилась? 
— Это совсем другое. Возьмите Дмитрия Лоськова. Он мог сделать в этом плане с мячом всё что угодно. Один из лучших, из тех, с кем мне доводилось играть! 

— При этом Лоськов не был самым быстрым. Значит, Капелло не совсем прав? 
— У кого выше командная скорость, тот быстрее идет наверх. Помню, сидели смотрели в 2017 году финал Лиги чемпионов УЕФА «Реал» — «Ювентус». Первый тайм еще более-менее, но в перерыве я сказал: «„Ювентусу“ хана, потому что после 60-й минуты „Реал“ понесется!» Так и вышло — он задавал тогда совсем другие скорости. 

— То есть сейчас всё решает физика? 
— Очень многое. Когда наиболее четко проявляются слабые стороны футболиста? Когда он устает. Значит, весь вопрос в том, сколько ты готов выдерживать темп игры. Если полностью в порядке физически, то, даже когда мяч чуть не так примешь, сможешь исправиться, снова овладеть им. А если устал, всё уже по-другому. Всё решается за доли секунды. По телевизору, кстати, всё несколько иначе видится, чем на поле. На экране это зеленый квадрат. А на самом деле расстояния-то огромные — 110 на 75 метров. При этом 20 метров футболист сейчас должен пробегать за что-то вроде 2,9–2,8 секунды. 

ozdoev04.jpg

— Считается, что в «Барселоне» не слишком много бегают на тренировках.
— Но какой там был подбор игроков! С другой стороны, ушло то поколение, и результата нет. А возьмите «Аталанту», где постоянные скорости. Но если команды одинаково готовы физически, всё равно играет роль, кто классом выше. 

— Как добиваться высоких скоростей в футболе? 
— Многие говорят: это либо дано, либо нет. Считаю — дано всем. Просто футболистов надо учить двигаться еще с детства. У нас такой стереотип — подрастающему поколению не надо много бегать. Но по мне, что упустил в этом плане в 12–13 лет, потом в 17–18 лет уже не возьмешь. Тактике-технике — влет за пару месяцев научишься. Однако твое сердце не станет больше, ты не сможешь лучше переносить нагрузки и так далее. Возраст, когда надо начинать бегать, имеет очень большое значение. Это мое мнение. 

— На чем оно основано?
— Много смотрю, читаю на эту тему, анализирую. Всё закладывается в плане физического состояния и работоспособности до 17 лет, потом это только поддерживаешь. И тогда можешь переносить большие нагрузки. Понятно, что мяч быстрее любого человека. Но тебе надо под него открыться. Или вас могут гонять 90 минут так, что вы его не видите. Но всё равно надо быстро перемещаться. Быть максимально готовым функционально, чтобы прессинговать, вступать в единоборства. Это отнимает очень много сил, которые надо закладывать. Но если не сделал это до определенного момента, у тебя ничего не будет. 

— С вами как в детстве было? 
— Те нагрузки, что я получал, и те, которые, как вижу, дают сейчас, — это совсем другое. Не представляю, что со мной было бы, скажи я в 17 лет Юрию Палычу Сёмину в «Локомотиве»: «Я устал». 

— Выгнал бы? 
— Помню, в 17 лет попал первый раз на сборы в Австрию. Прошел недельный цикл. Доктора говорят: «Иди массироваться». Отвечаю: «Не пойду». «Надо, большие нагрузки получил», — настаивают. Захожу в надежде, что никого из старших нет, чтобы не выгнали. Лег, только начали смотреть — ягодицы, оказалось, чуть забились из-за жесткого поля, — и заходят старшие. И говорят: «Чтобы мы тебя тут больше не видели». Встал и ушел.

— Расстроились?
— Нормально воспринял, потому что нам говорили — в 17 лет у тебя ничего не должно болеть. 

ozdoev05.jpg

— Это же не совсем правильно — восстановление никому не мешает. 
— Считаю, что в какой-то мере правильно. Ушло то воспитание, которое я застал. Поколение старших другое было. Когда в то время приезжал на тренировки, старался, чтобы меня до нее на базе вообще не видели. Закрылся в номере, потом в зал разогреваться и сразу на поле. Но на нем другое дело — там должен умирать. 

Помню, однажды был кросс. За физподготовку Олег Пашинин отвечал. Он до сих пор в «Локо» работает. Я понимал — Олег задает темп, я должен бежать впереди рядом с ним, все-таки уже полгода в команде. А тут еще молодых парней подтянули к основе, а они — сзади. В какой-то момент Пашинин посмотрел на меня, затем на них, после чего я понял — им сейчас хана. Действительно, Олег так на них накричал! Мол, вы что, с ума сошли, а ну давайте бегом первыми! В том возрасте ты действительно должен делать больше. Считаю, это нормально. 
 
— У вас своя детская школа в Ингушетии. Какую методику там применяете в плане нагрузок? 
— Они очень много носятся, получают огромную нагрузку. При этом мы их постоянно проверяем. Потом попадут в профессиональную команду — там свой цикл будет. Самое главное — подготовить ребят к нагрузкам, с которыми они столкнутся в будущем. Как это произошло со мной. Для меня разминка была — это тест Купера. 

— На что вы опираетесь при составлении этих нагрузок в своей школе? 
— Это такая смесь советских и современных методик. Один итальянский тренер не так давно в интервью российскому корреспонденту на вопрос о том, что нам надо стремиться к вам и как это сделать, ответил: «Слушай, друг, мне кажется, вы — дураки». И дальше рассказал, что практически вся европейская методика подготовки взята из советской. От Лобановского, Морозова, Садырина… В Италии мало бегают, что ли? Или нас наши итальянские тренеры по физподготовке Иван Карминати и Андреа Сканавино мало гоняют? Нет, конечно. 

— Вы в свое время были в киевском «Динамо». Там тогда еще помнили времена Лобановского? 
— Каха Каладзе вспоминал про них — бежишь, тебя может стошнить, после чего бежишь дальше. В общем, умирали, вставали, и снова вперед. Правда, и забавные истории рассказывали. Подписали какого-то парня. Проходит три-четыре дня, и всё — он больше не может. Тогда, говорят, он пошел, специально сломал руку об дверь, а потом уехал.
 
— На сборах в матче с «Араратом-Арменией» «Зенит» сыграл по схеме с одним опорным полузащитником Барриосом, а вы с Венделом действовали выше. Как вам такой вариант? 
— От вариантов расстановки наша задача не меняется. Всегда надо двигаться, работать. В центре есть свои нюансы, которые надо при любой схеме исполнять. 

ozdoev06.jpg

— При таком варианте вы разве не стали более атакующим игроком центра поля? 
— При двух опорниках я тоже много подключался к атакам. Конечно, минимальные изменения при этой схеме есть, но, когда Барриос идет вперед, остаюсь сзади. Или Вендел. Позволить себе полностью оголить центр мы не можем. Но, по большому счету, да, Барриос — такой наконечник между защитой и остальными линиями. Поэтому глобальных изменений нет. 

— Сейчас много разговоров про Вендела. Он только сейчас раскрывается или сразу был виден его футбольный интеллект?
— Многое зависит от того, насколько он привыкает. Понятно, что команда ему помогает как можно быстрее влиться в коллектив. Он у нас дружный, все подсказывают друг другу. Конечно, психология тоже имеет значение. Когда переходишь в другой клуб, есть такого рода моменты — другой чемпионат, другая команда. Приезжаешь расслабленным, а позже понимаешь, что здесь совсем по-другому. Затем начинаешь адаптироваться. 

Думаю, уже пришло время, когда Вендел начал чувствовать себя у нас по-другому. В том числе благодаря сборам. Но тренировочный лагерь — это одно, а чемпионат — совсем другое. Надеюсь, Вендел будет и дальше продолжать приносить пользу команде, забивать. В то же время хочу сказать — для «Зенита» каждый игрок важен вне зависимости от того, играет он или нет. Сегодня один, завтра другой на поле, но когда команда единое целое, тогда всегда есть результат. Что мы и доказываем в последние годы. 

— Сейчас в Дубае одиннадцать молодых игроков. Целая команда. Вы отыграли с ними матч с «Пахтакором» в качестве капитана. В какой степени они на подходе к основе? 
— У «Зенита» хорошая школа. Это доказывает статистика: из Академии «Зенита» много молодых ребят, которые играют сейчас по всей России. По себе знаю, насколько важен переход из дублирующего состава в основу. Единственное мое пожелание для молодых игроков — это работать на тренировках очень много, потому что завтра сегодняшнюю тренировку уже не вернешь. Поэтому нельзя подходить к делу по принципу, мол, сегодня я чуть-чуть подхалтурю, а завтра возьмусь по полной. Футбол ошибок и такого отношения не прощает. Из-за этого иногда во время игры и тренировок на молодых приходится голос повышать. Ты должен подсказывать. Это естественно. 

Мне очень не хочется, чтобы какой-нибудь молодой упустил свой шанс, чтобы ребята совершили ошибки тех парней, с которыми мы когда-то вместе начинали. Были ведь очень одаренные! По молодежке считались чуть ли не Неймарами. Но когда тебя в дубле носят на руках, потом, переходя в основу, надо забывать всё, что было до этого. Любая основа — это совсем другие скорости, менталитет. Рядом люди, которые давно играют на таком высоком уровне. А думать, что вот ты сейчас придешь в основу и из-за того, что был таким классным в молодежке, сразу таким же окажешься и в основе, — это неправильно. Дадут тебе десять минут — должен отыграть их максимально. Вообще не выпускают два-три месяца — терпи, жди своего шанса. Ты его всё равно получишь. А если бы ты действительно был вундеркиндом, тебя разорвали бы на части, предлагая клубу 100 миллионов. 

— В той же игре с «Пахтакором» вы не только подсказывали молодежи, но и чуть ли не в драку шли за нее после слишком жестких стыков со стороны соперника. Дело тут в том, что рядом была молодежь, или просто иначе не можете в любом случае? 
— Когда я выхожу на поле, готов умирать за любого нашего. Вне зависимости от того, прав он или виноват, а лишь потому, что он в моей команде. Считаю, на поле каждый должен быть друг за друга. Как говорится, на войне не спрашивают, прав ты или виноват. Это «война» на поле, кто вместе, тот ее и выиграет!
img
img
img