Андрей Лунев: «Золотой матч мы сыграли в Краснодаре»

За исключением ничего не решавшей игры с «Ростовом», Андрей Лунев защищал ворота «Зенита» во всех матчах чемпионата России. Настал момент подвести итоги.
Андрей Лунев: «Золотой матч мы сыграли в Краснодаре»
— В самолете из Грозного на вопрос об ощущениях после первого для себя чемпионства вы ответили: «Пока непонятно». Когда пришло осознание?
— Наверное, после матча с ЦСКА, когда поднял над головой кубок. Да и то немного странное ощущение: не знаешь, как себя вести. Смотришь — все радуются, тебе тоже радостно. Не сказать, что это прямо счастье. Скорее какая-то удовлетворенность, потому что долго шел к этому. 

— До праздника на «Газпром Арене» была еще встреча с болельщиками в аэропорту. Ожидали, что она получится такой огненной?
— Когда самолет приземлился, мама написала мне, что ожидается что-то грандиозное. Так что морально я был готов. Получилось здорово, красочно, весело.

— Файер удалось зажечь?
— Очень хотелось, но мне не рекомендовали из соображений безопасности.

— Перед матчем в Грозном казалось, что чемпионство после «Ахмата» — худший сценарий. Получилось наоборот. Болельщики вас поздравили дважды — сначала в аэропорту, затем после матча с ЦСКА. В самолете тоже весело было.
— Праздновали мы бурно, да. Особенно иностранцы — было даже немножко страшно. Но настоящие эмоции у меня появились, когда прилетели. Вышли к болельщикам, увидели, сколько народу собралось в такое позднее время. В этот момент пришло понимание, что мы сделали что-то важное для людей, которые верили в нас и для которых мы играли.

— Как вам удалось так настроиться на ЦСКА? У них на кону — Лига чемпионов, злющие на поле вышли. И вы их просто смяли. Нередко чемпионы, решив задачу, играют уже не в полную силу.
— Это менталитет наш: чемпионами стали — можно расслабиться и ничего не делать. На самом деле в характере спортсмена заложено постоянное стремление к победе. Тем более при своих болельщиках, перед церемонией награждения. Было бы непростительно, если бы мы сыграли бездарно. Это неправильно по отношению к людям и к самому футболу. Биться нужно до конца. Поэтому мы готовились очень серьезно, и игра получилась. Когда мы делали круг почета, я видел, что все болельщики на местах, никто не ушел. Это было настоящее единение: один город — одна команда.

— Шестьдесят тысяч человек, которые болеют очень громко. Вы в ходе игры слышите, что происходит на трибунах?
— Полностью абстрагироваться от этого, наверное, невозможно, или я просто еще не овладел таким умением. Я слышу и песни, и кричалки. Смотреть, что происходит на трибунах, конечно, времени нет — я всё время в игре. 

— Где у «Зенита» был золотой матч — в Краснодаре или в Грозном?
— Конечно, в Краснодаре. Я бы назвал ту игру показательной, как и следующие две домашние. Но победа над «Краснодаром» — ключевая. Приди мы к матчам с «Динамо» и «Крыльями» в плохом психологическом состоянии, всё могло бы получиться иначе. На нас бы давил результат, а конкуренты рядом. Было бы очень тяжело. Хотя и так с «Динамо» мы плохо начали игру, а с «Крыльями» получилась не очень хорошая концовка. Но после эмоций, полученных в Краснодаре, было бы странно свести к нулю все наши старания. Мы не могли себе такого позволить.

— Уверенность, что свое уже не упустите, после Краснодара появилась?
— Не знаю, как у ребят, у меня — да. Правда, и в предыдущем сезоне уверенность была, когда мы удачно стартовали. Казалось, пролетим и никого не заметим, а потом в один момент всё изменилось: играем хуже и хуже. Никто не знал, что делать, чтобы вернуться на свои рельсы. Это стало хорошим уроком: ты можешь забраться очень высоко, но в один момент упасть ниже плинтуса. 

В этом сезоне по осени тоже был нелегкий период. Теряли очки в матчах с командами из середины таблицы. Не сказать, что это было дежавю, но дурные мысли появлялись, и приходилось их от себя отгонять. После Краснодара я понял, что своего мы уже не упустим.

— Когда в начале сезона всё было хорошо, Бранислава Ивановича попросили рассказать об атмосфере в коллективе. Мудрый капитан сказал, что она хорошая, но «посмотрим, что будет, если наступит неудачный период». Такой период наступил перед зимним перерывом. После четырех декабрьских поражений ту атмосферу удалось сохранить?
— В принципе, да. У нас был такой очковый задел, что мы могли позволить себе оступиться. Только «Сити», «Ливерпуль» и «Барселона» могут пройти сезон почти без потерь. Они — исключение из правил. В нашем чемпионате все примерно равны, каждый может потерять очки. Ну и мы были готовы к тому, что после чемпионата мира подсядут наши лидеры — физически и эмоционально. По сути, так и получилось. Матчи в еврокубках не были легкими, в группу мы зашли с большим трудом. Все игры — от ножа, с большими физическими и психологическими затратами. В итоге появились ошибки — и командные, и индивидуальные. Хорошо, что на зимний перерыв мы ушли лидерами. Ну а потом помогла домашняя игра с «Фенербахче». После победы появилась уверенность, что всё должно быть хорошо.

— «Зенит» лидировал с первого тура. Это давило на вас?
— Мы неудачно провели концовку прошлого года. В такой ситуации хочется скорее исправиться, ты начинаешь что-то выдумывать, и получается как всегда. Психологически было не очень просто. В каких-то моментах я ошибался, в каких-то не выручал. Если ты игрок «Зенита», у тебя должны быть какие-то качества, позволяющие здесь играть. Это довлело. Особенно неприятно было после «Рубина».

— В одном из интервью вы говорили, что пропущенный мяч — это всегда ошибка. Ну вот, например, гол Перейры в Краснодаре: мяч сверху падает в самую девятку. Со стороны показалось, что без шансов для вас.
— Всё равно можно было что-то сделать. Шагнуть по-другому, что-то еще. Вообще надо доводить это дело до автоматизма, чтобы голова не думала, а мышцы выполняли свою работу сами. Видимо, нужно больше тренироваться, моделировать такие моменты.

— Если победный матч не сухой для вас, вы удовлетворены не полностью?
— Да.

— А как же лучший матч «Зенита» в сезоне с «Краснодаром»? Там было 3:2.
— Это был лучший матч команды. И еще один из лучших матчей вратаря «Краснодара».

— Он пропустил три!
— Да, но кто смотрел, тот знает. Если бы я выручил в эпизоде со вторым голом, был бы доволен собой. Ну а так я был, конечно, очень доволен результатом.

— В этом сезоне можно было увидеть много ошибок у топовых вратарей. Привозили Куртуа, Тер Штеген, Льорис в финале чемпионата мира… Это связано с тем, что с развитием футбола расширяются вратарские функции — игра ногами, первый пас, — или просто так получилось?
— Думаю, это стечение обстоятельств. Буквально вчера я ради интереса посчитал, сколько матчей провел за сезон Эдерсон в «Манчестер Сити». После травмы Браво он играл все матчи, кроме одного на ранней стадии Кубка. Плюс вызовы в сборную, и это не Европа, а Бразилия. В общем, по моим подсчетам, получилось около 60 игр. Круто, к этому нужно стремиться.

— У вас тоже немало: с матчами за сборную получается сорок пять.
— Да, но у него шестьдесят! Понятно, были моменты, когда он не выручал, но в целом он держит уровень. При игре каждые три дня и практически без зимнего перерыва. Интересно было бы узнать, как у них в Англии устроен тренировочный и восстановительный процесс. Думаю, они выдерживают такие нагрузки за счет игрового тонуса.

— Ваши слова можно понимать так, что пауза вратарю не нужна?
— Нужна, конечно. Физическую форму поддерживать можно, но с психологической сложнее. Тем более после вручения чемпионского кубка — какая-то эмоциональная выхолощенность появляется. Но в принципе, может хватить пары дней со сменой обстановки.

— Кто из вратарей мира сейчас самые-самые?
— Их много. Тер Штеген, Облак, Де Хеа, Нойер, Алиссон, Эдерсон… Сейчас еще поток молодых хороших вратарей идет. В «Фиорентине» играет Ляфон. Наш краснодарский Сафонов тоже очень перспективный парень. Много вратарей 1998–2000 годов рождения, которые вполне солидного уровня.

— Бытует мнение, что вратари раскрываются в более зрелом возрасте.
— Не знаю, откуда взялось поверье, что вратарю обязательно нужен опыт. Думаю, важнее то, как человека тренируют, ведь психологическая устойчивость тоже в детстве закладывается. Вспоминаю, как тренировали меня: настраивали команду так, что все боялись ошибиться. Кровью и потом ты должен был добиваться результата. Ошибешься — возникнут проблемы. Отсюда боязнь взять ответственность на себя. В Европе ошибок не боятся, система подготовки совсем иная, поэтому они и выходят на другой уровень.

— В целом вы довольны тем, как сложился этот сезон?
— В плане своей игры — не очень, я рассчитывал на совершенно другое. Двадцать семь пропущенных мячей в 28 матчах чемпионата — для уровня «Зенита» много. Чемпионство — это здорово, но пусть оно просто будет хорошим психологическим фоном для подготовки к новому сезону.

— Сейчас вы уедете в сборную, в начале июля — Суперкубок России. У вас отпуск вообще будет?
— Нет. Немного отдохнул — пора приступать к тренировкам.

— Уже осенью «Зенит» начнет свой путь в Лиге чемпионов. Каковы ожидания?
— Жду с большим интересом. Игры в Европе — они очень футбольные. В России такие бывают не всегда. Лига чемпионов — это удовольствие и от атмосферы, и от уровня соперника, который старается играть в футбол. Хочется показать себя и понять свой истинный уровень.