Клаудио Маркизио: «Стадион „Зенита“ — один из трех лучших, на которых я когда-либо играл»

Семикратный чемпион Италии — о жизни в Петербурге, о российском футболе и об адаптации в команде.
Клаудио Маркизио: «Стадион „Зенита“ — один из трех лучших, на которых я когда-либо играл»
— Вы практически всю жизнь играли за один клуб, к тому же в родном городе и в одной из лучших лиг мира. Переезд в Россию — это наверняка в определенном смысле стресс. Как вы его переживаете?
— На самом деле мы с семьей привыкли к Петербургу очень быстро. Сложными были только первые две недели, которые мы потратили на то, чтобы найти дом и школу для детей. Благодаря игрокам и сотрудникам «Зенита» процесс не затянулся. В команде приняли меня хорошо, я быстро стал полноценным членом коллектива. 

— Судя по тому, что вы поселились не на Крестовском острове, откуда удобно добираться до базы и стадиона, а на Фонтанке, в ваших планах не только футбол, но и погружение в культуру Петербурга. 
— Для нас это очень важный момент. Я ведь действительно всю жизнь прожил в одном городе, родном Турине. После переезда для моей семьи было важно не только то, как я вольюсь в работу, но и то, как быстро мы все привыкнем к новому месту жительства. Познакомиться с городом, его культурой, с его людьми проще, если ты живешь в центре. Чтобы лучше понять Петербург изнутри, мы всей семьей и приняли такое решение.

— На днях вы побывали на экскурсии в Русском музее. Поделитесь впечатлениями.
— В Русском музее я был уже дважды. Сначала сам, потом — с итальянским телевидением. Мне очень всё понравилось. Оказавшись в таком большом, интересном и культурно значимом городе, как Петербург, хочется бывать везде. Ходить по музеям, изучать архитектуру.

PZ_0011125_000047_0h.jpg

— Что еще успели посмотреть в нашем городе?
— Я посетил главные соборы Петербурга. Пока мы не определились с новым домом, жили в отеле напротив Исаакия — было грех не посетить его. Я был также в Спасе на Крови, известном своей мозаикой, в Казанском соборе. Также мы всей семьей познакомились с Крестовским островом — это не только место, где находится стадион, но и прекрасный парк для прогулок.

— Петербург считается Северной столицей России. С «Зенитом» вы посетили несколько провинциальных городов. Оренбург, Самара, Махачкала, Астрахань. Что скажете о них?
— «Посетили» — слишком громко сказано. Всё же, когда путешествуешь с командой, нормально посмотреть город практически невозможно — на это просто нет времени. Тем не менее что-то я увидел и в той части России, где раньше никогда не был. Главное впечатление: вероятно, благодаря чемпионату мира везде есть необходимая инфраструктура, много хороших стадионов. Хотя меня предупреждали о том, что в некоторых местах возможны сложности, на всех выездах я сталкивался с добрыми, приветливыми людьми, которые нас очень хорошо принимали. 

— Русские люди похожи на итальянцев?
— Дайте мне еще немного времени, чтобы лучше познакомиться со всеми тонкостями русской души. Трех месяцев слишком мало, чтобы делать какие-то глобальные выводы. То, что я заметил сразу, — это разное отношение к футболу. В Италии люди им живут. Каждый матч длится не 90 минут, а целую неделю. Болельщики начинают готовиться к игре за несколько дней до начала, а потом три дня ее обсуждают. Команда в таких условиях чувствует очень серьезное давление. В России я этого не ощущаю, всё заканчивается с финальным свистком. Наверное, это даже лучше и легче, чем дома, — я могу спокойно концентрироваться на игре, провести ее и не волноваться о том, что будет через несколько дней.

— Атмосфера на домашних матчах «Зенита» похожа на итальянскую? У нас 40 тысяч человек приходят даже на товарищеские матчи. 
— В Италии такое вряд ли возможно. На матчи, которые со спортивной точки зрения не очень важны, едва ли набирается половина стадиона. Аншлаги бывают только на топ-матчах. Может, проблема в том, что у нас много старых стадионов. «Зенит» же играет на прекрасной новой арене. Пожалуй, это один из трех лучших стадионов, на которых я когда-либо играл. Когда даже на товарищеском матче ты слышишь такую поддержку, это здорово. Это то, ради чего мы и играем в футбол. Страсть должна быть и у игроков, и у болельщиков. На стадионе «Санкт-Петербург» она есть, и это очень нас мотивирует.

— Вы уже дали несколько интервью в России. О чем бы новом для себя ни рассказывали — вам всё нравится. Даже автомобильные пробки не раздражают. Ваши близкие настроены столь же позитивно?
— Мы семья, а значит, через любые жизненные ситуации идем вместе. Когда я не тренируюсь или не играю, я всегда с женой и детьми. Конечно, поначалу нам всем было тяжелее, чем сейчас, но очень помогли сыновья. Разница в возрасте у них незначительная, они постоянно развлекаются вместе, и нам с женой не приходилось о них серьезно беспокоиться. Сейчас дети ходят в международную школу, примерно в такую же, как и в Италии. У нас с женой появилось время на то, чтобы как-то обжиться, освоиться, заняться организацией быта. Мы чувствуем себя вполне комфортно, у жены уже есть подруги и любимые места.

— Оба ваших сына играют в футбол. Вы видите их в будущем профессиональными футболистами?
— Тем, что они играют, я очень доволен, но сейчас абсолютно бессмысленно рассуждать о том, какая у них будет карьера. Это зависит не от меня, а от них. Сейчас они действительно больны футболом, им очень нравится играть, и меня это радует. Я считаю, что спорт важен для детей. Он помогает развиваться физически, воспитывает командные качества. Футбол — хорошее хобби. Хватит ли у Давиде и Леонардо таланта и желания в будущем играть профессионально — узнаем позже. И безусловно, я не буду настаивать на том, чтобы они выбрали футбол своей профессией.

— Ваш старший сын посещает «Газпром»-Академию «Зенита», младший ходит в другую школу. Как вам уровень подготовки юных игроков в Петербурге?
— Я смотрел тренировки в Академии, и они меня очень впечатлили. Всё прекрасно организовано, мне понравилось, как работают тренеры и как играют дети — это действительно европейский уровень. 

45293499_152898845682811_4009427170651300401_n.jpg

— Можно ли говорить, что ваша адаптация в клубе завершена?
— Думаю, да. У меня всё получается неплохо. Если посмотреть на турнирные таблицы, и в чемпионате, и в Лиге Европы мы лидируем. Понятно, что в разных турнирах играть приходится по-разному. В чемпионате России больше контактов между игроками, борьбы, меньше пространства и возможностей проявить свои индивидуальные качества. В Лиге Европы соперники предоставляют больше свободы, и тактически игра строится иначе. К таким различиям приходится привыкать, но в целом своим нынешним состоянием я доволен.

— В одном из первых интервью в Петербурге вы сказали, что российские клубы слабоваты тактически. Поясните.
— У каждой страны свой подход к игре, своя школа. Это зависит от многих факторов, и в частности от того, как с игроками работают тренеры. У русских игроков, как я понимаю, не всегда есть возможность перенимать зарубежный опыт, выступая за границей. Поэтому российский футбол отличается от того футбола, к которому я привык. Упор здесь сделан на физическую подготовку. Но всегда можно расти, становиться лучше и учиться друг у друга.

— Чем ближе зимний перерыв в чемпионате, тем сложнее «Зениту» набирать очки. С чем это связано? Со стороны кажется, что не хватает эмоций. Матчей много, перелеты длинные. Устали?
— Думаю, усталость действительно есть. Многие наши игроки участвовали в чемпионате мира, у них не было времени на полноценный отдых и восстановление. Кроме того, приходится привыкать по-разному играть в разных турнирах — это то, о чем я уже говорил. Но мы все понимаем, что побеждать необходимо в каждой игре, и работаем над этим.

— Когда становится трудно, роль лидеров обычно берут на себя опытные футболисты. Вы готовы к такой миссии?
— Безусловно, но не надо забывать, что футбол — коллективная игра. Один человек не может привести команду к победе. Он может зажечь, подсказать, настроить, но победа — командная задача и командное достижение. Именно командой силен «Зенит».