×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
20:30, 16 июля 2018 года
20:30, 16 июля 2018 года

Андрей Лунев: «Пенальти — это лотерея, просто чуть не угадали с билетом»

Голкипер сине-бело-голубых и национальной сборной — о том, что такое чемпионат мира изнутри.

— Андрей, какие ощущения от финала чемпионата мира?
— Предполагал, что результат станет именно таким. Я имею в виду не обилие забитых мячей, а преимущество Франции, к тому же хорваты до этого провели три матча подряд с дополнительным временем. Понятное дело, силы небезграничны, да и у Франции более именитая команда с точки зрения подбора футболистов. 

— Перед финишем прошлого сезона вы получили травму, из-за которой не смогли принять участие в заключительных играх. Когда удалось залечить это повреждение?
— Травма меня уже не особенно беспокоила перед сборами с национальной командой. Выполнял специальные упражнения, которые не вызывали риска ее рецидива. Первое время тренировался со сборной по такой же схеме — особенно не бил по мячу, наносил лишь легкие удары, и все. Потом уже все пришло в порядок.

— Испытывали сомнения по поводу приглашения в сборную из-за этого?
— Мы все время были на связи с тренерским и медицинским штабами, так что они были в курсе каждого моего шага. Итоговое решение принимали они, и хорошо, что все так сложилось.

— Все привыкли, что вы номер один в «Зените», а в сборной — Акинфеев. Как себя настраивали?
— Как и всегда. Старался полностью отдаваться тренировкам, работать, а дальше есть тренерский штаб, который решает, кто сыграет. Моя задача — быть всегда готовым в любой момент, что я и старался делать.

— Голкиперы ведь устали за турнир не меньше полевых футболистов?
— Физически не сказал бы, но морально — очень, потому что сезон получился не очень удачным в плане результата. Это не то, к чему мы готовились и на что рассчитывали, к тому же случилась череда невероятных травм, все на ровном месте. Был в шоке, если честно. Выходных не давали с января, так что тяжело пришлось.

— И как теперь разгружаться?
— Да все, разгрузился! Отдохнул четыре дня. К тому же чемпионат мира — это положительные эмоции, потому что считаю, что сборная выступила хорошо. Особенно эмоциональной получилась встреча с Испанией, после которой ощутил полную опустошенность. В любом случае все это положительный опыт и эмоции.

— Сперва вы провели месяц на сборах, потом столько же на чемпионате мира. Как не сойти с ума?
— Проводили время за приставкой и другими играми. В целом — тяжеловато, но справлялись. Когда начались матчи, стало намного легче, потому что подготовка к чемпионату оказалась тяжелее. Эмоции и нервозность некуда было выплеснуть, а когда пошли игры, то стало интереснее. К тому же каждый день показывали по три матча, так что свободного времени оставалось меньше. Я почти все игры видел, за исключением двух-трех на групповом этапе. Бывало, что один тайм не посмотришь из-за поездки на матч или теории, а другой застанешь. 

***

— Какая атмосфера была в сборной перед Саудовской Аравией?
— Честно говоря, напряженная. Абсолютно каждый человек проходил мимо и подкидывал камни в огород команды. Кто-то камни, кто-то булыжники. Критика обрушилась колоссальная, при том что турнир даже еще не начался. 

Понятно, что были предпосылки в виде товарищеских матчей, которые получились не очень убедительными, но мы решили не обращать внимания на результат в этих играх. Тренер подводил нас именно к чемпионату мира. А как он прошел, все видели.

— Может быть, эта критика в том числе и завела команду?
— Я всегда отношусь к критике с пониманием, так же как и к похвале. Ко всему нужно относиться правильно.

— Есть мнение, что критика была вызвана боязнью неудачи.
— Подготавливали почву? Возможно. Тренерский штаб никогда не говорил о том, что дела идут не так, никто не ссылался на череду травм. Все работали так, как складывалась ситуация, и готовились так, как распорядилась судьба. Старались выкладываться по максимуму, а получилось то, что получилось. 

— Юрий Лодыгин недавно сказал, что во время товарищеских матчей понимал — на чемпионате мира перед всеми предстанет другая сборная. Вы сами в это верили?
— Конечно. А что оставалось делать? Нужно было работать и верить в свое дело, ведь все прекрасно понимали, что только полная самоотдача в каждом игровом моменте и сверхусилия могли помочь сборной достичь результата. Все выложились, отдали себя этим матчам и этому чемпионату мира.

— Черчесов говорил вам, чтобы вы не реагировали?
— Да, он говорил: «Не обращайте внимания. Удар я беру на себя, а вы выходите на поле. Только вы можете все изменить. Мы можем вас направить, что-то подсказать, но все дело в ваших ногах и руках». 

— Как со скамейки выглядела победа над Саудовской Аравией?
— Честно — круто. Чувствовалось волнение, ажиотаж перед началом игры, а потом все нормально. Показалось только, что поддержка со стороны болельщиков была не такой, как в последующих матчах. Это единственное, что оставило отпечаток. А сама игра, результат, атмосфера, когда ведешь в счете, — все отлично. 

lunev2.jpg

— В раздевалке — эйфория?
— Нет-нет, все время испытывали спокойствие, до самой последней игры. После Испании — опустошенность, после Хорватии тоже опустошенность, но еще и неприятный осадок из-за поражения, хотя ведь могли пройти дальше. Это же лотерея, просто чуть не угадали с билетом.

— От Испании не возникало ощущения, что футболисты передвигаются как такие компьютерные персонажи, настоящие машины?
— Мы изначально отдали им территорию, контроль мяча, который они так любят. Глупо играть с ними в открытый футбол. Будем откровенны, у испанцев все исполнители выступают в топ-клубах, понятно, что у них побольше опыта и мастерства. Отдали им территорию, но не инициативу. Да, они владели мячом, но нам удавалось провести хорошие контратаки, и где-то чуть неточно отдавали передачи или неправильно выбирали между пасом и ударом. Кто знает, может быть, могли и больше забить… Не существует команд, которые идеально играют и в атаке, и в обороне, иначе матчи завершались бы со счетом 10:0, а соперники уходили бы с поля на 20-й минуте.

Любая команда может сыграть с любой и сделать результат за 90 минут. Перед Испанией мы не думали, куда едем в отпуск и какие брать билеты. Чувствовали надежду, что можем. 

— «Барселона» в свою золотую эпоху была такой доминантой, но сейчас действительно таких нет.
— Если только «Манчестер Сити», но и то — в Англии они прошлись катком, а в Лиге чемпионов попали на «Ливерпуль». По сути, они тоже владели мячом, но не инициативой, и проиграли 0:3.

— Возникает ли ощущение большой пропасти между футболом сборных и клубным? Сборная может настроиться на отдельно взятый турнир и, даже не обладая исполнителями мирового класса, выиграть его. А в клубном футболе сложнее.
— Ну а почему нет? Есть пример Греции в 2004-м. Дании в 1992-м. Я тогда только родился, просто слышал об этой истории, но выиграли? Выиграли! Кто более удачлив в конкретный день, конкретный час, тот и добивается успеха.

— Хорватию можно к таким командам причислить?
— Думаю, нет. У них половина футболистов играют в топ-командах.

— Понятно, что вопрос гипотетический, но если бы прошли хорватов, то могли двигаться до самого финала?
— Вполне вероятно. 

***

— После Испании чего только не говорили про «ногу Бога». Внутри команды шутили на эту тему?
— Да мы надо всем шутили, пытаясь отвлечься от каждодневной напряженной работы. 

— Перед матчами разбирали серии пенальти?
— Нет, перед всей командой не разбирали, но я думаю, что Гинтарас [Стауче] подходил к Акинфееву и они с ним это обсуждали. 

— Какая была атмосфера во вратарской бригаде сборной?
— Великолепная! Как и в «Зените», так и в сборной прекрасная рабочая атмосфера. Можно и пошутить, но и, естественно, спокойно заниматься своим делом.

— Кто самый веселый во вратарской бригаде?
— Ха-ха, да понятно кто! Такой вопрос можно даже не задавать.

lunev1.jpg

— Вы сказали, что испытывали опустошенность после Испании, но тем не менее на Хорватию вышла та же команда, если еще не более уверенная.
— Там была такая приятная опустошенность. Нашлось место и эмоциям, но тем не менее ребята сыграли 120 минут, и без мяча пришлось реально тяжело. Стояла одна задача — любыми способами выйти дальше. Все ложились костьми, отдавали все на поле. Понятно, что было четыре дня до Хорватии, медицинский и тренерский штабы сделали все, чтобы подвести ребят к этому матчу. И получилось: команда не окопалась, играла в обоюдоострый футбол. 

— Все были поражены пламенной речью Дзюбы перед серией пенальти.
— Артем — молодец. Достал из себя лидерские, ораторские качества. Все правильно сделал.

— Как бы вы разобрали по-вратарски дуэль Смолова и Субашича?
— Вы же понимаете, что никто не идет исполнять пенальти с мыслью не забить. Тогда бы он просто пульнул куда-то в море, тем более в Сочи оно рядом. Ударил так, как ударил. 

— Может быть, Федор хотел придать уверенность команде красивым и хладнокровным исполнением?
— Возможно, но не стоит об этом судить, это лучше у Феди спрашивать, в его голову же не влезть. 

— Что было потом в раздевалке?
— Пару минут сидели в тишине, все эмоции оставили на поле. Потом встал Игнашевич, поблагодарил нас и объявил, что заканчивает карьеру в сборной и что ему приятно делать это на такой ноте. Федя Смолов извинился перед командой. Вообще, не надо искать виноватых: все вместе побеждают и проигрывают.

— Понятно, что никто не обвиняет Фернандеса в промахе, но он сильно переживал после этого?
— Да конечно, мы все переживали. Возможность пройти дальше выскользнула из рук. Понятно, что перед началом турнира в итоговый расклад никто бы не поверил. А когда так все складывалось, то остались горечь и печаль. Могли замахнуться на большее.

— На каком языке общаетесь с Марио [Фернандесом] внутри коллектива?
— На всех языках! Он кивает, все у него хорошо. Марио отличный парень, а какой футболист — это вы сами видели.

— Как вы разъезжались из сборной?
— Часов в шесть утра вернулись в Новогорск. Провели собрание. После него поехали на Воробьевы горы встречаться с болельщиками. Потом попрощались. Кто-то вернулся в Новогорск за вещами, кто-то уже их собрал перед встречей.

36161108_231651960777686_1064902437707448320_n.jpg

— Грустно было прощаться?
— Ну да, рассчитывали, что еще недельку потусуемся вместе. Говорили про себя, что теперь мы 23 брата. 

***

— Можете назвать причины, по которым эта сборная России показала лучший результат в истории?
— Во-первых, каждый полностью выкладывался вообще везде и всегда. Во-вторых, максимальная сплоченность всех, кто был в сборной, — от администраторов и поваров до игроков, тренеров, президента РФС. Может быть, недаром говорится, что порядок бьет класс.

— Атмосфера шла от тренера?
— Рука тренера внесла свою лепту. Глупо кого-то выделять или принижать — это работа всей сборной, всех тех, кто был рядом. Тех, кто работал в этом огороде, а не подбрасывал камешки. 

— Перед началом турнира невероятная уверенность Черчесова ставилась ему в минус, а уже после — в плюс.
— С первого дня, когда меня вызывали в сборную, он всегда оставался таким, каким был. Он выполнял свою работу. Думаю, это задача любого тренера донести свои мысли, чтобы игроки воплотили его идеи на поле, а также оградить футболистов от негатива и создать им благоприятный вакуум. 

— Народную любовь уже ощутили?
— Расскажу один случай. Мы ехали в «Лужники» на тренировку перед матчем с Саудовской Аравией. По пути буквально два-три человека нам махали, а кто-то просто стоял и занимался своими делами. На обратном пути, где-то на Ленинградском шоссе, какая-то женщина на остановке сняла штаны и повернулась задом ко всему автобусу сборной. Это к вопросу об отношении. А потом, когда появились победы, все начали аплодировать. В Самаре, в Петербурге, в Москве. В Сочи по пути на стадион болельщики стояли и провожали нас на игру, махали флагами. 

— По сути, вы свели всю страну с ума.
— Да. Мы почувствовали это. Почти не смотрел телевизор, кроме предыгровых шоу на «Матч ТВ» или Первом канале, но не думаю, что люди говорили что-то плохое, особенно после побед.

— Какие моменты с этого турнира вы запомните навсегда?
— Первый пенальти в матче с Испанией, отбитый Игорем, и гол Марио Фернандеса в ворота Хорватии. Испытал самые крутые эмоции.

— Запасным можно же выбегать и праздновать голы?
— Да там уже такие эмоции, что не соблюдаешь правила. Помню, мы шли с Габуловым после празднования гола, а судья резервый торопил, потому что игра-то продолжалась. Пробежались так, что еще отходили потом.

— Будут ли россияне любить футбол после чемпионата мира настолько же сильно?
— Нужно быть логичным и последовательным: любовь и такие эмоции чем-то нужно подтверждать. Поднятую планку нужно держать не только сборной, но и клубам, в первую очередь выступающим в еврокубках. Нужно задирать планку выше и выше, стараться всем вместе ее не опускать.

***

— Расскажите, что вы делали в течение последних десяти дней — то есть после матча с Хорватией и до начала сборов с «Зенитом».
— Приболел, успел вылечиться и потом поехал с женой на три-четыре дня на Кипр. 

— Она приезжала к вам в расположение сборной?
— Тренер разрешал, да, но она сдавала экзамены и находилась с родственниками в тот момент.

— Мы знаем, что даже когда главный тренер разрешает брать семьи с собой на сборы, вы так обычно не делаете.
— Сейчас бы я сделал исключение — все-таки почти два месяца не виделись. Но, к сожалению, у нее оказался на это время намечен экзамен. В планах было увидеться хотя бы на сборах, провести вместе маленькое, но хоть какое-то время. Но получилось хорошо: она сдала, и мы увиделись.  

лунев30.jpg

— Дзюба набрал миллион подписчиков, а вы удалили страницу в «Инстаграме». Почему?
— Давно думал об этом. Я им особенно не занимаюсь, просто смотрю какие-то видеоролики, картинки, общаюсь со старыми друзьями, но в целом не очень понимаю, для чего нужно тратить время, которое можно провести с большей пользой.

— Пока вы готовились к чемпионату мира, у «Зенита» сменился главный тренер. Как восприняли эту новость?
— Радостно и с большими ожиданиями. Пересекались с Сергеем Богдановичем и когда я приезжал в Уфу, и когда играли друг против друга, и на сборах. А сейчас вообще в одной команде будем работать.

— Хватит ли теперь эмоций на ближайший сезон?
— Мы все профессионалы, найдем в себе силы и правильный подход. Не думаю, что нужно прикладывать какие-то дополнительные усилия, потому что мы занимаемся любимым делом. 

— На первой тренировке вы занимались с Михаилом Бирюковым отдельно. Это такой тест?
— Хах, наверное, проверил, как я после мини-отдыха. На самом деле мы все время были на связи друг с другом, он давал мне наставления, чтобы я не выпал из режима. Не думаю, что за пять дней что-то можно растерять.

— Есть ощущения, что сборники сейчас в отличной форме.
— Скажу по себе: у меня ничего не болит, чувствую себя великолепно, готов рвать и метать!
img
img
img