Сергей Семак: «Задача у „Зенита“ одна — бороться за первое место»

Главный тренер сине-бело-голубых — о первых шагах в новой должности, изменениях в составе и целях команды в предстоящем сезоне.
Сергей Семак: «Задача у „Зенита“ одна — бороться за первое место»
— Сергей Богданович, искренне поздравляем вас с назначением. Что в эту минуту думает новый главный тренер «Зенита»?
— Спасибо за поздравление, конечно, я очень рад. Сначала хочется поблагодарить «Уфу», которая предоставила мне шанс получить определенный опыт, и Шамилю Камиловичу Газизову за то, что не побоялся рискнуть. И болельщикам, руководству, тренерскому штабу, игрокам. Они заслужили то место, на котором находятся. Ну а лично я и моя семья, конечно, рады вернуться в город, который успел стать родным для нас. Для меня было большой честью даже находиться в числе кандидатов на оказавшуюся вакантной должность главного тренера. Получить же приглашение очень почетно и очень приятно. Но в то же время я понимаю, насколько непросто будет — работы много, нужно сразу же приступать к своим обязанностям и потихоньку начинать приводить в порядок те вопросы, которые есть сейчас. 

— Пятнадцать лет назад Властимил Петржела принял «Зенит», и вот эти пятнадцать лет закончились. Если быть точным, он пришел в конце 2002-го. Но был один момент, когда российский тренер возглавлял «Зенит», и это был Сергей Семак. Помните два матча?
— Исполняющий обязанности, если быть точным. И, в принципе, тогда появилась возможность прочувствовать нутром, каково это — работать главным тренером. 

— Есть вопрос, который вызывает опасения у болельщиков: а как Сергей Богданович найдет общий язык с иностранцами? Для вас в этом есть какая-то проблема?
— Проблем много, но я не вижу нерешаемых. Со всеми нужно работать, находить контакт. Я думаю, все в команде — профессионалы своего дела, и каждый должен заниматься тем делом, которого от него ждут и которое он должен выполнять. Я думаю, все должны работать в наших общих интересах. Если у игрока есть желание работать, приносить пользу, выступая за клуб, никаких вопросов нет, тогда уже нужно тренеру приложить все усилия и умения для того, чтобы использовать лучшие качества того или иного игрока. Если у кого-то недостаточно желания играть, естественно, нужно искать то место, где игрок будет получать удовольствие от того, что он делает, и играть для души и в свое удовольствие.

— У вас выбор большой — очень много футболистов вернется из аренды. 
— Да, выбор большой, и сейчас одна из главных задач — определить круг игроков, которые поедут на первые сборы, на которых мы будем рассчитывать в этом сезоне.

— У болельщиков самый острый вопрос: кому новый главный тренер отдает предпочтение — Антону Заболотному или Артему Дзюбе?
— Это мы очень скоро узнаем, а сейчас нужно вникнуть в ситуацию и многие аспекты перепроверить. Было бы неправильно, не поговорив ни с кем из ребят, озвучивать такие вещи. Все-таки нужно для начала решить все с руководством и игроками: поговорить, узнать, посмотреть, в каком состоянии, и функциональном, и эмоциональном, после этого сезона футболисты находятся, кто насколько готов. Кому-то придется немного поиграть в аренде, с кем-то придется расстаться. Это жизнь, от этого никуда не деться. 

— Вы можете что-то сказать о новом тренерском штабе?
— Пока не могу окончательно. Тренерский штаб, который сейчас есть, — достаточно квалифицированный, но изменения, естественно, будут. Какие именно — мы решим после личных встреч с теми людьми, которых я не знаю или еще не работал как с тренерами. Мне нужно понять и поговорить со всеми. Это касается и административного штаба, и врачей, и массажистов. Всех, кто находится в моей компетенции.

— Когда подписывается договор, ставят задачи. Какие стоят перед вами?
— Только бороться за первое место. «Зенит» не может ставить других задач. Задача номер один — возвращение в Лигу чемпионов, это приоритет. Команда достаточно молодая, и нам нужно понимать, насколько молодые игроки будут прогрессировать с той скоростью, с которой это необходимо для нашего общего роста. Это важный вопрос, и мы будем исходить из него. Наверное, в следующем сезоне на титул будут претендовать еще пять-шесть команд, но мы точно не хуже. А дальше — посмотрим по тому, как мы будем играть, как мы будем выступать, насколько реально быть первыми. 

— Может быть, необходима какая-то точечная работа по усилению. Есть ли какой-то карт-бланш для нового тренера?
— Мы уже начали работать и в этом направлении, и сегодня с Сергеем Александровичем поговорили. Конечно, в каждое трансферное окно для усиления команды необходимы один-два качественных футболиста. Это будет хорошо с точки зрения конкуренции. К сожалению, сейчас ушел Кришито, один из лидеров команды последних лет, и, естественно, на те позиции, которые требуют усиления, мы будем рассматривать кандидатов. Главное — чтобы они были сильнее тех футболистов, которые есть. В этом как раз и заключается задачи селекционной службы и тренерского штаба. Найти тех игроков, которые нас усилят.

— Значит, возможность приобретать есть?
— Да, возможность есть. Мы не обладаем какими-то заоблачными суммами и гигантскими амбициями, которые могут взорвать трансферный рынок, в этом нет никакой идеи. Но квалифицированные футболисты за разумную цену, конечно, никогда не помешают. Но еще раз повторюсь, мы будем исповедовать точечную селекцию.

— У нас в Петербурге потрясающие болельщики — более сорока тысяч зрителей приходят на каждый матч, а за один сезон на стадионе побывали более миллиона человек. Все они хотят видеть комбинационный, красивый футбол. Но нередко можно добиваться успеха и другими тактическими схемами. Что для вас важнее — результат или зрелищность?
— Я за баланс. Результат никто не отменял, но если команда будет показывать очень красивый агрессивный футбол и при этом не набирать очки, определенная часть болельщиков поставит вопрос ребром: результата-то нет. Конечно, нужно играть агрессивно, в атакующий футбол, что мы и будем делать фрагментарно, учитывая состояние команды и игроков, а также уровень соперника. Конечно, можно делать какие-то другие тактические ходы, которые будут приносить результат или смогут разнообразить действия нашей команды. Все команды хорошо анализируют, все подстраиваются под игру противника. Сейчас очень хорошо развивается аналитика, и все тяжелее стало удивлять, а эффект неожиданности очень важен и нужен.

— А какую позицию вы бы хотели сразу укрепить?
— В следующем интервью я расскажу более конкретно и по игрокам, и по той точечной селекции, которую мы постараемся реализовать.

— Как вы переживали последние дни? Когда состоялась первая встреча с руководством, это было неожиданно?
— Очень неожиданно! Меня никто не вводил в курс дела, и я даже не понимал, зачем меня вызвали. Позвонили из приемной Алексея Борисовича и попросили приехать пообщаться. В этой же приемной меня встретил Сергей Александрович, мы пообщались, сказали, что есть круг кандидатов, в который вхожу я. Затем последовала небольшая пауза, которая была необходима для того, чтобы со всеми поговорить, узнать мнения, прислушаться.

— О чем говорили на той встрече?
— О футболе. Только о футболе. 

— О составе?
— Нет, это было уже на следующей встрече. Мы обсудили перспективы, задачи, проблемы прошлого сезона. А на первой — только футбол и Петербург. Никакой конкретики эта встреча не носила, ни на каком совете директоров я не был.

— А сегодня с утра?
— Встретились, пообщались. Несколько дней назад была у нас встреча в Москве, где уже перешли к конкретике: мне сообщили, что я остался одним из кандидатов. А буквально вчера вечером поступило предметное предложение. Я взял пару часов на подумать, после чего мы купили билеты и прилетели. Сегодня разговор продолжился у Алексея Борисовича, к нам присоединился Сергей Александрович, и мы перешли к рабочим моментам.

— У вас контракт два плюс один. Что это значит?
— Это значит два года плюс один на усмотрение футбольного клуба «Зенит».

— Вы довольны условиями?
— Я считаю, что он абсолютно нормальный и правильный, который подразумевает, что клуб возглавляет молодой специалист без опыта работы с топ-клубами, и для меня сам контракт никогда не стоял во главе угла. Естественно, есть какие-то пожелания, которые мы обговариваем сейчас в отношении каких-то бытовых условий, в моем случае очень важных, поскольку семья у нас достаточно большая и часто перевозить ее из города в город бывает достаточно сложно. Нужно было оговорить эти моменты. В целом я даже не сомневаюсь, что в работе тренером сама по себе суть контракта не так принципиальна. То есть если человек работает и руководство эта работа устраивает, никто никогда не будет разговаривать о том, чтобы что-то не продлевать или кого-то выгнать. А если у тебя контракт хоть на 10 лет, но твоя работа не устраивает, то, разумеется, ты и не будешь работать. Для футболистов сроки более значимы. У нас все четко прописано, никакого сидячества до конца контракта с моей стороны при каком-то возможном неудачном результате не будет. Этот вопрос абсолютно понятен для всех — и для меня, и для клуба. Сейчас самый главный вопрос — начинать работать, вникать во все организационные вещи, в селекцию, в штаб, команду, игроков. Нужно провести много бесед, многое узнать. Сейчас начнется самая горячая пора планирования важного этапа, предсезонной подготовки.

— Вы помните тот день, когда Лучано Спаллетти сказал, что из Сергея Семака получится очень хороший тренер и что его надо поставить тренером сборной?
— Я думаю, Лучано просто очень хорошо ко мне относится. Не знаю, правда, за какие заслуги. Он прекрасный человек.

— Кто ваши учителя-тренеры? У кого вы набирались опыта?
— Мне кажется, у каждого тренера, если мы говорим о топ-тренерах, великих, есть что-то свое. Только поэтому они и поднялись выше тех, кто знает меньше. Я говорю и о советских, и о российских специалистах — тех, с кем мне довелось поработать. Долматов, Бесков, Романцев в сборной. У всех есть что-то свое, что они пытаются привнести. Может, они тоже от кого-то это взяли. Взяли из огромного объема информации ту часть, которая их устраивает, которая им подходит. У Спаллетти, у Боаша, у каждого, кто добился значительных результатов, есть чему поучиться. Я не встречал таких тренеров, хотя работал с большим количеством, у кого было бы нечего взять. Каждый был по-своему гениален, профессионален.

— У вас завидная футбольная карьера. Как футбол поменялся за то время, что вы в нем работаете?
— Очень серьезно изменился футбол. И в плане тактических рисунков, и в плане моделей, функционального состояния, подготовки, тренировок. Сейчас те монотонные и объемные моменты, которые были раньше, уходят на второй план. Сейчас очень важна интенсивность. Та часть функциональной готовности, которая отвечает за то, сколько ты можешь бегать на максимальной скорости или скорости, приближенной к ней. Конечно, есть исключения. Может, ты настолько светлая голова, что тебе все это и не нужно. Тем и интересен футбол. Но сама игра стала гораздо быстрее, работать с мячом стало гораздо сложнее, поскольку время на принятие решений сейчас неумолимо уменьшается. Нужно думать быстро, принимать решения быстро, бегать быстро, все делать быстро. Это реалии нынешнего футбола.