×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
17:08, 22 марта 2017 года
17:08, 22 марта 2017 года

Дмитрий Алексеев, тренер Академии: «Перед игрой с „Зенитом“ тренировались на Марсовом поле»

Официальный сайт сине-бело-голубых начинает серию интервью с тренерами «Газпром»-Академии, в которых они рассказывают о своей игровой карьере. Дмитрий Алексеев, сейчас тренирующий команду U-9, вспомнил год без выходных у Павла Яковенко в «Уралане», кроссах по жаре в болоньевых куртках в нижегородском «Локомотиве» и первых бразильцев в чемпионате России.

— За свою карьеру вы поиграли в четырнадцати разных клубах. Какой период вам запомнился больше всего?
— Пиком карьеры я бы назвал период в элистинском «Уралане», в котором я провел три сезона. Вместе с командой выиграл первую лигу, а затем поиграл на уровне высшей лиги. В то время у «Уралана» был всем известный тренер Павел Яковенко. С вратарями работал Сергей Краковский, тоже известная личность. У нас был дружный и сплоченный коллектив, много интересных футболистов. Не случайно, что на тот период пришелся лучший этап в истории клуба из Элисты.

— Вам же принадлежит рекорд первой лиги по продолжительности сухой серии — более 900 минут.
— В «Уралан» я приходил третьим вратарем и сидел на скамейке под двумя вратарями с Украины. В один прекрасный день мне дали шанс, и я сыграл на ноль. Потом еще раз и еще раз, и таким образом я оставался сухим десять игр подряд. Я понимал, что мне пропускать нельзя, иначе потеряю место в составе. Где-то с четвертой игры Сергей Кормильцев начал считать мои «сухари», минуты. В итоге моя серия составила, если не ошибаюсь, 946 минут. На следующий год в высшей лиге я провел почти все матчи без замен и в очень неплохой форме. По оценкам я вошел в символическую сборную первого круга, находился наравне с Александром Филимоновым и Русланом Нигматуллиным.

— Самый талантливый игрок, с которым играли вместе?
— Леша Смертин, конечно. Поиграл за «Бордо» и «Челси», был капитаном сборной России. В Нижнем Новгороде был Юра Калитвинцев, который потом уехал в киевское «Динамо». Там же выступали и мои бывшие партнеры по «Уралану» Сергей Кормильцев и Артем Яшкин. Отмечу еще Сергея Филиппенкова, царствие ему небесное. Но еще больше мне довелось поработать с интересными тренерами. С Игорем Шалимовым, который сейчас руководит «Краснодаром», вместе с Николаем Писаревым работали в подмосковном «Краснознаменске». Шалимов только приехал из Италии и начал выстраивать оборону в линию. У тренировок была игровая направленность, что было очень приятно. Непривычно, что разминка перед игрой у нас была без мячей. Мы же привыкли к квадратам, я ждал ударов по воротам. Но нет, максимум, что было — делали передачи.

— За четыре года до «Уралана» вы выступали за сочинскую «Жемчужину», которой руководил один из самых колоритных тренеров того времени Арсен Найденов.
— О Найденове остались добрые воспоминания, несмотря на то, что за «Жемчужину» я провел только два матча, остальное время только тренировался. Я уехал в Сочи в достаточно раннем возрасте, что считаю ошибкой. Пару лет я потерял.
Баек про Найденова можно рассказывать очень много. Особенно ему нравилось построить в день зарплаты команду и сказать: «Как игра, так на поле выходить некому, а как зарплата — целая толпа». Затем Найденов по дружбе передал меня своему приятелю Борману в Нижний Новгород — Валерию Овчинникову.

— Тоже символ российского футбола 90-х.
— Да, интересный и никогда не унывающий человек. Помню, что на каждой установке он был с чашкой кофе и сигаретой в зубах. На сборах любил погонять команду. Его фишкой была ставшая знаменитой тренировка «Держать болонь», когда в жару мы бегали кроссы в болоньевых ветровках. Но если команда выигрывала, он отпускал вожжи, и тренировки проходили в нормальном режиме. А после неудач снова приходилось много бегать.

— Вратарям тоже было необходимо принимать в этом участие?
— Я попал в то время, когда в нашем футболе считалось, что вратари должны работать наравне со всеми. Кроссы, скоростные упражнения – через все это я прошел. Например, часто делали серию ускорений десять раз по двести метров. Было тяжело, кого-то тошнило прямо на поле. Даже в конце моей карьеры, в возрасте 37 лет, руководивший брянским «Динамо» Софербий Ешугов заставлял меня бегать наравне с двадцатилетними. Говорил: «Как можешь, Дима, но беги». Сейчас уже таких требований ни у кого нет.

— Оценивая уже с позиции тренера, вам все это нужно было?
— Конечно, для вратарей это было лишнее. Надо тренировать то, что есть в игре. Во время матча голкипер совершает рывки на коротких отрезках максимум на 20 метров. Зачем им бегать кроссы по 10 километров? Это лишняя работа, она не нужна. В это же время можно заняться чем-нибудь другим полезным. Но тогда еще не было такой специальности, как тренер вратарей, они стали появляться позднее, и то только в лучших клубах высшей лиги. В первой и второй лигах вратари еще долго работали в основной группе.

— Рассказывали, что установка у Овчинникова была простая — он приносил в раздевалку сумку, наполненную деньгами, и говорил: «Заберите ее у меня».
— Да, так и было. Хотите заработать — пожалуйста, вот деньги. Побеждайте и забирайте. Затем он просто называл состав, а футболисты сами знали, что им делать.

— Как раз в нижегородском «Локомотиве» появились первые бразильцы в российском футболе. Что это были за игроки?
— Да, к нам приехали Жуниор и да Силва. Тогда это была экзотика, и зрители приходили на стадион специально ради них. Но как футболисты они были очень слабыми. Это было видно уже по первой тренировке.

— Гоча Гогричиани рассказывал, что у Овчинникова была примета: автобус, везший команду с базы на стадион, ни разу не должен остановиться.
— Да, водитель старался выполнять это требование. Как правило, доезжали без остановок. Если видел, что загорается красный, притормаживал и буквально полз, пока снова не будет зеленого сигнала. В то время в Нижнем Новгороде пробок не было, так что мы почти всегда ехали на игру без остановок.

— Как вам жилось в Элисте? Есть мнение, что единственным развлечением для футболистов там были только тренировки.
— Да не сказал бы. Сначала мы жили на съемных квартирах, а затем построили известный комплекс «Сити-Чесс», куда мы переехали. Для футболистов был отдельный корпус из двух- и трехкомнатных квартир. У нас была дружная компания, мы часто устраивали семейные пикники с женами и детьми. Выбирались на рыбалку на ближайшие озера, порой привозили неплохой улов. Так что было достаточно весело. Также у нас в распоряжении был отдельный корпус, куда футболист перед игрой мог уйти из семьи, отдохнуть, поспать и спокойно подготовиться к матчу. Все было достаточно удобно и комфортно.
Существенный минус — очень жарко летом. На солнце доходило до шестидесяти градусов. Если мы были более-менее адаптированы к таким условиям, то приезжим командам было очень тяжело. Но нам тоже было непросто — у Павла Яковенко были двухразовые тренировки, первая из которых проходила с 11 до 12:30 — в самый солнцепек.

Элиста еще запомнилась болельщиками. К нам очень хорошо относились, и когда мы приходили на рынок, денег с нас не брали. Я тогда наелся черной икры на всю жизнь вперед. Она была очень дешевой и вкусной. Если переводить на сегодняшние цены, то килограмм стоил 30 долларов. Ели ложками. Шашлык из осетрины тоже был почти каждый день. Помню, после одной из игр захотелось раков. На рынке их не было, но подсказали, что можно достать в одном из баров. В нем сидело около ста человек, и когда я зашел, увидевшие меня мужики встали и начали аплодировать. Было очень приятно. В плане любви к команде калмыки, конечно, молодцы.

— Вы уже несколько раз упомянули Яковенко. Он оставил самое яркое впечатление в вашей карьере?
— Была байка, что Яковенко работал по конспектам своего учителя Валерия Лобановского, но все выходные из этой тетрадочки вырвал. У Яковенко мы тренировались ежедневно. Один день в году, когда у нас не было ни одной тренировки, все-таки случился — он пришелся на переезд на сбор в Италию. Футболисты шутили, что это и есть выходной. На сборах уже были трехразовые занятия. Между сборами домой нас не отпускали, жены приезжали нас навещать. Паузой в сборах считался момент, когда отменялась зарядка, и мы проводили только две тренировки. Забыть, конечно, это невозможно.

— Да уж.
— Еще случай — первая игра чемпионата России — 99 у нас была в Санкт-Петербурге против «Зенита». Мы летели на игру прямо со сбора на Кипре. Очень тяжелая была дорога, летели вроде бы через Болгарию в Москву, потом в Питер, добирались почти сутки. Заселяемся в гостиницу, думаем с ребятами, что сейчас отдохнем немного, поужинаем, но тут Яковенко говорит, что через пятнадцать минут сбор внизу в кроссовках. Нас привезли на Марсово поле, и 40 минут мы бегали вокруг Вечного огня. Прохожие смотрели на нас с недоумением.

Яковенко всегда держал нас в ежовых рукавицах. Когда выходили в Премьер-лигу, дни рождения в течение года мы не отмечали, тренер говорил, что вот выиграем чемпионат, тогда и отметим. Мы благополучно заняли первое место, думали, что сейчас можно расслабиться. Нет. Сразу после награждения Яковенко нас повез на восстановительный сбор в Кисловодск. Ежедневные взвешивания, измерения давления. В общем, полный контроль, и даже после успешного сезона он не дал нам расслабиться.

— Вы, воспитанник ленинградского футбола, не жалеете, что, по сути, не удалось поиграть в родном городе?
— В 17 лет я попал в ленинградское «Динамо» и два сезона был там основным голкипером. У меня было предложение от «Зенита», который тогда тренировал Вячеслав Мельников. Но «Зенит» тогда вылетел в первую лигу, а меня тянуло попробовать свои силы в высшей лиге, поэтому выбрал «Жемчужину». Не сделай тогда эту ошибку, может, карьера сложилась бы иначе.

Вторая возможность поиграть за петербургский клуб у меня была в «Петротресте» при Юрии Морозове, а помогал ему Михаил Бирюков. Прошел сборы, после которых Юрий Андреевич меня вызвал к себе и сказал: «Дима, я хочу, чтобы ты остался, но играть не будешь». Тогда в команде было два молодых вратаря, которым он хотел дать шанс. Мне было 29 лет, старым я себя еще не считал, поэтому продолжать карьеру отправился во Владивосток.

Забавно, но так получилось, что, когда я начинал карьеру, тренеры предпочитали ставить опытных вратарей, поэтому я сидел под такими голкиперами, как Валера Шанталосов и Евгений Крюков. А когда я уже стал опытным, пошла мода ставить на молодых. Но я не жалею, потому что потом судьба свела меня с брянским «Динамо», где провел три успешных сезона. Особенно удачным получился 2007 год, когда мы добились главного результата в истории клуба — вышли в полуфинал Кубка России, за что получили звания мастеров спорта. При том, что в том розыгрыше пройти до такой стадии случайно нельзя было — каждый раунд состоял из двух матчей, дома и на выезде. Мы обыграли «Торпедо» Ярцева, крепкий «Ростов», а дорогу в финал уступили «Москве». После ничьей дома, проиграли 0:1 на стадионе Стрельцова, пропустив единственный гол с пенальти.

— На Дальний Восток у вас было две командировки — вы поиграли и за «Луч», и за хабаровский СКА.
— Конечно, играть там из-за разницы во времени очень тяжело. После выездных матчей и десятичасовых перелетов нас всегда везли сначала на тренировку, затем часа на три отправляли в баню. После этого в обязательном порядке нужно быть на обеде на базе. Все это делалось для того, чтобы мы не уснули раньше хотя бы девяти часов вечера. Если удавалось выдержать, то тогда мы без проблем перестраивались на свой часовой пояс. На выезде мы наоборот все были ранними пташками и собирались у доктора уже часов в пять утра. Я не понимал, как люди в таком режиме играют лет по восемь за дальневосточные клубы. Тот же наш питерский вратарь, мой ровесник, Павел Дьяконов долго играл в Чите. Я же был в «Луче» и СКА по полгода.

— В СКА вы пересеклись с Сергеем Горлуковичем. Какой он тренер?
— Он сам был очень жестким защитником и от игроков требовал то же самое. Все тренировки проходили практически без свистков, он поощрял борьбу. Единственное, что он категорически запрещал, – это хватать руками и откровенные удары сзади. А так на тренировках хруст от стыков такой, что сложно передать. Принцип был такой: попало тебе — ничего, вставай.

— Когда пришло осознание, что вы сами хотите стать тренером?
— В 2010 году в брянском «Динамо» я получил травму прямо перед стартом сезона, считаясь основным голкипером. Долго восстанавливался, затем Ешугова сменил Сергей Овчинников. Его позиция была такова, что надо давать дорогу молодым. Так я неофициально начал работать с молодыми вратарями, проводил разминки, тренировки. По завершении карьеры решил стать тренером и работать именно с вратарями. Но вакансий особо не было. Буквально через три-четыре месяца мне поступило предложение от Академии «Зенита» стать тренером в ее филиале в Московском районе. Начал работать с маленькими ребятами, затем перешел в саму Академию. Седьмой год тренирую детей, и мне нравится заниматься именно с командой. Были предложения переключиться на работу с вратарями, но мне интереснее руководить общей группой. Видеть, что дети так быстро меняются, растут в мастерстве, умеют все больше и больше, а ты принимаешь в этом непосредственное участие, — это большое удовольствие.

— Расскажите, в чем прелести системы подразделений зенитовской школы.
— Самый большой плюс филиалов Академии — ребенок занимается футболом в своем районе и не тратит очень много времени, чтобы приехать на тренировку. И еще один важный момент — в каждой команде в филиалах есть свои лидеры, которые развивают свои футбольные качества быстрее, ощущая именно свое лидерство. В главных командах Академии собраны лучшие футболисты города, давление на ребят в таком юном возрасте может сказаться и не каждому ребенку это подходит. В условиях жесткой конкуренции мальчик может зажаться и хуже развиваться, нежели в филиале, где он раскрепощен и может себя проявить.

— Для тренеров филиалы Академии «Зенита» тоже хорошая площадка для старта?
— Тут все зависит от самого тренера. Если он хочет развиваться, ставит себе определенные задачи, то к каждой тренировке в филиале относится серьезно, продумывает план занятия, ездит в саму Академию и смотрит, как тренировки проходят там. Если просто сидеть на месте и кинуть мяч детям со словами «Играйте», то ничего путного не выйдет. Из филиала «Московский», где я начинал, в Академию перешли Антон Иванов, Ваня Кирсанов, Костя Коноплев. Мы очень серьезно относились к своей работе, старались расти. В Академии это заметили и пригласили нас сюда.

— Вы воспитанник «Смены», теперь тренируете ребят в Академии. Если сравнить условия, в которых занимаются сейчас дети, нет сожаления, что у вас не было такого в детстве?
— Каждому времени свое, и я только рад за ребят, что у них есть возможность заниматься футболом в таких прекрасных условиях. В наше время были другие условия, но они тоже считались хорошими по сравнению с другими школами. Но Академия «Зенита» развивается, улучшается материальная база, «Зенит» много для этого делает, и я рад за детей.

— Вы работаете с детьми седьмой год. Много талантливых мальчишек обучается в Академии?
— Вы знаете, в совсем юном возрасте невозможно сказать, что этот мальчик талант и будет играть в футбол. Даже если сейчас он выделяется и лучше всех в команде, не факт, что он будет таковым в 16 лет. Переходный период очень многое решает и многих ломает. И наоборот, те, кто сейчас выглядит невзрачно, ближе к юности могут раскрыться. Слово «талант» к маленьким детям нельзя применять, как и давать какие-то прогнозы.

***
Дмитрий Алексеев родился 28 февраля 1973 года в Ленинграде. Воспитанник футбольной школы «Смена». Амплуа — вратарь.

Игровая карьера: «Динамо» Ленинград (1990–1992), «Жемчужина» Сочи (1993), «Химик» Белореченск (1994), «Локомотив» Нижний Новгород (1994), «Торпедо» Арзамас (1995–1996), «Уралан» Элиста (1997–1999), «Шинник» Ярославль (2000), «Рубин» Казань (2001), «Краснознаменск» Московская область (2002), «Луч» Владивосток (2003), «Динамо» Брянск (2004–2005, 2007, 2010), «Звезда» Серпухов (2006), «СКА-Энергия» Хабаровск (2006), «Металлург» Липецк (2008–2009).

Тренерскую карьеру начал в 2011 году в филиале Академии «Зенита» в Московском районе. На работу в главную школу перешел в 2014 году.
img
img