×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать
17:08, 11 декабря 2014 года
17:08, 11 декабря 2014 года

Эсекиэль Гарай: «Самолеты надоели настолько, что отпуск проведу на диване»

Человек, благодаря которому этим летом в «Зените» появился первый вице-чемпион мира, через четыре месяца после финала на «Маракане» слетал в Саранск и на обратном пути рассказал «ProЗениту» обо всем, что его окружает в России, — морозе, призраках, умном шпице, наггетсах и жене-телеведущей.

— Новость последних дней — у вас дома, если в инстаграме не врут, живет привидение. Правда?
— Ну да. Началось это как шутка, но люди сразу начали обсуждать, кто-то поверил. Хотя сейчас ничего такого странного больше вроде не происходит.

— Но есть же доказательства — фотография.
— Фотография есть, да — на стене видно лицо. Какой-то паранормальный эффект, наверное, — я это объяснить никак не могу.

— Что планируете делать? Священнику звонить?
— Да нет, зачем? Я вообще в такое не верю. Жена, правда, переживает, а мне как-то всё равно.

— Вы в Саранске, жена — одна дома с привидением. Сколько она вам эсэмэсок в минуту пишет?
— Вначале, когда всё только случилось — да, она очень много писала, сейчас уже меньше. Но всё спокойно — дом, по крайней мере, менять не планируем.

— Есть версии, кто бы это мог быть?
— На всех фото явно видно, что это женщина. Я предполагаю, что это может быть моя бабуля. Она всегда обо мне заботилась, всегда старалась опекать. Может, поскольку я сейчас далеко от дома, она решила приехать со мной и здесь тоже обо мне позаботиться.

— Бабуля, допустим, с вами. Где все остальные члены семьи? Кто они, что делают?
— Большая часть семьи — в Аргентине, в Росарио. Там тети, дяди, племянники — очень-очень много людей, около 30 человек. А родители и брат живут в Мадриде.

— Брат, понятно, футболист?
— Футболист, да.

— «Реал», «Атлетико»?
— «Реал». У него, мне кажется, будущее большое. По крайней мере, он делает успехи.

— Тоже высокий и тоже защитник?
— Да, тоже очень высокий и играет на этой же позиции.

— В кого Гараи такие большие?
— Ну, у нас родители высокие и худые. Мы с братом пошли в отца: мы высокие. А сестра — скорее в мать: она небольшая.

— У отца Халка — мясной магазин, у отца Данни — ресторан. У вас какой бизнес?
— Мои родители просто больше не работают. Они теперь сосредоточились на карьере детей.

***

— Как вам живется в Питере? Видел, вы собаку купили. Дом охраняет?
Нам здесь с первого дня очень понравилось. Буквально сразу приехали — и всё было очень хорошо. И да, собаку действительно купили. Точнее, жена мне ее на день рождения подарила.

— Это какая-то русская собака? Особенная?
— Нет, просто я давно хотел собаку и всё время говорил: «Хочу собаку, хочу собаку». Ну, вот так и получилось, что в мой день рождения мы были здесь, поэтому тут купили. А сама собака, наверное, от аргентинских или испанских ничем не отличается.

— Что за порода?
— Померанский шпиц. Очень мохнатая, похожа на комок шерсти. Очень маленькая и очень пушистая.

— Кошки говорят, эти собаки не самые умные.
— Наоборот! Абсолютно не так.

— Что ваша умеет?
— Умеет сидеть, например. Говоришь ей: «Сидеть» — она садится и ждет, когда ее покормят.

— Это впечатляет.
— Ну и не только это, конечно, — много всего. Мы вообще в семье любим животных, и собак конкретно. Поэтому очень довольны тем, что она у нас появилась.

— Вы уже выходили в город, гуляли по Невскому. Как это было?
— И на Невском были, и в Петергофе. Ходили в Спас на Крови и в какой-то новый театр на балет. Пока это всё, что мы видели, но вообще в Петербурге очень много разных мест, поэтому мы надеемся многое повидать.

— Балет досидели до конца?
— О да, и мне даже понравилось. Я, конечно, не всё в сюжете понял, но танцы сами очень красивые. Впервые видел что-то подобное. Там была одна балерина — так она одна из лучших в мире. Фамилию, правда, не запомнил.

— Помимо балета вас пару раз видели в «Макдоналдсе».
— Ха, ну да. А кто туда не ходит?

— Профессиональному спортсмену разве можно?
— Да, но только раз в неделю после игры.

— Раз в неделю?
— Только после игры!

— То есть сейчас мы приземляемся в Пулково, и вы сразу туда?
— Нет, сегодня уже поел. И вообще, для этого надо победить. Когда выигрываем — я иду туда, когда проигрываем — домой.

— Когда мы выиграли у «Торпедо» 8:1, у вас, видимо, был большой заказ.
— Ха-ха! От результата это не зависит. Обычно ем бургер и наггетсы.

— Наггетсы — пойдет, это спортивно. Усэйн Болт их тоже ест.
— То есть, если я буду есть много наггетсов, тоже стану таким быстрым?

— Конечно. Только для этого надо быть с Ямайки.
— Ладно, тогда оставлю всё как есть.

— Аргентинцу с точки зрения еды не трудно выживать в России?
— Да нет, я уже привык. Тут много ресторанов, где есть хорошее мясо, и разницы или проблем нет.

— Те стейки, на которых написано, что они «аргентинские», на аргентинские похожи?
— Они хорошие, да, но, наверное, не прямо такие же. Есть всё же небольшая разница.

***

— Ваша жена — модель и телеведущая. Многих мужчин интересует, где нужно ходить, чтобы с такими девушками познакомиться? И обязательно ли для этого быть футболистом?
— Ха-ха, даже не знаю, что сказать. Мне просто повезло встретить такую женщину, и она стала для меня самым главным в жизни. Мы уже четыре с половиной года вместе.

— Как она в футболе, разбирается?
— Разбирается, конечно. После игры может сказать, когда я сделал что-то не так.

— И вы что, всерьез это принимаете?
— Конечно. У нас бывают разговоры на эту тему, мы можем спорить, и она говорит, что где-то я должен вести себя иначе.

— По матчу с «Мордовией» претензии будут?
— Ой, думаю, да, свое мнение она выскажет. Но тут я и сам всё понимаю.

— Вы ей советы даете?
— Да, конечно. Она, когда мы жили в Испании, работала на телевидении, я его смотрел и, естественно, тоже мог что-то подсказать. Где — хорошо, где немного ошиблась.

— Что у нее за шоу?
— Она ведет такие концерты, которые проходят, например, на Рождество, на Новый год, другие праздники. Представляет артистов, общается с ними. Эти концерты очень длинные, около четырех часов, и они там с соведущим всё делают. Участвуют не только певцы — еще юмористы, танцоры. В общем, такой сборный концерт.

— С вашим переездом в Россию соведущий остался один?
— Да нет, когда есть работа, она ездит в Испанию. Пару недель идет запись, потом возвращается. Но концерты проходят не очень часто.

— Российское телевидение вы из профессионального интереса с ней не смотрели?
— Нет, мало смотрели — ничего же не понять. Она на российское ТВ как-то пока не очень нацелена, ей испанского хватает.

***

— Вас пару недель назад включили в кандидаты в сборную года по версии УЕФА.
— Да, читал.

— Уже проголосовали за себя?
— Там такое количество сильных игроков, что один мой голос, наверное, ничего не решит. Но вообще это очень приятно, это большая честь.

— Кто из ваших соперников самый крутой?
— Одного сложно выбрать. Могу двух — Серхио Рамос и Компани.

— Вы во всем этом огромном списке — единственный человек из чемпионата России. Вам у нас в одиночестве не скучно?
— Нет, конечно, не скучно. Понятно, что эти титулы и признания — больше результат того, что я показал в «Бенфике» и на чемпионате мира. Но мне и в России интересно: здесь у клуба цели высокие, и футболисты, с которыми я играю, мне нравятся.

— Вас этой осенью тут еще что-то удивляет? Стадионы, города, люди?
— Холод удивляет. Я в такую погоду никогда в жизни не играл. В Испании и Португалии намного теплее. Но, говорят, здесь есть города, где еще холоднее, чем в Саранске. А в остальном — я играл в Португалии, и там тоже есть не очень большие стадионы, и раздевалки маленькие, и поля плохие. Так что это не удивляет.

— Саранск похож на город, где через четыре года пройдет чемпионат мира?
— Честно — вообще нет.

— Что посоветуете? Перестроить заново?
— Может быть, им нужен стадион. Такой, как вот у нас строят в Санкт-Петербурге.

— Неожиданно сильных, но при этом неизвестных нападающих вы здесь уже много видели?
— Да нет. Я же понимаю, что против нас, против лидеров, все играют с двойной мотивацией. Особенно — на своих полях, там они еще более энергичны.

— Виллаш-Боаш об этом тоже много раз говорил: в России конкуренция между аутсайдерами и лидерами выше. В Португалии условный «Жил Висенте» едет в Лиссабон и понимает, что ему ничего не светит, сразу, а «Арсенал» с «Зенитом» бьется.
— Я бы сказал, что это и в Португалии, и в России на самом деле похоже. И там и там — да, когда слабая команда едет в гости к лидеру, то про себя они всё равно понимают, что сегодня не выиграют. А вот на своем поле у них уверенности больше. Это и тут и там так.

— У вас, у человека, который играл за мадридский «Реал», нет ощущения, что всё, что происходит после него, — это движение назад?
— Нет. Если говорить о стадионах, то, понятно, в Испании всё было намного лучше, но в Португалии всё было иначе. Если говорить о соперниках, то везде есть и сильные, и слабые, и слабые всегда стараются быть сильнее. Так что говорить о том, что я после «Реала» в чем-то разочарован, не стоит.

— Я о другом. Обычно «Реал» или «Барса» — это цель, к которой, так или иначе, идут все, а попадают лучшие и не сразу. У вас получилось наоборот — сначала «Реал», потом всё остальное.
— Конечно, моя ситуация немного необычная, но не более. Да, был «Реал», и это —одна из лучших команд мира, в финале чемпионата мира я тоже играл. Но и к этим вещам в жизни можно прибавить много чего, этим она точно не ограничивается.

— Вы успели стать «мадридиста»? Если в «Барселону» позовут, что будете делать?
— Ну, это же жизнь. Есть люди, которые играли и там и там, так что такое происходит. Ну да, возможно, когда ты в первый раз выйдешь на поле, тебе немного посвистят, но никто же не знает, как жизнь сложится.

— С вашим первым клубом этот принцип тоже сработает?
— Нет, там я ни за кого играть не могу. Вот там — точно нет. В Аргентине такие вещи слишком серьезны, в отношении к командам слишком много страсти, и мой первый клуб — это очень важно.

***

— Вы недавно вернулись в сборную Аргентины. Что такое выезд туда из России с технической точки зрения? Кошмар? Бессонница?
— Конечно, это очень сложно.

— И как справиться?
— Я советовался с врачами, давали мне витамины, чтобы как-то аккумулировать силы. Ну и в принципе настраивался на то, чтобы отдыхать по дороге. Хотя всё равно тяжело. Я обычно лечу из Петербурга в Москву, оттуда в Мадрид и затем уже в Буэнос-Айрес. И на длинном перелете, естественно, стараюсь поспать, хоть как-то расслабиться.

— Это сколько всего часов?
— Час до Москвы, потом четыре с половиной до Мадрида и где-то одиннадцать с половиной до Аргентины. Всего — часов 17–18 плюс пересадки.

— Короче, вы тот легионер, которого расстояния в чемпионате России не пугают.
— Ну, после чемпионата Португалии это всё равно немного удивительно — там мы только в один город летали, а во все остальные ездили на автобусе. Так что для любого, кто играет в Европе, такие перелеты — это довольно необычно.

— Чемпионат мира вам часто снится? Или ни разу не снился?
— Конечно, снился. И особенно часто — финал. Очень хочется, чтобы был второй такой шанс — чтобы попасть туда и в итоге победить.

— Все видели, как сборную Германии встречали в Берлине. Что в это время было в Буэнос-Айресе? Радовались или плакали?
— Знаете, спустя столько лет нам, так или иначе, удалось вернуть какую-то веру в сборную, и, конечно, это для народа было важно. Появилось какое-то чувство. Мы когда приземлились, сразу все бросились фотографироваться, обниматься. В общем, я до чемпионата точно был дома менее известным, чем после.

— Расскажите немного про свой город Росарио. Человеку из Санкт-Петербурга есть смысл туда ехать в отпуск?
— Я бы сказал, что стоит поехать в Аргентину в целом. Росарио, Буэнос-Айрес, Мендоса — много мест, которые стоит увидеть.

— А Патагония? Там, где пингвины.
— Вы знаете, жаль, что есть такие аргентинцы, которые свою страну до конца не познали. Вот я такой. Но побывать в Патагонии, конечно, стоит. И мне тоже.

— Вы из-за чемпионата мира в этом году еще не отдыхали. Чем займетесь в отпуске?
— Да я уже два года не отдыхал. Сначала был «Копа Америка», потом я уехал в «Бенфику», в этом году — чемпионат мира. Так что в декабре будет мой первый отпуск за очень долгое время.

— Представляю, как вас достал футбол.
— Вообще-то я футбол люблю, это моя работа, но иногда, конечно, нужно отдыхать.

— И что будете делать?
— Поеду в Мадрид, навещу родителей и брата. Буду лежать на диване, спать, потом просыпаться — и снова спать.

— И никаких пляжей-островов?
— Знаете, мне самолеты уже настолько надоели, что я долечу максимум до дома. Приеду — и всё, на диван.

img
img
img