×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В Google Play
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В Google Play
Скачать
×
Мобильное приложение ФК «Зенит»
Скачать новое мобильное приложение ФК «Зенит». Доступно на Android и iOS.
Бесплатно - В App Store
Приложение ФК «Зенит»
Бесплатно - В App Store
Скачать

Иван Шабаров: «Молодой игрок должен знать свои сильные качества и быть в них уверенным»

Тренер-методист Академии «Зенита» и тренер юношеской сборной России 2004 года рождения побывал на «Радио Зенит» и рассказал о новой работе в РФС, развитии юношеского футбола и потенциале молодых игроков.
Иван Шабаров: «Молодой игрок должен знать свои сильные качества и быть в них уверенным»
— В данный момент вы ощущаете себя уже больше тренером сборной или сотрудником Академии?
— Сейчас я нахожусь в стадии, когда оба проекта для меня очень важны. Поэтому я работаю на два фронта: старшим тренером сборной России 2004 года и тренером-методистом в Академии. Сейчас я передаю часть своей работы другому специалисту, который займет мое место. Занимаюсь методической работой для поддержания существующей деятельности. Ощущения непростые, потому что приходится переключаться с одного рода деятельности на другой. Но эти работы разные и дополняют друг друга, что приятно. Я последние четыре года был без команды и только помогал своим коллегам-тренерам. Сейчас у меня появилась возможность вернуться к свистку и секундомеру. Это приятно, потому что это то, чему я учился, что мне нравится. Конечно, это повышенная ответственность, но тем интереснее.

— Место старшего тренера Академии займет Василий Александрович Костровский?
— Именно так. А его должность займет Алексей Юрьевич Тихомиров, который приступил к обязанностям в октябре. Сейчас он проходит адаптацию на новом месте, чтобы понять, как правильно выстраивать работу юношеской Академии.

— Про работу сложно рассуждать со стороны. Как теперь устроена ваша работа? Тренер-методист — должность загадочная. Что делает старший тренер сборной юношеской России — понятно. И у вас была команда U-15, а становится U-16.
— Да, команда теперь U-16. В задачи входит: планирование следующего сезона, организация всех мероприятий, которые ждут сборную, а их около шести-семи за год. Первым будет тренировочный выезд в феврале в Черногорию, затем турнир в Хорватии, в мае — турнир в Израиле, в августе-сентябре — подготовка к первому отборочному раунду и сам отбор, который пройдет в Турции. Нашими соперниками станут Гибралтар, Сан-Марино и Турция. В конце года будет заключительный сбор, где ожидается просмотр ребят, которые не принимали участия в этом турнире, но заслуживают внимания. Также в течение года надо организовать просмотр кандидатов, то есть понять, в какие города придется съездить и на какой срок. Сейчас надо все заложить в план, чтобы остальные отделы понимали, как выстроить свою работу. Также с нами советуются по организации российских соревнований, потому что они завязаны на календаре сборных команд. Что касается Академии, мы подвели итоги, которые нам дал уходящий сезон. Подумали о том, что нам надо изменить в своей работе с точки зрения тренировочного процесса. В этом заключается моя задача как методиста. Обсуждаем, что мы должны улучшить в части профессиональной Академии, где идет подготовка игроков для передачи на уровень молодежной команды Константину Георгиевичу Зырянову. А иногда и сразу Владиславу Николаевичу Радимову, например, как в случае с Шамкиным. Я буду продолжать помогать старшему тренеру и всем тренерам команд. Сейчас мы находимся в стадии планирования следующего сезона. Основная задача — выйти 9 января на работу с пониманием, с какой футбольной философией мы выйдем к игрокам, в каком режиме будут организованы тренировочные занятия и распределены нагрузки.

— Сейчас такое неоднозначное отношение со стороны к Академии. Статистически доказано, что Академия «Зенита» одна из двух главных академий по распространению игроков в Премьер-лиге. Все, кто проходил Академию, доходят до определенного уровня в футболе. С другой стороны, говорят, что только у вас молодые футболисты не имеют шансов пробиться. Это как-то отражается на Академии?
— Работа ведется. Когда мы говорим, что наши игроки не играют в «Зените», а играют где-то еще — это просто разный уровень. Премьер-лига неоднородна, не стоит сравнивать «Зенит» и «Тамбов». Если наши игроки попадают во вторую восьмерку Премьер-лиги — уже хорошо, но это не уровень «Зенита», который сегодня идет на первом месте. Игрокам нужно еще сделать следующий шаг, возможно самый тяжелый. Вертикаль от «Зенита»-2 до «Зенита»-м и Академии должна вырабатывать игроков для профессионального футбола первой лиги и второй восьмерки Премьер-лиги. Дальше футболисты должны самостоятельно стремиться в первую восьмерку, в том числе в «Зенит». Разрыв все-таки ощутим.

— Правильно вы сказали про команды уровня «Тамбова». Какие бы выступления ни были, они не грандиозные. С точки зрения перспективности там раскрылся Мелкадзе. Но никто не говорит, что он вернется в «Спартак» и станет там лучшим. А у нас есть примеры воспитанников петербургского футбола, например Вадим Карпов и Иван Обляков играют в ЦСКА, но нет гарантии, что они пробились бы в «Зенит».
— Если бы Иван Обляков попал в «Зенит»-2, нет точного прогноза, оказался бы он в первой команде или нет. Многие наши ребята, условно говоря, оказывались в «Амкаре», потом делали шаг. Например, Саша Селихов пошел вверх и попал в «Спартак». А кто-то, как Леша Гасилин, попал в «Амкар», а сейчас сделал шаг назад и снова вернулся в «Зенит»-2. У каждого своя судьба, кто-то сразу пользуется шансом, кто-то им никогда не сможет воспользоваться. В спорте у каждого своя дорога.

— Вопрос от болельщиков. Стоит ли Прохину, Шамкину, Мусаеву уезжать в Европу? Так в свое время поступили Татаев, Караваев, Рудаков. Игроки собраны из разных поколений. Наверное, имеется в виду — стоит ли пробиваться через непопулярные направления, такие как Чехия, Польша? Например, если сейчас предложить Даниилу Шамкину поехать в Чехию.
— Здесь все индивидуально. Ситуации Шамкина и Мусаева разные. Относительно Мусаева стоит понять, что если он не будет востребован в первой команде, то нужно идти на уровень выше для того, чтобы получать игровую практику на другом уровне. Шамкину и Прохину надо пока взять высоту «Зенита»-2 и окрепнуть. Если будет более выгодное предложение с точки зрения их развития, то надо их рассмотреть. Если мы поймем, что в Чехии или Португалии Шамкин будет развиваться стремительнее, чем у нас, то, конечно, этот выбор очевиден. Но есть сомнения на этот счет.

— Здесь еще все зависит от условий, от команды. Очень часто это влияет напрямую. Сейчас очень много разговоров про дальнейшие перспективы, и у нас отличный период, чтобы разобраться в потенциале Академии. Существуют юношеская лига в России, молодежная, фарм-клубы. Сейчас у всех есть простор работы, нужно немножко подождать.
— Не подождать, а поработать правильно. Сейчас созданы вторые команды, нужно понимать, для чего они существуют и какие задачи они должны решать. Когда станет понятно, тогда и заработает все эффективно. Что касается юношеской команды, то здесь нас ждет большая реформация со следующего сезона. Будет реформировано молодежное первенство, например, возрастное ограничение уменьшится до 19 лет включительно. Помимо ЮФЛ, скорее всего, будет создана еще одна лига для 16-летних. Все это делается для того, чтобы клубы играли чаще друг с другом на более высоком уровне. Мы чаще станем встречаться с «Краснодаром», «Спартаком», ЦСКА. В такой соревновательной борьбе игроки будут еще больше прибавлять, прогрессировать и выходить из Академии более подготовленными.

— Даже игроки говорят, что это другая история, здесь другой опыт.
— Мы провели пробную половину ЮФЛ, первый круг сыгран. Выявились организационные проблемы, которые будут решаться. Большая группа людей в РФС занимается этим. Обсуждается игровой день в среду, потому что это отнимает у ребят очень много времени от учебы. Со следующего сезона планируется перенести этот день на выходные. Если смотреть правде в глаза, то в академиях не все выйдут в профессиональный футбол. Потеря качества образования может сказаться на ребятах. Сейчас много форм индивидуального, интерактивного обучения. Тот, кто хочет, всегда найдет возможности. Но мы все равно должны этот момент учитывать и оптимизировать организацию соревнований.

— С плодами этих соревнований вы постоянно имеете дело. Вопрос по итогам Юношеской лиги УЕФА, где участвовал комбинированный вариант молодежной команды и «Зенита»-2. Чем Академия проигрывает «Бенфике» или «Челси»?
— Во-первых, мы имеем меньшее количество таких соревнований. Нам бы чаще играть с такими соперниками, чтобы понимать, в чем мы уступаем. Во-вторых, понимание самой игры, то есть тактическая подготовленность. Здесь нам есть в чем прибавлять. Мы много говорим о техническом оснащении, работаем и совершенствуем различные методики тренировок. Здесь, наверное, нет сильного разрыва. В физическом развитии мы кому-то уступаем, кого-то превосходим. Здесь существует определенный баланс. Но именно в понимании игры надо прогрессировать и тренерам, и футболистам.

— Вопрос про психологические проблемы. Говорят, что у нас кто-то стесняется финтить и показывать что-то запредельное, кто-то не может собраться в нужный момент. Очень часто слышу, что у нас очень талантливая страна в плане спортсменов, но у нас это не всегда проявляется на уровне главного спорта на планете. Все потому, что психология выходит на первый план. Кажется, что еще много работы в этом направлении.
— Мы часто пеняем на психологию, но это завязано не только на подготовке футболиста. В целом наша жизнь отражает то, что происходит на поле. Порой это неумение брать ответственность на себя, принимать решения. Это видно не только на футбольном поле, но и в жизни. Это начинается с малых ногтей, когда мы лишаем выбора детей в вопросах: что надеть, что поесть. Мы не воспитываем, а указываем, не развивая самостоятельность, которая потом могла бы вылиться в игре в уверенные действия.

— То есть проще быть дерзкими, чем ответственными?
— Да. Потому что и школа, и семья придерживаются директивных методов воспитания. Еще один момент — игрок не до конца знает, в чем его сильные стороны. Мы об этом сейчас много говорим в Академии. Игрок к 17 годам должен понимать, чему он научился, чем он владеет, что он может показать в игре. Если он быстрый, то он должен использовать скорость, если хорошо меняет направления — развороты с мячом, если у него хороший удар — не бояться бить. Уверенность в своих навыках дает возможность реализовывать их более эффективно.

— Вернемся к вашей работе. С плодами работы других академий вы теперь сталкиваетесь постоянно. Насколько тяжело переходить от клубной работы к сборной? Надо просматривать много матчей, которые нелегко найти.
— Да, это разъезды. Нужно ездить и смотреть. В этом году было три мероприятия, когда можно было увидеть игроков, — это финал чемпионата России в Крымске, Спартакиада школьников, финальные соревнования среди сборных команд МРО. Это основные мероприятия, на которых я собирал информацию. Также это первенство Москвы, так как там концентрируется наибольшее количество талантливых игроков. В дальнейшем мне надо посетить академии Краснодара, Казани и других городов страны. Что-то я смотрел по видеозаписям, так как клубы транслируют матчи. Но надо видеть живьем. Специалисты смотрят футбол иначе. Они часто обращают внимание на те нюансы, которые не видны глазу обычного зрителя, в том числе то, что осталось за кадром. Например, как располагаются вратарь, защитники. Правильно или неправильно занятая позиция на поле служит успешным или неуспешным действиям в дальнейшем, когда нужно будет участвовать в игровом эпизоде. По телевизору это невозможно увидеть, поэтому надо находиться вблизи поля или на стадионе.

— Как вы относитесь к ситуации вокруг Академии Слуцкого в Волгограде? Сталкивались ли вы с подобными ситуациями в других регионах?
— Эту академию я знаю хорошо, потому что мы туда ездили и изучали этот вопрос. Мы общались с тренерами, узнавали, по какой методике они работают. Однозначно, Волгоград — футбольный город. Он показывает неплохие результаты, что говорит о хорошей работе этой школы. Тренеры там молодые ребята, которые с большим энтузиазмом включились в работу. Я разговаривал с Леонидом Викторовичем на эту тему. Я был удивлен, насколько он погружен и осведомлен о проблемах, которые есть в детско-юношеском футболе. Он задавал много вопросов. Ситуацию со своей школой он держит на тотальном контроле. Он знает о том, что происходит, и принимает участие в формировании методологии. А также решает организационные вопросы. Уверен, что Академия будет прогрессировать, если ей будут помогать. Хотелось бы, чтобы таким школам оказывали поддержку. По причине того, что там занимается большое количество ребят и специалисты с душой относятся к этому делу.

— Когда вы виделись с Слуцким?
— Я был у него прошлым летом, когда он начал работу в Арнеме.

— Вы с удивлением восприняли его желание вернуться в Россию и возглавить «Рубин»? Там не так много болельщиков, как в других командах, в которых он работал.
— Да, я удивился. Тем не менее в той среде, в которой он работал, непросто. Несмотря на либеральность заграничных коллег, они ревностно относятся, тем более к российскому специалисту. Он оставил многих голландцев работать в своем штабе. Думаю, поработав в Нидерландах, он стал мудрее и сильнее.

— Вернемся к сборной. Любое новое направление в работе всегда очень захватывает. Тем более ощущение, что ты в сборной. Но с какими проблемами приходится сталкиваться? Необъективность или много советчиков? В необъективности вряд ли будут упрекать, потому что всего два зенитовца в составе.
— Зенитовцев больше. Если говорить о сборной этого возраста, то это не конкретный пул игроков. 20–25 человек — это широкий круг кандидатов. За те четыре турнира, на которые мы выезжали и принимали участие, в сборную прошли около 50 человек. Из «Зенита» вызывалось разное количество игроков. Кандидатов в сборную там не двое, а гораздо больше. Ребята, которые не вызывались, имеют шансы попасть в состав. Сейчас он непостоянен. Мы создаем широкий круг, в котором будет около 60–70 человек. В дальнейшем он будет сужаться и выбираться лучшие. После завершения первого отборочного этапа в Турции, вне зависимости от результата, работа не остановится. В 16 лет игроки не сформированы окончательно. Ситуация будет меняться: кто-то вырастать, кто-то останавливаться в развитии по разным причинам. Сборная — это открытая площадка для развития игроков. Мы даем посыл футболистам — у каждого есть шанс. Нет такого, что съездившие на два сбора будут в дальнейшем играть. Пусть ребята развиваются в своих клубах, а приглашение не заставит себя ждать.

— Это правда. Мы видим это по составу игроков, где ребята из «Ротора», «Тюмени» и других команд. Насколько сложно бывает объективно оценить футболистов из периферии не по регионам, а по клубам?
— Я не один оцениваю игроков. В РФС создан специальный отдел скаутов, который может дать рекомендации, на кого стоит обратить внимание. Я не один в этих проблемах. Если вернуть так называемых москвичей оттуда, откуда они пришли, то география игроков окажется гораздо шире. Есть ребята, которые формально считаются игроками «Чертаново», «Локомотива», «Спартака» и «Зенита», но по факту они родились в Орле, Курске, Брянске, Белгороде, Тюмени и других городах. Сборная собрана из регионов. Это говорит о том, что и в регионах работают. Просто скауты помогают мне сделать мою работу доступнее.

— О многом поговорили, но не обсудили 15-летнего игрока Сергея Пиняева. Его имя склоняется уже очень давно, когда-то он прошел через академию «Локомотива», но стал известен как игрок «Чертаново», потому что съездил на стажировку в «Манчестер Юнайтед». После этого его постоянно тиражируют, фотографируют. В 15 лет звездная болезнь редко случается, но все-таки присутствует здесь что-то подобное?
— Меня часто спрашивают, заиграет он или нет. Всех интересует не то, что он сейчас показывает, а что продемонстрирует в 19–20 лет, когда надо будет выходить на профессиональный уровень. Мы должны дорожить тем, что нам есть о чем говорить сейчас. Очень сложно делать прогнозы на тему, заиграет парень или нет. Я отношусь к этому так: у нас есть хороший парень, мы должны сделать для него все, чтобы он смог выйти на профессиональный уровень. Много факторов повлияет на то, как все сложится. Меня расстраивает излишний ажиотаж вокруг него, потому что, на мой взгляд, это рано. У нас используют такое грубое слово «полуфабрикат», сейчас он им является, то есть он еще не готовый футболист.

— Он даже еще не забивал в Юношеской футбольной лиге.
— У него есть определенный потенциал, но сможем ли мы его раскрыть — это вопрос к нам. В клубе большие сложности. Сумеет ли он их преодолеть? Меня тревожит, что он сейчас востребован везде: в сборной Москвы, региона, России, но он не тренируется. Сейчас он находится в возрасте, когда надо очень многому научиться. Поэтому меня больше всего волнует потеря тренировочной составляющей. По этой причине мы договорились с тренером РФС 2003 года рождения, что если сейчас он по уровню подходит под сборную этого года, то он ездит только с ней. Его последний турнир за нас был на турнире Валентина Иванова в августе. Мы его не приглашали не потому, что он не готов или не соответствует уровню, а для того, чтобы его не заездить. Еще надо многое сделать, чтобы оптимизировать его тренировочный и соревновательный процессы. Что касается психологической составляющей, насколько он правильно к этому относится, я успел почувствовать, что парень адекватный, воспринимает все правильно. В нем не наметилось какой-то звездной болезни, мужественно держит этот удар. Хотя дифирамбы поются излишние. Важнее то, как он тренируется.

— Проблема заезженности актуальна. Со многими мы это обсуждали. В этом текущем сезоне человек может сыграть и за команду в Юношеской лиге, за молодежку, за «Зенит»-2, а если повезет — за «Зенит». С одной стороны, здорово, что парень востребован, с другой стороны, как ему с ума не сойти от такого? Это же не просто выходы, а тренировки, перемещение из одной команды в другую. Это тяжелые нагрузки.
— Суть нашей работы — подготовка игрока, то есть создание баланса соревновательных и тренировочных нагрузок. Это предмет нашей компетенции. Мы должны это оптимизировать для каждого, нельзя всех под одну гребенку. Клубному тренеру игрока нужно брать под контроль нагрузки, анализировать и вносить изменения. Сейчас у игрока есть возможность сыграть за команду старше или своего возраста. Текущее состояние игрока разное, порой ему нужно сыграть после травмы против ровесников, а через несколько матчей вернуться обратно к своей команде и играть против соперников на год старше. С младшими возрастами мы это часто используем. Иногда надо поощрить и предоставлять возможность играть за более старший возраст, потому что игрок находится в хорошей форме и для его развития эти шаги оправданны. Это очень гибкий процесс. Клубный тренер должен держать руку на пульсе по всем своим футболистам.

— Примеры Шамкина и Прохина, которые заиграли в 16–17 лет на профессиональном уровне, это все еще исключения для нашего российского футбола или мы будем видеть ребят такого возраста в ФНЛ постоянно?
— Если уровень подготовленности игрока высокий и он перерос уровень своей команды, то можно его переводить в команду старше. Шамкин перепрыгнул молодежку и попал в «Зенит»-2. С одной стороны, это был аванс ему. Надо отдать должное, он этот уровень выдержал и сумел закрепиться. Владислав Николаевич на него постоянно рассчитывал. Для Шамкина этот шаг оказался продуктивным. Но не всегда такое может произойти. Ничего страшного, если мы признаем ошибку и сделаем шаг назад, вернем на молодежный уровень или в Академию. Это все индивидуально. Кто-то сможет, кто-то — нет.

— Недавно мы беседовали с Шамкиным. Он нормально относится ко всему. Сказал, что родители не позволят поймать звездную болезнь. Возвращаясь к вашим делам. Мы вас будем видеть реже, потому что новая работа требует переезда в Москву?
— Да, мне придется переехать. Надо будет больше взаимодействовать с научно-аналитической группой, а также выполнять свои обязанности, в том числе каждый день ходить на работу. Мне пошли навстречу сейчас, потому что надо было подготовить специалиста на мое место, но дальше никаких поблажек не будет. Я получил разрешение помогать нашему родному клубу по мере возможностей, но нужен ли я дальше в таком статусе — решать руководству клубу.

— Сложно от чего-то отказаться, так как и то, и другое захватывает. Год назад вы рассказывали про неплохого знакомого Юлиана Нагельсмана. Наше восприятие этого молодого немецкого тренера изменилось. Он привозил сюда свою команду и выиграл у «Зенита» в двух матчах. Вы как-то пересеклись?
— Нет, мы не встречались. Встреча в Барселоне осталась единственной. Более того, если бы он сам не сказал, что был в Петербурге на турнире Морозова, мы бы не задались целью поднять архивы. Он вспоминал это с хорошими эмоциями, с гордостью, что он был в Петербурге. Я могу только следить за его делами в «Лейпциге», который он сейчас возглавляет. Больше у нас контактов и встреч не было.

— Это вдохновляющий пример для тренера?
— Однозначно да. Интересная карьера подчеркивает, что не всегда хороший тренер должен быть в прошлом большим футболистом. Это человек с определенным набором качеств, которые не зависят от твоего прошлого и игровой карьеры. Это две разные профессии.

— Желаем вам хорошей карьеры. Надеюсь, отношения с «Зенитом» не закончатся. Верим, что новые звезды российского футбола пройдут через вас.
— Постараюсь оправдать возложенную на меня ответственность. Надеюсь, родной клуб меня подготовил должным образом к работе, которую я сейчас веду. Хочется поздравить всех с наступающим Новым годом. А нашим мальчишкам пожелать успехов и сохранения отношения к футболу, с каким они только в него пришли, а также беззаветно любить игру и отдаваться ей всей душой.