Николай Воробьев: «Со Спаллетти команда сделала огромный шаг вперед»

В интервью «Спорту» один из помощников Лучано Спаллетти поделился мнением о завершившемся сезоне.

Психологический удар

— Начало сезона выдалось непростым для «Зенита»: травмы, вылет из Лиги Европы... Была уверенность в том, что все наладится?
— Команда двигалась к поставленной цели шаг за шагом. Футболисты проделали огромный объем работы в этом году. Согласен, были трудности, но это нормально — их постоянно приходится преодолевать. Были и откровенно тяжелые моменты. Но команда перешагнула через них и продолжила двигаться вперед.

— Был ли в команде кризис? Или это слишком громко сказано?
— Как такового кризиса не было. Просто были неприятные моменты, в частности вылет из Лиги Европы. Кстати, не могу назвать его заслуженным — как мне кажется, команда играла очень хорошо в обоих матчах с «Твенте» и заслуживала выхода в следующую стадию турнира. Но судьи приложили свою руку, было и откровенное невезение. Это был тяжелый психологический удар — всегда сложно пережить поражение, когда для победы сделано абсолютно все. Техническое поражение от ЦСКА тоже болезненный укол. Тяжелые травмы игроков — например Быстрова и Семака — не добавляли положительных эмоций. Но, считаю, нужно было через все это пройти, чтобы получить желаемые результаты.

— «Зенит» нередко критиковали за неумение собраться в нужный момент. Получается, это уже в прошлом?
— Важно понимать, о какой критике идет речь. Если она объективная, то это двойная мотивация для футболистов. К тому же она только помогает прогрессировать, ведь, находя ошибки, ты стараешься их исправить. А есть критики, которых лучше не слушать. Они всегда критикуют: и по делу, и без дела... Однозначно ответить на этот вопрос невозможно (улыбается).

— Кстати, насчет неоднозначности. Как относитесь к разговорам о возможном уходе Лучано Спаллетти?
— Этот вопрос будет решать руководство клуба. Мне кажется, за два года работы с ним команда сделала огромный шаг вперед. Виден прогресс и каждого отдельно взятого исполнителя, и всей команды в целом. Конечно, основной критерий работы главного тренера — результат. Думаю, он говорит сам за себя.

У Ионова контракт с «Зенитом»

— «Зенит» достиг потолка в текущем составе?
— Не думаю. Каждый игрок может продолжить развиваться, раскрыться с какой-нибудь неожиданной стороны и тем самым привнести в команду что-то новое. Думаю, потенциал нынешнего «Зенита» еще не исчерпан.

— Собрание тренерского штаба после сезона было?
— Нет, после игры с «Порту» сезон завершился. Тренеры, проживающие в Европе, сразу улетели домой, кто-то вернулся в Петербург.

— Мнение тренеров как-то влияет на трансферную политику клуба?
— Это прерогатива руководства клуба, селекционной службы и, конечно, главного тренера.

— Обсуждалось ли возможное возвращение из аренды петербургских воспитанников?
— Могу только повториться, что подобные решения принимают главный тренер и руководители клуба. Футболисты, игравшие в основных составах команд премьер-лиги, были на виду. За ними, разумеется, следили, оценивали. Проблема в том, что все они играли в клубах, которые боролись за выживание. Цель таких команд — набрать очки, поэтому ярко себя проявить трудно. К футболистам предъявлялись специфические требования, они играли в другой футбол: более оборонительный, насыщенный борьбой. Кроме того, нужно отметить, что подготовка к весенней стадии сезона будет «заточена» под матчи Лиги чемпионов. Нам предстоит более детальная и нацеленная работа. Все это, конечно, знают и руководители клуба, которые и решат, возвращать кого-то или нет.

— В судьбе Алексея Ионова наступила какая-то определенность? Есть информация, что его отдадут в аренду...
— Когда будет достигнута договоренность насчет перехода Ионова в какой-то другой клуб, об этом будет официально объявлено. Сейчас у Алексея действующий контракт с «Зенитом».

— А как вы считаете, стоит ли ему уходить в аренду?
— Трудно ответить. Очень много личных и профессиональных вопросов. Когда появятся ответы, наступит ясность. Нужно отметить, что Леша еще молодой, неопытный. Можно сказать, он еще и не очень мудрый.