Болельщицкие династии: Штильманы

Мы продолжаем сериал о династиях болельщиков «Зенита». Сегодня о своей семье рассказывает Элина Штильман.

Меня зовут Эля, мне 18. В нашей семье у всех один диагноз — мы все больны «Зенитом». Футбол для нас не просто игра, а «Зенит» — не просто клуб. Они стали неотъемлемой частью нашей жизни, частью нас.

Раньше всех в нашей семье футболом заинтересовалась моя бабушка. В 1947 году переехав в Ленинград, она всегда слушала радиорепортажи, но на стадион не ходила, так как не с кем было. С 5-го класса и до окончания института в летние каникулы она ездила в родной Брянск, где единственная слушала репортажи Вадима Синявского, да так, чтобы все видели и слышали, особенно мальчишки. А на стадион она стала ходить уже с дедушкой, и даже вместо подготовки к свадьбе, за месяц до торжества, они ходили на «Зенит».


16 мая 1998 года. Мой первый матч на «Петровском» «Зенит» — «Локомотив» (я слева).

Дедушка футболом увлекся в армии, где гонял мяч с сослуживцами (1954–1955), а по окончании службы с коллегами по работе стал ходить на стадион Кирова и иногда на матчи ленинградского «Динамо» на одноименный стадион. Потом, в 60-х, он работал в типографии, которая печатала программки «Зенита», по знакомству получил пропуск на стадион и посещал почти все матчи в течение довольно продолжительного времени. После женитьбы на стадион бабушка и дедушка часто ходили вместе. Годы шли, родились сыновья (мой папа и дядя), которых лет с пяти стали привлекать к футболу и «Зениту». Дядя с малых лет начал играть во дворе и, еще не понимая тех слов, которые говорили взрослые мальчишки на поле, спрашивал их значение у мамы, чем немало смущал ее. До сих пор он играет в зале, а летом гоняет мяч со своим сыном Мишей, моим ровесником, и другими парнями на свежем воздухе. В пионерлагере папа и дядя играли за сборную детей, а дедушка — за родителей. Сейчас на стадион он ходит редко, так как здоровье не позволяет, но очень активно болеет дома. Каждый матч нашей мебели, а особенно журнальному столику, угрожает опасность: в случае пропущенного или незабитого гола дед кулаком вымещает на нем свое негодование.

Папа впервые попал на стадион еще мальчишкой. Он рассказывал о своем первом впечатлении от стадиона Кирова: поднимаешься по ступенькам, доходишь до вершины — и дух захватывает. Трибуны, зеленый газон — все это незабываемо. А какие безумные эмоции были в 84-м, когда мы взяли чемпионство!


12 марта 2005 года. После матча «Зенит» — «Динамо». Дядя и брат.

Моего папу не остановило то, что у него дочь, а не сын, и в пять лет я впервые оказалась на «Петровском». В тот раз мы сыграли вничью или даже проиграли, но это не имело никакого значения — «Зенит» навечно поселился в моем сердце. Папа на стадион ходит регулярно года с 1997-го. В 2003 году к нему присоединились дядя с братом. Поначалу он брал меня с собой нечасто, и я смотрела игры любимого клуба дома. Но с 2004-го ходим вместе, и учеба или работа тому не помеха. Не получается ходить на матчи, только если в этот день нас нет в городе, но даже за пределами футбольной столицы мы смотрим и слушаем всевозможные интернет- или радиотрансляции. На «Петровском» сидели на 8-м секторе, на 9-м, теперь — на 16-м. Тихо болеть — это не для нас. Мы, конечно, далеко не фаны с виража, для нас все-таки важнее игра, а не то, что происходит на трибунах. Но почти каждый матч мы проводим на ногах, подпевая фанатам и активно реагируя на происходящее на поле. Ходим семьей: я, папа, дядя и двоюродный брат. Дедушка привил любовь к футболу и «Зениту» своим сыновьям, а они нам. В прошлом году у меня и папы был первый выезд, в Москву на «Локо», и первый блин не вышел комом — блестящая победа. Весной мы впервые поддерживали команду за границей — в Энсхеде. Исход известен, не буду теребить былую рану.

Стадионом футбол для нас не заканчивается. Как только приходим с матча, сразу смотрим все опасные и спорные моменты. Затем начинается изучение всевозможной аналитики, за что мы часто получаем от мамы. После финального свистка Баскакова в Раменском, обнявшись, скакали с папой по комнате, а потом, несмотря на погоду, незамедлительно рванули на «Петровский» ждать чемпионов.

Помню, не хотелось одной смотреть Суперкубок УЕФА: дядя с братом были в Монако, дед на даче, а папа в командировке в Москве. Так я не задумываясь поехала к нему. Смотрели матч с «Манчестером» в английском пабе. С гордостью после финального свистка пели гимн «Зенита», а москвичи с завистью и уважением смотрели на нас.


2008 год. Монако, Суперкубок УЕФА. Брат, дядя и тетя Инна

Даже если у команды что-то не получается, мы все равно всегда с ней. «Зенитом» увлечены уже три поколения, и я уверена, что последующие продолжат нашу болельщицкую династию.