Константин Зырянов: «Я счастливый человек»

Договориться об обстоятельном интервью с Константином Зыряновым оказалось весьма просто. На просьбу поделиться с читателями «Спорта» своим мнением о последних футбольных событиях полузащитник «Зенита» и сборной России откликнулся без раздумий. Зырянов — человек слова, и сразу после окончания последней открытой тренировки «Зенита» в этом году он ответил на самые актуальные вопросы.

Трудно только с «Барселоной» и «Реалом»

— Как-то вы сказали, что главной проблемой «Зенита» является низкая реализация голевых моментов. Так было при Адвокате и при Давыдове, так остается и при Спаллетти. Почему из года в год ситуация к лучшему не меняется?
— Да, так оно и есть. Говорил и буду говорить — мы плохо реализуем свои моменты. Если бы мы забивали хотя бы тридцать процентов от того, что создаем, — считайте, на три момента один гол, — все было бы замечательно. Почему не получается? Не знаю. Я, наверное, и тогда не смог дать вам ответ?

— Да, не смогли.
— Поверьте, не знаю и сейчас. Наверное, надо еще больше трудиться над завершающей стадией, оставаться после тренировок и отрабатывать последние удары.

— Обыватель говорит так: «Если бы я плохо выполнял свою работу — неправильно выточил деталь, поставил неверную оценку ученику в школе или пересолил суп, — у меня были бы большие проблемы. Не понимаю, почему футболисты, получающие огромные деньги, не могут в нужный момент забить мяч в ворота». У меня, кстати, есть ответ на этот вопрос. А у вас?
— Обывателю ничего не буду отвечать, потому что каждый занимается своим делом. Я не вправе советовать, как, скажем, готовить обед, да и с профессиональным спортом это сравнивать нельзя. Но если мы не забиваем, нам с рук тоже не сходит. Это остается в наших головах, нас подвергают обструкции болельщики, причем иногда всей страны. Если человек пересолит дома суп, его будет критиковать только жена. Мне, скажем, тоже было бы легче, если бы за незабитый гол в пустые ворота мне высказывала претензии лишь супруга, а не поливала вся страна! (Улыбается.)

— Я же скажу так: нельзя забывать, что футболисты играют при жесточайшем сопротивлении соперника. В матче, в котором на кону стоит судьба выхода в плей-офф Лиги чемпионов и огромные деньги, никто не даст ни времени на раздумья, ни возможности спокойно поразить цель.
— Полностью с вами согласен. Посмотрел бы, как токарь станет вытачивать деталь, если его постоянно будут бить по рукам и ногам.

— Матч с АПОЭЛом из той же серии, о которой мы сейчас с вами говорим?
— Да.

— У вас, кстати, тоже был хороший момент в первом тайме. Что произошло в эпизоде, когда вы врывались в штрафную из зоны правого инсайда? Нога «ушла»?
— Нет, просто не дотянулся до мяча. Думал, сейчас буду отдавать пас под себя Данни, но увидел, что мяч проскакивает, попытался дотянуться до него в подкате, но не успел. Поле немножко подвело.

— Это была классическая зенитов­ская комбинация с розыгрышем на третьего. Обратил внимание, что, как только «Зенит» взвинчивает темп и начинает плести подобные кружева, соперник полностью теряет ориентацию в пространстве. Почему же команда не может действовать так на протяжении всех девяноста минут или хотя бы семидесяти пяти?
— Мы пока не «Барселона», чтобы постоянно играть вот так, на третьего. Но по крайней мере у нас хоть чуть-чуть получается, и то хорошо! (Смеется.)

— «Зенит» выйдет в плей-офф Лиги чемпионов?
— Я уверен в этом.

— Победа «Порту» над «Шахтером» вас не удивила?
— Если исходить из того, что у «Шахтера» оставались только шансы на Лигу Европы, то нет. Я смотрел второй тайм и не заметил, чем донецкая команда может удивить португальцев и за счет чего обыграть их. И вообще, на мой взгляд, по уровню игры «Шахтер» занимает свое место в нашей группе.

— Согласитесь, выйти в плей-офф с первой строчки и со второй — две большие разницы. Одно дело в одной восьмой финала получить в соперники команду, занявшую второе место, скажем, «Валенсию» или «Наполи», и совсем другое — победителя группы: «Реал» «Манчестер Юнайтед», «Баварию», «Арсенал» или «Барселону». Это означает только одно: в Порту надо не играть вничью, а побеждать!
— Я считаю, что сейчас в Европе трудно обыграть только «Барселону» и «Реал». Со всеми остальными, если выкладываться полностью, можно бороться. А с испанскими грандами даже стопроцентная самоотдача не дает гарантии того, что ты пройдешь дальше. Конечно, хотелось бы выйти с первого места, хотя большой разницы я все-таки не вижу.

— Вы сказали, что невозможно выигрывать у «Барселоны». Но тот же «Интер» два года назад продемон­стрировал эффективные способы борьбы с командой Хосе Гвардьолы: это тотальный прессинг в середине поля силами восьми футболистов. Неужели никто больше не способен навязать испанцам подобную контригру?
— Не стоит забывать, что «Интер» тогда тренировал Моуринью, который теперь возглавляет «Реал». Вот я и говорю, что и против «Королевского клуба» будет трудно играть! (Улыбается.)

— Почему, на ваш взгляд, в нынешней Лиге чемпионов так мало сенсаций? Только АПОЭЛ преподнес настоящий сюрприз, за тур до окончания группового этапа выйдя из группы, тогда как ни чешская «Виктория», ни БАТЭ, ни загребское «Динамо» не сумели составить достойной конкуренции грандам европейского футбола?
— АПОЭЛ практически полностью состоит из португальских и бразильских футболистов. Поэтому он и находится на таком высоком месте. Я не думаю, что у хорватской и чешской команд есть игроки подобного уровня. Так что все закономерно.

— Недавно в разговоре Ивица Крижанац высказал такую мысль: в составе загребского «Динамо» есть много интересных игроков, эта команда закономерно лидирует в чемпионате Хорватии. Но уровень их национального первенства и уровень Лиги чемпионов несопоставимы — отсюда и последнее место в группе, и серия разгромных поражений: 0:4, 2:6. А можно ли сравнить уровень чемпионата России и Лиги чемпионов?
— Нет, я бы этого делать не стал. Дело в том, что в премьер-лиге далеко не все матчи такого же уровня, как в главном клубном турнире Европы. Там во всех матчах надо сражаться. В России тоже нужно биться, но зачастую победы даются легче, чем в Лиге чемпионов. Но я надеюсь, что сейчас, в первой восьмерке, все встречи будут «от ножа».

Жеребьевка Евро — непринципиальный момент

— Хорошо или плохо, что «Зенит» улетает на сбор 30 ноября?
— Хотелось бы, конечно, побыть дома, с семьями, и прилететь на игру с «Порту» за день до игры. Но ничего страшного, это не хорошо и не плохо: позанимаемся, подтянем физические кондиции.

— В хороших условиях, на хороших полях!
— Здесь тоже хорошие условия и теплая погода!

— Отпуск уже спланировали?
— Да. После матча с «Порту» вернусь в Санкт-Петербург и весь отпуск проведу здесь.

— Во время сбора в Португалии состоится жеребьевка чемпионата Европы. Будете следить за событиями в Киеве 2 декабря?
— Специально следить не буду, но, думаю, узнаю о результатах из Интернета через десять-пятнадцать минут.

— Жеребьевка — принципиальный момент?
— Нет. Попадутся сильные соперники, мы их сразу отсечем и спокойно выйдем в финал! (Улыбается.)

— Не лукавите? Одно дело, попасть в условную группу с Германией, Португалией и Францией, и совсем другое — с Польшей, Грецией и Ирландией.
— Далеко не факт, с кем будет сложнее. Вот, например, недавно мы сыграли с греками вничью — 1:1. А у ирландцев не смогли выиграть дома — 0:0. Поляки же будут играть дома. Ну а немцам мы уже два раза проиграли, так что больше уступать им не хотим.

— Где лучше играть — на Украине или в Польше?
— Я не знаю. Но, думаю, все-таки на Украине.

— Кто-то считает, что Евро-2012 станет лебединой песней сборной России в ее нынешнем виде. Разделяете такую точку зрения?
— Я согласен с тем, что состав сборной изменится после чемпионата Европы. А все остальное покажет время.

— Что будет успехом для нашей команды?
— Выход в финал. Учитывая тот факт, что четыре года назад мы остановились на полуфинале, надо как минимум повторить этот результат либо его превзойти.

— Правда ли, что игроки сборной России просили привлечь к работе с командой тех тренеров по физподготовке, которые работали в 2008 году в Австрии?
— Да, разговоры такие ходили.

— Две недели подготовки предопределят результат выступления на Евро, как это было четыре года назад?
— Я думаю, это второстепенно. На первое место я бы поставил коллектив. Если в команде все будет нормально, то и с физической готовностью проблем не возникнет.

— Да, но физиологию не обманешь. Вы не стали быстрее и резче. Это я не о вас говорю, а обо всей команде.
— (Перебивает.) Ну почему — все сказанное вами можно и ко мне отнести (улыбается).

— Пусть будет так. И все-таки: какие козыри остались у нашей сборной?
— Мы стали опытнее. И с этим трудно не согласиться. У нас нет страха перед топ-командами, мы будем просто выходить на поле и играть в футбол. Я считаю это большим плюсом.

— Многие называют фаворитами Евро-2012 Испанию и Германию. Ваше мнение?
— Согласен. Эти команды показывают очень хороший футбол, да к тому же отборочный цикл прошли без потерь.

— Хорошо, предположим, сбудутся ваши желания, и сборная России выйдет в финал.Решающий матч в Киеве состоится 1 июля. А через две недели стартует очередной чемпионат России. Времени на восстановление практически не остается. Проблема?
— Нет. Будем отдыхать между играми в чемпионате (улыбается).

К публичности не стремлюсь

— В заключение поговорим о вас. Футболисты «Зенита» в этом году не совсем удачно исполняли одиннадцатиметровые: промахивались и Широков, и Лазович. Скажите, когда мы увидим пенальти в исполнении Константина Зырянова?
— Попрошу ребят пробить пенальти на следующей открытой тренировке! (Смеется.)

— В следующем году!
— Ну да. А если серьезно, то пенальти я бить не собираюсь — все-таки и в «Зените», и в сборной есть другие пенальтисты. Я очень редко подхожу к одиннадцатиметровой отметке. Если не ошибаюсь, за всю клубную карьеру бил пенальти раза два или три, причем еще в «Амкаре». В «Торпедо» участвовал только в послематчевой серии, в «Зените» не бил никогда, в сборной — один раз. Это было в товарищеском матче с голландцами, сразу после Евро-2008. Сбили Торбин­ского, Игнашевич подошел и сказал: «Иди бей». Ничего, забил — сыграли мы тогда 1:1.

— А если придется бить пенальти в послематчевой серии, скажем, в четвертьфинале чемпионата Европы? Пойдете?
— Да. Я еще ни одного такого пенальти не промазал, если не ошибаюсь, — ни за «Торпедо» в матче с «Динамо», ни за «Амкар».

— Широков пишет в Твиттере, у Малафеева есть персональный сайт, Кержаков поет с группой «Ленинград». Почему подобных медийных проектов нет у вас?
— Мне это не нужно. Я не публичный человек, у меня все спокойно.

— Вы стали прикрывать ладонью рот, когда говорите на футбольном поле. Почему?
— (Смеется.) В противном случае все знали бы, что я говорю, — сейчас ведь легко читать по губам, да? Так что зачем? Пусть все остается между нами, в команде.

— В одном интервью вы сказали, что мечтаете закончить карьеру в «Зените» и сыграть на чемпионате мира в Бразилии в 2014 году.
— (Перебивает.) В полуфинале!

— Да, разумеется! Но я о другом — почему бы не захватить первенство континента во Франции-2016?
— Не-ет, ну куда? Мне будет уже 38! На чемпионат мира еще можно замахнуться, а на Евро — уже нет.

— Но мы же знаем прецеденты!
— Какие?

— Роже Милла играл на мундиале в Италии в 38, а в США — уже в 42! Сейчас как раз 38 Райану Гиггзу, который собирается продлевать контракт с «Манчестер Юнайтед».
— Гиггз — уникальный футболист.

— Уникальный футболист и Константин Зырянов, чьи способности к восстановлению поражали еще Гуса Хиддинка.
— Ну может быть (улыбается). Но тут главное, чтобы ноги бежали. Если этого не происходит, зачем мне это восстановление?
Все будет зависеть от физического здоровья, чтобы ноги не подкачали.

— А откуда у вас такое уникальное здоровье? Гены, воспитание, сибирские морозы, закалившие в детстве, или что-то другое?
— Не знаю, не знаю. Вроде и родители не такие уж спортсмены. Может быть, так распорядилась природа.

— Ну и последнее. Сейчас в вашей жизни все органично? Можно ли на данном этапе назвать вас абсолютно счастливым человеком?
— Если исключить пару-тройку моментов из сегодняшней жизни, то — постучим по дереву — я достаточно счастливый человек.