Дмитрий Радченко: «Новые Аршавины и Кержаковы обязательно появятся»

Бывший нападающий «Зенита» и сборной России, участник чемпионата мира по футболу 1994 года работает сейчас в юношеской академии «Зенита» тренером нападающих. А потому может оценить перспективы игроков этого амплуа в командах всех возрастов.

— Как вы начали работать в Академии «Зенита»?
— В Академию я пришел в марте прошлого года, и мы с Алексеем Тихомировым начали работу с ребятами 1997 года рождения. Таким образом, я принял участие в этом проекте не с первых дней, а чуть позже. Академию начали строить с января прошлого года. Отработав сезон, я перешел на работу тренером для нападающих.

— В чем самое принципиальное различие в вашей прежней и нынешней работе?
— Это две совершенно разные должности. Кстати говоря, отдельная работа с форвардами очень распространена в академиях топ-клубов — таких, как «Барселона», «Реал», «Милан» и «Аякс». У Хенка ван Стее изначально было желание ввести подобную единицу в штатное расписание, так как этот опыт уже доказал свою эффективность. Что касается разницы, то судите сами: в одном случае я целиком и полностью был с коллективом одного возраста, а теперь занимаюсь работой с нападающими всех команд Академии.

— Вы работали тренером юношеской команды в Испании. Расскажите, пожалуйста, об этом периоде своей карьеры и сравните петербургскую школу футбола с западной.
— Трудился я с 16-летними ребятами в частной школе, которая находилась в 30 километрах от Ла-Коруньи. Но это совершенно разные уровни. «Зенит» — европейский топ-клуб, и условия для работы у нас сейчас намного лучше. Конечно, у ребят разный менталитет, но в тренировочном процессе больших различий я не заметил.

— Сейчас многие хвалят сыновей Мигеля Данни, которые в чемпионате филиалов творят чудеса, играя против соперников годом старше. В чем причина такой разницы в классе уже в самом начале футбольного становления?
— Скажу сразу: дело не в природных данных или чем-то еще. К примеру, в той же Испании в футбол играют все с самого юного возраста. Только мальчик начал ходить — смотришь, а он уже мячик пинает. Там кажется, что у каждого родившегося ребенка есть цель стать футболистом. У нас же родители очень часто смотрят на перспективу. Все прекрасно знают, что игроки получают хорошие деньги, и бывает, что ребенок не хочет заниматься футболом, а родители все равно настаивают на этом. Хотя в целом в России нет такого акцента на футболе. Многие родители хотят, чтобы их дети становились юристами, банкирами. В Испании и Португалии все немного по-другому.

— Не раз приходилось слышать, что самые юные ребята Академии отличаются большим футбольным талантом. Это так?
— Да, действительно. Команды с 2000 по 2004 год рождения работают по голландской методике, поэтому уверен, что к 14–15 годам они будут выглядеть сильнее, чем нынешние воспитанники. Скорость обработки мяча, видение поля, дриблинг — все эти параметры будут выше.

— Если говорить о прошедшем сезоне, могли бы выделить наиболее симпатичную с точки зрения атаки команду, а также коллектив, чей потенциал в этом плане пока не раскрыт?
— Не хочу кого-то выделять. Все команды выступили на хорошем уровне, и «академики» провели весьма приличный сезон. Из-за больших нагрузок ближе к концу года проблемы были у ребят 1995 года рождения. Ведущие игроки подустали, и потому команда U-16 стала лишь второй в чемпионате города. Но при этом все прекрасно понимают, что наши ребята были на голову сильнее всех остальных. Просто так сложились обстоятельства.

— Уровень городских соревнований недостаточно высок, и многие коллективы играют практически без обороны. Насколько вам, как тренеру нападающих, это доставляет в работе сложности? Ведь игрок может забить много мячей, но почти без сопротивления...
— Согласен с тем, что в городе практически нет команд, которые могли бы оказывать нам серьезное сопротивление. Зато у нападающих есть голевые моменты, и можно работать над их реализацией. Кроме того, мы ездим на международные турниры высокого уровня, проводим товарищеские матчи, и потому всегда можем сравнить нашу подготовку. К примеру, я ездил на турнир с командой 1996 года рождения, и в игре против очень сильной «Фиорентины», академия которой существует много лет, мы выглядели на равных. Даже победили тогда по пенальти. Это означает, что наша система уже работает.

— Сейчас все ждут, когда же в основной команде появится футболист или даже несколько, уровень которых будет таким же или выше, чем у Аршавина и Кержакова. Есть ли ответ на этот вопрос у вас?
— Могу с уверенностью сказать, что они будут. Главное, чтобы система продолжала работать, и тогда она точно принесет свои плоды. Другой вопрос, что необходимо запастись терпением. Возможно, понадобится два-три года, если не больше, чтобы в основе «Зенита» смогли закрепиться 3–4 игрока. Этот показатель будет очень хорошим для Академии.