Александр Кержаков: «Был удивлен, когда мне достался 11-й номер»

16 ноября нападающий сине-бело-голубых и сборной России, продолжающий восстановление после травмы, полученной 2 октября, в прямом эфире «Радио „Зенит“» ответил на вопросы болельщиков, рассказав о походе на концерт «Ленинграда», достопримечательностях Кингисеппа, рыбалке с Быстровым, удивительном АПОЭЛе и открытых отношениях с журналистами.

— Что с ногой?
— Лучше, но когда вернусь на поле — не знаю. Сложно что-то предположить, изначально сроки моего восстановления менялись. Не знаю даже, получится ли в этом сезоне сыграть.

— А как по собственным ощущения?
— Какие-то болевые ощущения ушли, какие-то нет. На 100% заниматься не могу, так, бегаю, делаю все, что могу, но для того, чтобы попасть в заявку, этого недостаточно.

— Как занесло на концерт Шнурова? Понравилось?
— Понравилось все, а занесло меня огромное желание и хорошие отношения с Сергеем Шнуровым. Благодаря этим же отношениям я попал на сцену. Он просто позвал на сцену, вышел и по настроению спел «Люблю я Питер».

— А как вы вообще договорились? Он вам sms прислал или встретились?
— Не встретились, просто через общих знакомых узнал, что будет концерт, потом попал к нему в гримерку. Он сейчас больше живет в Москве, у него много новых проектов, поэтому времени пообщаться не так много.

— Хочется увидеть, как вы в конце сезона забьете 208-й гол и обгоните Олега Веретенникова в списке лучших бомбардиров чемпионата в истории. Игорь Семшов вот помнит все свои голы. А вы?
— Конечно, конечно!

— Любимые есть? «Спартаку»?
— Да и «Спартаку», и не «Спартаку». Помню все, они для меня памятны, я в любой момент могу о каждом рассказать.

— Кого из молодых звезд Европы хотите увидеть в нашем клубе? По вашим ощущениям, «Зениту» вообще нужно усиление?
— Думаю, это не ко мне вопрос. Наверное, кто-то нужен, а может, и не нужен. Это же еще зависит от того, если кто-то уйдет. Думаю, у нас достаточно квалифицированных игроков, чтобы играть и 17 игр за 70 дней. А конкретных фамилий молодых звезд я не знаю.

— В случае с травмой в «Лужниках» дело было больше в фоле Шешукова или в газоне?
— Все вместе. И поле, и небольшой фол — все это сказалось на том, что сейчас я отдыхаю.

— Давно ли вы были Кингисеппе? Есть ли там места, в которых стоит сфотографироваться?
— Недавно был. Город небольшой, но побывать нужно там везде. Город не такой большой, но красивых мест и достопримечательностей много. Пока осень и есть листва на деревьях, то можно поймать красивый кадр.

— Как вам игра сборной России по хоккею?
— Я не смотрел игры, но перед евротуром видел Радулова — встретились случайно, а потом он забил 4 гола в трех играх.

— Есть ли люди, которых с полной уверенностью можете назвать друзьями?
— Их не так много, но они есть. Друга с первого класса у меня нет — я поменял много школ и уехал из Кингисеппа в 5-м классе. Тем не менее друзья, которые идут со мной по жизни с определенного момента, есть.

— Идете на выборы?
— Не знаю, 4-го нас не будет в городе. Если дадут открепительные талоны, то мы их возьмем обязательно.

— Продается ли ваша книга и где ее можно купить?
— Ха-ха. Ну, книге уже много лет, и если она продается, значит, не такой уж я талантливый.

— Обычно же пишут книгу на исходе карьеры, а вы — после чемпионата мира.
— Ну да, так получилось. Стечение обстоятельств, юношеского задора ну и просто от нечего делать. С тех пор не перечитывал.

— С кем из хоккеистов СКА вы знакомы лично?
— Ни с кем.

— Научите Бухарова забивать.
— У него есть кому учить его забивать. Вообще нас Спаллетти учит забивать и защищаться.

— Каково было, будучи пацаном, надеть игровую футболку со стрелкой под номером 11? Был ли Панов кумиром?
— Кумиром вряд ли, но все мы были в восторге от Саши, когда он забил два гола в финале Кубка. Так получилось, что когда мы выбирали номера, то под 11-м номером должен был играть Дима Радченко — так предполагалось. Он тогда вернулся в Россию и был с нами на сборах. Когда меня спросили, какой номер я выберу, я выбрал 27-й, так как 27-го числа у меня день рождения, а потом, когда выяснилось, что с Димой не договорились, мне достался 11-й номер. Сам был удивлен!

— Рыбалку любите?
— Ловили как-то летом на спиннинг щуку с Володей Быстровым. Поймали немножко, но для адреналина мне было достаточно. Когда вытаскиваешь щучку килограмма на два-три, уже чувствуется!

— Успеваете ли вы наблюдать еще за какими-то видами спорта? Радимов вот теннисом увлекается.
— Ну, в большой теннис я тоже могу сыграть, но вообще переживаю за любой спорт, где наши спортсмены представляют Россию.

— Два матча Лиги чемпионов впереди. АПОЭЛ — откровенно главная сенсация — сейчас возглавляет нашу группу. На ваш взгляд, что будет в следующую среду на «Петровском»?
— Как мне кажется, АПОЭЛ приедет играть на ничью. При всех условиях — и погодных, и ситуации в группе — это их устроит. Естественно, никто не будет говорить об этом вслух, но попытаться было бы разумно. Я надеюсь, что они будут играть на победу, так как нам в таком случае будет легче.

— «Зенит» в Лиге набрал какой-то фантастический ход. Ясно было, кто в Донецке должен был побеждать. Как будет дальше?
— Мне хотелось бы, чтобы мы продолжали. Домашний матч с «Шахтером» показал, что не все так идеально, как было в Донецке, но при всем этом лучше результат, чем красивая игра. Надеюсь, что у нас в групповой стадии будет результат, а игру будем показывать уже весной, в плей-офф.

— С чем связан выбор места строительства будущей школы имени Морозова?
— Там было место, площадь которого позволяла строить и, надеюсь, построить ту школу в том масштабе и объеме, в которых хотелось бы. Современную, с полями, манежем, интернатом, всеми спортивными делами, чтобы там можно было воспитывать футболистов для нашей команды.

— С чем связано то, что так много зенитовцев сейчас находятся в аренде в других клубах? Это потерянное поколение и ребята действительно недотягивают?
— Нельзя говорить о потерянном поколении. Может быть, позже, когда они заматереют, обрастут мясом, как говорится. Им всем был дан шанс, несколько матчей, чтобы закрепиться, но если тренер не видит их в составе, то тут нельзя ни на кого валить и говорить, что их ущемляют.

— Голодные годы в жизни были?
— Не то чтобы голодные, но в 14–15 лет, когда интернат закрывался на плановый ремонт — обычно это было летом, — приходилось жить у друзей и знакомых, не имея достаточных средств и возможностей. Иногда приходилось обедать куриным бульоном с хлебом, и это была еда на все сутки. Но ничего, зато было весело!

— Не кажется вам, что главная проблема нынешнего молодежного российского футбола заключается в том, что выросли сытые, зажравшиеся пацаны, которым с 17 лет ничего не нужно? При всем уважении к Алексею Ионову как к футболисту, это классическая иллюстрация.
— Давайте на личности не будем переходить, но то, что некоторые талантливые ребята в возрасте не 17, а уже 14–15 лет могут что-то себе позволить, имея ставку или получая пособия от агентов, не сталкиваются с проблемами... не знаю, плохо это или хорошо. Времена меняются, а то, что было у меня, было 15 лет назад. Прогресс не стоит на месте, мы двигаемся вперед. Скажу так: все зависит от воспитания, а не от того, есть ли у меня 100 рублей или нет, принесу я эти 100 рублей родителям или проиграю в казино. А я их не пойду и не проиграю, а принесу им.

— В целом в этом розыгрыше Лиги чемпионов «Порту» удивил?
— Так, как удивил АПОЭЛ, пожалуй, никто не удивлял. В принципе все команды в нашей группе сейчас равны. «Порту» дома — сильный соперник. А про нашу победу могу сказать, что уверен, что мы бы их обыграли в любом случае, но без удаленного игрока это было бы чуточку сложнее.

— В социальных сетях значитесь?
— Нет, не значусь.

— Хотели бы попробовать себя в английском чемпионате?
— Думаю, уже не хочу — напробовался. Что было возможно на тот период, когда хотелось пробовать, уже пробовал. Можно сказать, что полностью удовлетворил свое футбольное заграничное желание.

— Какой клуб для вас более памятен — «Севилья» или «Динамо»?
— Каждый значим по-своему. Каждый из этих клубов — это разные этапы. «Севилья» — это Испания, Кубки УЕФА, а «Динамо» — это возвращение домой, третье место с командой, которая давно ничего не выигрывала.

— Смотрели товарищеский матч сборной России?
— Конечно, до конца смотрел, это же было интересно, как и все товарищеские матчи в этом году.

— Может ли Данни выйти на поле против «Анжи»?
— Сегодня он тренировался индивидуально. Я придерживаюсь такого мнения: если готов играть на 100% — играй, если нет, то не играй, так как потом может быть хуже.

— Кто-нибудь в команде слушает тяжелый рок?
— Наверное, нет, может быть, тайком, но прилюдно — никто.

— На повестке дня — «Анжи», команда без тренера. Нет ли здесь какой-то неправильности?
— Это не неправильность, а куча, которая собрана воедино под названием «Анжи», и, чтобы упорядочить эту кучу, нужно время, так как делалось все второпях. Думаю, во время паузы они разберутся, будут выстраивать механизм, вылепливать команду, которая будет играть и показывать серьезные результаты. Конечно, неправильно, что нет главного тренера. «И.о.» — это приставка временного человека.

— Герман Ткаченко звал в «Анжи»?
— Нет.

— Как ваш брат, развивается?
— Судя по той игре, что видел с «Рубином», думаю, что растет. Видно, что становится профессионалом с большой буквы. Будет играть, будет больше проводить времени на футбольном поле — будет расти.

— Как дочка, радует?
— Она меня в принципе огорчать не может — только радует. Последнее откровение было, когда я ее просил выпить кефир на ночь. С первого раза она меня не послушала, тогда я повторил просьбу второй раз в более импульсивной форме, на что услышал ответ: «Папа, ты какой-то истеричный». Или еще вот было — глядя на мой неполный холодильник, она сказала «Папа, чем ты питаешься?!» Хозяйка растет!

— Что слушаете перед игрой?
— Что-нибудь, чтобы можно было поколбаситься перед игрой. Конкретно названия не вспомню, но у нас есть фишка — «Ели мясо мужики» «Короля и Шута». Одна такая, которая выходит за рамки плей-листа.

— Недавно в мире спортивной журналистики случилось несколько эпохальных событий. Например, Сергей Фурсенко пришел в эфир телеканала «Дождь» и на протяжении часа отвечал на самые острые вопросы, а сразу после этого в «Удар головой» пришел человек из «Кубани», который рассказал о том, кто бил Никезича. Как вам кажется, современное футбольное общество вообще готово к злым диалогам и вопросам?
— Думаю, что не футбольное общество не готово к диалогам, а просто непонятен, как мне кажется, тон. Если меня спрашивают о чем-то сложном, касающемся компрометирующих вещей, то мне кажется, что в вопросе есть какая-то издевка, сарказм. У нас бывает или хорошо, или плохо, не бывает нормального диалога между спортивными журналистами и спортсменами. Я говорю в общем. Поэтому и такая реакция. Почему все время футболистов или спортсменов пытаются поймать на том, что кто-то сдает игру? Никто не обвиняет журналистов в предвзятости. Давайте будем объективней. Если хотите открытых диалогов, так давайте говорить открыто и о ваших проблемах.

— У вас был в карьере период, когда вы не давали интервью клубной газете «Зенита». С чем это было связано?
— Да, помню. Наверное, это было связано с какой-то статьей. Я могу понять московских журналистов, которые неоднозначно относятся к «Зениту» и пытаются в своих материалах писать что-то нехорошее, как-то задеть, но когда клубная газета начинает ненормально отзываться о своих же футболистах? Мы делаем одно делаем, работаем в одном клубе, у нас одно название. Всегда нужно быть объективным и порядочным человеком.