Роман Широков: «Сказал Губочану, что он — председатель колхоза»

Полузащитник заглянул в студию «Радио „Зенит“» и в беседе с Федором Погореловым признался, что в последних матчах выходил на поле с микротравмой, восхитился донецким стадионом, а также отметил бомбардирские качества Дмитрия Бородина.

— Роман, в этом сезоне вы пропустили достаточно много матчей из-за травм. Скажите, как сейчас ваше здоровье?
— Сейчас — могло бы быть и лучше.

— Что-то случилось?
— В последние две недели беспокоит икроножная мышца.

— Ваша травма ведь была связана с другой мышцей?
— Да, задняя поверхность бедра.

— Не размялись перед тренировкой?
— Почему же, как раз размялся.

— А что с икрой? Получили травму в «Лужниках»?
— Нет, икра начала беспокоить уже после сборной.

— Такова цена победы и попадания на Евро?
— Можно и так сказать.

— Если серьезно — что говорят врачи? Было бы очень жаль потерять вас на оставшиеся пять-шесть матчей.
— Сейчас есть время подлечиться до 1 ноября, так что все нормально.

— (вопрос слушателя) Почему в матче с «Ростовом» команда провела два совершенно разных тайма?
— При счете 3:0 и учитывая то, сколько игр мы уже провели и сколько еще предстоит, не было смысла так же бежать вперед, как и в начале. Ради чего? Забить еще один гол? По той игре, которую мы вчера показывали, мы и так могли забить еще.

— Согласен с вами. Но с точки зрения профессионализма, возможно ли футболистам при счете 3:0 говорить «ну все, шабаш»?
— Почему нет? Если речь о начале или середине сезона — тогда да, можно играть до конца на высоких скоростях. Но сейчас нет смысла при счете 3:0 продолжать показывать сумасшедшие скорости. Нас все устраивало, и мы старались просто держать мяч. Другое дело, что в начале второго тайма это не совсем получалось.

— Задолго до игры обсуждались различия донецкого и ростовского газонов. В Донецке траву постригли практически «под лысенького». В Ростове же еще со времен Петржелы «Зенит» преследует напасть: такое ощущение, что три дня перед матчем газон не стригут, и в идеале вокруг угловых флажков должны расти камыши, а из штрафной площади периодически взлетать утки. Как вам поле в Ростове?
— Поле стало неприятным сюрпризом. Обычно там всегда ровно. Трава высоковата, но, может быть, это специфика региона. Всегда было хорошее поле, а в этот раз оно неприятно удивило.

— Кочкодром?
— Скажем так, плохое.

— (вопрос слушателя) Почему вы вчера не качали «люльку» после голов?
— Честно говоря, вспомнил об этом упущении только после игры.

— А как поздравили Лучано?
— Поаплодировали, поздравили словесно.

— В субботу, на базе?
— Да, перед тем, как улетать.

— Галстук дарили?
— Нет (смеется).

— А Луковича поздравляли с днем рождения до игры?
— Да.

— Спели ему веселую песню на просмотре видео в гостинице?
— Спел ему Дима Бородин в самолете.

— На обратном пути, я подозреваю?
— Да.

— (вопрос слушателя) Правда ли, что когда вы готовились пробить пенальти «Шахтеру», вам светили в глаза лазерной указкой?
— Светили, но это не является причиной того, что я не забил.

— Как по-вашему, насколько допустимо использование болельщиками таких средств? Или на войне все средства хороши?
— Я не ощутил, чтобы это серьезно мешало.

— Это вам один человек светил, а на некоторых стадионах светят по сотне сразу.
— Почему, там несколько было. Три или четыре луча. Особенно не сбивает.

— Нормально? Ну что же, проносите дальше. Не могу не зачитать анонимное смс: «Рома, ты четкий игрок, хлопайте кротов, мы верим».
— Хлопнем, я думаю (улыбается).

— (вопрос слушателя) И вы, и Данни очень хотели по «горчичнику». Зачем?
— Честно говоря, я не заметил, что я очень хотел «горчичник».

— У вас действительно ничего такого — подкат и подкат. А Данни, казалось, использовал весь свой запас неприличных слов для того, чтобы вынудить арбитра достать карточку.
— Не знаю — за Данни не могу говорить.

— (вопрос слушателя) Роман, не могли бы вы прокомментировать свое высказывание о том, что в России появляется еще один достойный арбитр? Очень приятно слышать такое от футболиста. Действительно, ли есть возможность, что у нас станет одним профессионалом больше?
— Конечно, такая возможность есть. И это только один из наших профессионалов. Например, хотя в адрес Карасева звучало много нелестных слов, и я в том числе говорил их, но он тоже хороший парень и многообещающий арбитр, как и Арсланбеков, судивший нас в прошлый раз. Хотя он — тот самый арбитр, который проглядел нашего седьмого легионера в матче с «Локомотивом».

— Наверно, он судит хорошо, просто считает плохо.
— Может быть (смеется). И Арсланбеков, и Карасев — перспективные арбитры, есть и еще молодые ребята, которые, думаю, будут хорошо судить в дальнейшем.

— А вы чувствуете перестройку в судейском корпусе, затеянную Фурсенко и Розетти? Боюсь спугнуть это ощущение, но мне кажется, в этом сезоне меньше откровенной лажи.
— Наверное, я с этим соглашусь. Хотя, как сказал Карасев, — «Здесь Россия». Нужно еще обратить внимание на то, чтобы судили не как в России, а как в Европе. Давали бы больше играть, а не свистели после каждого нарушения, а мяч при этом оставался у той команды, у которой был до этого.

— По-моему, несмотря на определенную театрализованность судейской манеры арбитра в Донецке — «Врачам нельзя выходить на поле! Нет, все-таки действительно больно. Врачи, выходите!» — он отсудил в полном согласии со всеми рекомендациями УЕФА, которые на данный момент существуют. Карточка за разговоры Срне — когда вы видели такую в чемпионате России? Ну разве что увидели карточку Данни в воскресенье — но ему очень нужно было!
— Как я и говорю, в Европе судят совсем по-другому, поэтому и совсем другой темп игры, не как в России.

— Быстрее бегут? Игра меньше дробится на эпизоды?
— Естественно. Поэтому постоянно поддерживается высокий темп.

— (вопрос слушателя) Роман, ты лучший! С «Шахтером» просто красава! Очень приятно видеть тебя в списке лучших бомбардиров Лиги чемпионов. Порвем «Шахтер» дома? (По моему непрофессиональному мнению, чего уж там, «Шахтер» показал себя командой, заслуженно занимающей четвертое место в группе.)
— По игре в обороне, наверное. Не в атаке. В атаке они вполне достойно выглядели. Может быть, с нами они создали не так много моментов, как, например, с тем же АПОЭЛ, но создавали и забили два гола. Особенно первый был очень хорош. В защите — да, они не очень хорошо играли. В этом матче, по крайней мере.

— Судя по результатам с «Порту» и с АПОЭЛ, они всегда позволяют соперникам использовать свои моменты.
— По матчу с АПОЭЛ, наверное, нельзя так говорить, потому что, в принципе, в любом матче у любой команды есть хотя бы один момент. Наверное, АПОЭЛ его и реализовал.

— Ну вот «колхоз» Словакия — у них же тоже были моменты?
— Насчет словаков я не уверен, что у них были моменты.

— У Вячеслава Малафеева, наверное, будет другое мнение, но это мы еще обсудим. А пока скажите, первого ноября «Зениту» нужна только победа? Задача на оставшиеся три игры — шесть очков в двух матчах дома, а с «Порту» уж там по результатам?
— Задача — девять очков.

— (вопрос слушателя) Три гола в трех матчах Лиги чемпионов — ожидали ли такого? Чего теперь ждать?
— Конечно, не ожидал. Моя основная задача — не забивать, а отдавать. Но почему-то так складывается, что в основном забиваю. Чего ждать? Хотелось бы продолжения, конечно.

— (вопрос слушателя) Зачем вы все сговорились против «Спартака»?
— Кто «все»?

— Ну, видимо, имеются в виду ЦСКА, «Динамо», «Локомотив», «Зенит». И во главе этого всемирного заговора — Роман Широков.
— И еще 11 команд, да?

— Имеется в виду, я думаю, градус истерики, исходящий из стана красно-белых, куда вы в свое время, в конце 2007 года, собирались переходить (я перечитал перед эфиром все ваши интервью и узнал много нового). Так вот: Карпин, натурально, на каждой послематчевой пресс-конференции: «ужас-ужас»; Федун говорит: «вы пойдите, с Фурсенко разберитесь». Как-то даже неловко за ребят — успокоительное, что ли, надо пить.
— Да, пора выписывать, наверное. Я не знаю, почему они так истерят, на самом деле никакого заговора нет — можно так же говорить, что заговор против «Зенита», «Динамо». Против «Динамо» сейчас ведь тоже заговор, в принципе. Даже небесная канцелярия против них. Сейчас кто-нибудь еще проиграет — тоже будет заговор.

— Я думаю, заговор против «Анжи» крепнет — шесть матчей без побед.
— Ну да.

— (вопрос слушателя) Ваше мнение о молодых воспитанниках клуба, ушедших в аренду в клубы премьер-лиги? Мог ли кто-нибудь из них продолжать прогрессировать, оставшись в «Зените»? (Речь идет, к примеру, о Канунникове, Старикове, Петрове. — ФП)
— Да, я их всех знаю.

— Я всем остальным объяснял.
— Честно говоря, я не уверен, что они здесь прогрессировали бы. Тяжело прогрессировать, просто тренируясь, даже в их возрасте.

— То есть все равно нужно играть 90 минут и на очки?
— Естественно, и желательно на уровне премьер-лиги, где они и выступают. Видите, Макс ярко начал, но вторая половина получается неудачной.

— Но там же команды нет, там «футбольные зомби».
— Ну все же. Это не говорит о том, что надо бросить играть. Тем более для него.

— Я знаю, что и в тренерском штабе очень недовольны тем, как сложилась ситуация с отправленными в аренду. Вот, например, самарские самородки Кобелева — Абдулфаттах исчез с мониторов.
— Даже странно. Я слышал столько мнений, что это вообще наш...

— ...наш будущий Чеминава?
— (смеется). Как минимум, да.

— Еще там остались Петров и Соснин.
— Я думаю, Соснин неплохо выглядит.

— (вопрос слушателя) Роман, спасибо за вашу игру! Мы вас очень любим! Улыбайтесь почаще, у вас лучшая улыбка! Какой футбольный день в вашей жизни был самым счастливым?
— Я надеюсь, он впереди.

— Предсказуемый ответ. Вопрос от слушателя: выйдет ли ЦСКА в плей-офф Лиги чемпионов? (Напомню, что там практически такая же ситуация в группе, как и у «Зенита», только у «Интера» две победы. — ФП)
— На самом деле, очень хотелось бы, потому что для наших дальнейших перспектив в еврокубках — не «Зенита», а именно российских — очень важен выход и «Зенита», и ЦСКА, и «Локомотива».

— (вопрос слушателя) Что мешает Данко Лазовичу играть так же, как в начале чемпионата?
— На самом деле я не знаю, что ему мешает. Он хорошо тренируется, но не всегда попадает в состав. Может быть, ему не хватает гола, все-таки он бомбардир. Данко очень хочет забить, из-за этого слишком волнуется.

— Две игры подряд Лучано меняет «столба» и возвращается в прошлое: «Рома» в 2006-м тоже играла без номинальных нападающих. Как я понимаю, с «Шахтером» на острие играл Лазович, который, чего уж там, не страйкер.
— Лазович в ПСВ как раз страйкером и был.

— Он уже раз десять говорил, что никогда не был забивным нападающим, не умеет завершать и любит отдавать. Этот футбольный пресс-релиз известен всем.
— Мне кажется, десять мячей в этом сезоне говорят об обратном.

— У пятерки полузащитников есть разделение труда, или игра строится по принципу «забрось за спину, а кто-то туда добежит»?
— Наша игра вообще не строится на забросах, мы играем за счет контроля мяча. Конечно, если есть возможность, можно отдавать длинные передачи в свободные зоны, но это не самоцель. Если нападающего нет на поле, характер игры не меняется. В основном в штрафную врываются полузащитники, если, конечно, не играет Кержаков.

— Поэтому в двусторонках иногда в нападении играет Бородин?
— Димина игра — это шоу. Он без гола-то у нас не уходит. Хотя в Донецке был у него провал, четыре момента не реализовал. А так и по два, и по три кладет.

— (вопрос слушателя) Слушаете ли вы «Радио „Зенит“» и как относитесь к критике при разборе действий футболистов в радийных передачах?
— В последний раз слушал весной, я в принципе радио не так часто включаю. К конструктивной критике отношусь хорошо, не раз уже об этом говорил. А к оголтелым крикам непонятно о чем, конечно, не очень.

— Слушатель спрашивает, не трудно ли вам в англоязычном твиттере и любите ли вы суши. Вопросы из разных вселенных.
— Твиттер давно уже русскоязычный, а суши — постольку-поскольку.

— Неожиданный вопрос от слушательницы Лены: Вы согласны с тем, что Бухаров занимает чужое место?
— Интересно, чье? Кержаков не может играть, поэтому Саша занимает свое место.

— Бухаров проводит свой лучший отрезок в «Зените»?
— Хотелось бы, чтобы он не заканчивался, чтобы это был не отрезок, а луч. Бухаров же не сидеть в запасе сюда приходил.

— Слушатель спрашивает, как вы относитесь к комментаторам, есть ли любимые или те, кто вам не нравится? Он назвал конкретную фамилию, которую мы озвучивать не будем.
— Конкретная фамилия — Орлов?

— У вас глаза — рентген!
— В принципе, я нормально отношусь ко всем комментаторам. Больше всего нравятся ребята с НТВ+, например Генич или Андронов, хоть он и говорит про «Зенит» неприятные вещи. Но это их работа, кому-то не нравится, когда плохо говорят про «Зенит», кому-то — про «Динамо».

— Я не могу представить себе человека, которому не понравится, когда плохо говорят про «Динамо». Даже Уткин уже написал статью о том, что вы — будущее российской спортивной журналистики.
— Тот же Вася — чем не комментатор?

— Вася всем комментатор, он создал эту индустрию. Вы задумывались над тем, что через восемь лет, когда вы сыграете на чемпионате мира, к вам могут прийти из «Газпром-медиа» с открытым контрактом: «Пожалуйста, Роман, комментируйте зенитовские матчи»?
— Не задумывался, да и не представляю себя в этой роли. Тем более у бровки: там, мне кажется, холодновато.

— Если из «Газпром-медиа» не придут, добро пожаловать к нам на радио.
— Я буду иметь в виду, спасибо.

— Вопрос от слушателя Дмитрия: «Кто из игроков российской лиги может усилить „Зенит“ сейчас?» Давайте представим, что у вас есть неограниченный бюджет, и, раз уж наш клуб все время обвиняют, что мы воруем игроков, поиграем в футбольный менеджер.
— Я бы купил, наверное, Игнашевича и Жиркова.

— А Глушаков?
— У нас пока есть центральные полузащитники (смеется). Хотя Денис — хороший, перспективный парень, вряд ли «Локомотив» его отдаст.

— Но это же все вопрос переговоров.
— Скорее, вопрос нулей.

— Вопрос с официального сайта: «Стиль какой команды вам особенно не нравится?»
— Самая неприятная команда — «Спартак-Нальчик».

— Простите...
— «Спартак-Нальчик». Почему-то не складываются у нас с ними игры.

— Слушатель спрашивает: «Так как Гарик вряд ли приедет на радио, хочу поинтересоваться у вас. Вы имеете в среднем за матч по три голевых момента, а он — ни одного, хотя вы играете практически на одной позиции. Почему?»
— На одной позиции мы не играем. Гарик в основном разрушает, и делает это блистательно. Благодаря этому мы имеем возможность больше участвовать в атаке, поэтому у нас есть моменты, а у него их мало.

— Я открою секрет. У нас есть джентльменская договоренность с Денисовым, что если «Зенит» станет чемпионом, Денисов придет к нам в эфир. Еще один вопрос от слушателя: «Как вы относитесь к выходке Губерниева?»
— Мне кажется, я уже отвечал на этот вопрос. Человек должен был хотя бы извиниться. Глупо говорить потом о том, что он имел в виду вратаря сборной Дании.

— Алексей спрашивает, кто вам больше нравится: блондинки или брюнетки? Алексей, Рома вообще-то женат.
— Моя жена пока брюнетка, поэтому сейчас нравятся брюнетки.

— Меня шокировало интервью жены Андрея Воронина. Оказывается, они красятся у одного мастера одной краской.
— У нас до такого пока не дошло. В прошлом году моя супруга была блондинкой, в этом году решила измениться.

— (вопрос слушателя) Если бы у вас была машина времени, в каком «Зените» вы бы хотели поиграть: 84-го года, 2004-го или остались бы в нынешней команде?
— Безусловно, я бы остался.

— Правда, что перед матчем с «Шахтером» вы писали в твиттере, в какой угол бьете пенальти?
— Я действительно писал. Не знаю, есть ли у Рыбки твиттер. Если он прочел, то понятно, почему не удалось забить. Больше писать не буду, пожалуй.

— (вопрос слушателя) Подход к болельщикам — дело вольное, однако послематчевый кросс в раздевалку смазывает впечатление от любого матча. Ситуация после игры с брянским «Динамо» ясна, однако затем ничего подобного болельщики себе не позволяли. Ваше отношение к этому?
— Честно говоря, я не слышал, что вираж был готов предпринять какие-то действия для исправления ситуации. Фанаты не признали, что в матче с брянским «Динамо» они неправильно себя вели, поэтому мы и уходили. Но те, кто был на двух последних выездных матчах, видели, что мы подошли к болельщикам и поблагодарили их за поддержку. Думаю, фанаты должны быть довольны.

— Слушатели интересуются, почему так плохо исполняем стандарты.
— Я не согласен. Мне кажется, мы вполне на уровне используем стандартные положения.

— Где вы любите отдыхать и в какие секции планируете отдать сына Игоря?
— Я люблю ездить на море. В последние два года отдыхал в Дубае. Игоря отдали было на плавание, но он без папы отказывается ходить. Я-то плавать умею, но хотелось бы, чтобы и он научился.

— Как вам жеребьевка первых матчей третьего круга чемпионата России?
— Честно говоря, я не понимаю составителей календаря. Соперники, которые играют между собой в 30-м туре, вновь встретятся в конце ноября. Логики в этом нет. Хотя мы как-то играли с «Сатурном» трижды за две недели, так что в этом году все еще по-божески.

— Сыновья Данни играют в зенитовской Академии. Верите ли вы в связку Бернарду — Франсишку — Игорь Широков в «Зените»-2025?
— Там много кто может оказаться. И Семен Семак, он же тоже занимается футболом, и сын Димки Бородина. Все примерно одного возраста. Мы считали, на состав как раз набирается, неплохая банда может получиться. У Симутенкова, кстати, тоже мальчик, но он постарше.

— Кто будет тренером?
— Ну, тренеров тоже много: Симутенков, Радимов.

— Слушатель спрашивает: «Вы сравнительно поздно вышли на уровень премьер-лиги. Что помогло?» Я перечитал ваше знаменитое интервью про 19 бутылок. Как вы живы остались?
— Я же не пил все это самостоятельно. Просто кто-то приносил, вот пустые бутылки и накопились, мы долго не могли их выбросить. Помогла вернуться в футбол удача, нашлись те люди, которые в меня поверили. В первую очередь это Вячеслав Саныч Комаров. Это тренер, который работал с 80-м годом в школе ЦСКА, потом занимался с армейским дублем и был даже помощником Долматова. Затем он перешел на работу в Видное и пригласил тех ребят, которые играли у него в дубле. К сожалению, сейчас он болеет, здоровья ему.

— Слушатель пишет: «Роман, у вас чудный сын. Не планируете ли дочь?»
— Планируем.

— Есть ли команды, матчи которых вы стараетесь не пропускать?
— Сейчас все, наверное, смотрят игры «Барселоны» и «Реала». Многим нравится дортмундская «Боруссия», а меня немецкий чемпионат не привлекает. С англичанами же мы почти всегда играем в одно время, так что их игры я не смотрю.

— Моуринью в этом году перестроил игру «Реала», сейчас они действуют в стиле «Барсы». Поправьте меня, если я не прав.
— Согласен. Действительно, «Реал» в последнее время очень хорош в атаке. В принципе, настолько классные исполнители и должны так играть. Наверное, первый тайм недавнего матча с «Малагой» — лучшее тому подтверждение.

— Слушатель нас уверяет, что «Зенит» будет чемпионом все ближайшие годы. Вы согласны?
— Конечно. А какой ответ вы ожидали?

— Когда команда начнет попадать по воротам из-за штрафной?
— Мне кажется, мы попадаем. В том же матче с «Шахтером» я нормально приложился издали, но Рыбка рыбкой прыгнул и отбил.

— Когда снова подойдете к одиннадцатиметровой отметке?
— Когда назначат следующий пенальти, подойду. В матче с «Ростовом» хотел Данни ударить, потом Бухаров, но отдали мяч Луковичу, у которого был день рождения. У нас в этом плане высокая конкуренция, а ведь еще Керж не играл.

— Нам пишут, что к трибунам нужно подходить от души, а не по указке.
— Мы по указке никогда не подходим. Нас в клубе даже ни разу не просили об этом.

— Народ спрашивает, кто в команде больше всех матерится.
— Не проводили такое исследование, мы же в культурной столице живем.

— FIFA или PES?
— Не играю в футбольные симуляторы. Да и вообще к компьютерным играм равнодушен. В самолете обычно читаю или смотрю кино.

— Что читали, когда возвращались из Донецка?
— Было поздно, и я спал.

— Данни честно признался, что прочитал лишь одну книгу в жизни — биографию Марадоны, — и считает программу выполненной. Вы же всегда удивляли разнообразием прочитанной литературы: Довлатов, Шаламов, Ремарк.
— Иванов, Прилепин.

— «Ботинки, полные горячей водки»?
— Нет, эту только купил. Сейчас читаю «Избранное». Серега Игнашевич дал почитать Иванова, мне понравилось, я пошел в магазин еще за одной книгой, но у «Блуда и МУДО» была неудачная аннотация, и продавец порекомендовал Прилепина. А у Иванова я читал «Географа».

— С Губочаном вы как-то обсуждали тему коллективных хозяйств?
— Он уже на следующее утро прислал мне сообщение. Написал: «Ты меня тоже колхозником считаешь?» Я ответил, что он — председатель колхоза.

— Вы завели колонку на одном из новостных порталов. Есть ли цензура?
— Честно говоря, не очень. То, что появляется на сайте, написано мной. Может быть, редакторы меняют некоторые слова, но текст полностью мой.

— Вы работали с Казаченком. Какие остались воспоминания?
— Замечательные. Владимир Саныч — классный тренер и отличный человек. Мне с ним было очень приятно работать. Если встречаемся в Петербурге, всегда здороваемся, разговариваем.

— Нам прислали вопрос про смерть Стива Джобса. Переживали?
— Очень жаль, что так рано ушел достойный человек, который мог сделать еще очень многое.

— Какое самое мерзкое воспоминание у вас осталось от месяцев службы в армии?
— Вообще-то там не было ничего мерзкого. Зубной щеткой чистить унитазы не заставляли, я туда пришел, можно сказать, дедом. Мне, скорее, непонятна сама концепция такого времяпрепровождения.

— Вы сына назвали в честь Игоря Денисова?
— Нет, в честь Игоря Широкова.

— Скоро вы проведете 50-й гол в карьере. Какие из уже забитых для вас особенно дороги, запоминаете ли вы их? Скажем, Игорь Семшов помнит все свои голы, чем наверняка очень раздражает своих товарищей по команде.
— В 99-м году я забил первый гол за ЦСКА-2 как раз в том городе, где сейчас живу. На стадионе «Динамо» команде «Динамо» (Санкт-Петербург). А самый дорогой пока, наверное, в финале кубка.

— Бухарова как-то поздравили с 50-м голом?
— Сказали: «Саня, молодец. Мы долго этого ждали». А то, что мяч был юбилейным, узнали уже в самолете, он сам нам рассказал.

— Почему вы не бьете штрафные, ведь у вас поставленный удар?
— У нас есть люди, которые здорово исполняют стандарты. Я, признаться, делаю это не очень хорошо, а тот же Лазович на тренировках вообще прекрасно бьет штрафные.

— (вопрос слушателя) Вы очень спокойный человек. Что может вас вывести из себя?
— Я вовсе не спокойный. Спросите у моей жены, она расскажет, насколько вы ошибаетесь.

— При общении с судьями не думали, как Зырянов, закрывать рот ладошкой, чтоб нельзя было прочитать по губам?
— Слава богу, у нас пока не доросли до Испании, где расшифровывают фразы футболистов. Наверное, в разговорах с судьями мне и правда стоит быть сдержаннее.

— (вопрос слушателя) Кто главный юморист в команде?
— Наверное, Быстрый и Борода.

— Кристина спрашивает, любите ли вы танцевать.
— Не люблю и не умею.

— (вопрос слушателя) Если бы вам предложили сняться в кино, какой жанр вы бы выбрали?
— Меня это не прельщает. Данни хочет сняться в романтической комедии? Ну, ему это отлично подойдет.

— Прекрасный вопрос пришел по смс: «МЕЧТАЛИ ли вы сыграть против „Волги“ из Нижнего?»
— Конечно, жалко, что я получил четвертую желтую, но с «Волгой» я больше хотел сыграть в первом матче, потому что в Нижнем Новгороде я до этого не бывал. Как болельщик, пробил выезд.

— Какая музыка у вас в плей-листе? «Руки вверх», как у Акинфеева?
— Слушаю разное. Как музыку 90-х, так и современную. Одна песня группы «Руки вверх» тоже есть.

— Переоделись ли вы в зимнюю резину?
— Планирую послезавтра.

— (вопрос слушателя) Как вы относитесь к тому, что в Питере до сих пор не построили стадион?
— Я считаю, это позор, а после поездки в Донецк ощущение горечи только усилилось. Анонсировали в 2009-м, а сейчас речь идет уже даже о 2015-м. Тем, кто занимается строительством, должно быть стыдно. Сейчас вроде бы Полтавченко взял строительство под свой контроль, но пока только финансы.

— Еще вас просят рассказать о впечатлениях от «Донбасс-Арены».
— Стадион потрясающий. Для Украины, Донецка это просто великолепно. Там приятно находиться болельщикам, приятно играть футболистам. Идеально все: и внутренние помещения, и поле, и снаружи все классно.

— Немножечко кузьмичевский стиль боления вам понравился?
— Болельщики «Шахтера» никого не оскорбляют, поддерживают своих, аплодируют иногда и чужим. Их стиль боления мне импонирует. Наши скандировали «К вам приехал русский чемпион!» — и это тоже нормально. Каждый по-своему выражает свои эмоции.