Василий Костровский: «Не за горами 2018 год, когда мы должны стать чемпионами мира»

Председатель комитета детско-юношеского футбола Федерации футбола Санкт-Петербурга и директор учебно-тренировочного комплекса «Смена» в интервью сайту НФПМ.ру рассказал о проблемах футбола регионального уровня, почему от детских тренеров требуют результата и о возможности увеличения возраста обучения игроков в футбольных школах.

— В Петербурге у многих, кто работает в детском футболе, складывается стойкое убеждение: есть «Зенит» — и есть все остальные клубы. Что вы думаете по этому поводу?
— Перед любой федерацией футбола стоят две задачи — это массовость и подготовка квалифицированных футболистов. Массовостью мы занимались всегда, чтобы как можно больше мальчишек привлекались к занятиям футболом. Подготовка же квалифицированных игроков всегда отдавалась на откуп школам — ведущим. Я согласен с представителями клубов из низших групп, которые говорят: вот, вы нас отодвинули на решение задачи массовости, а себе оставили подготовку резерва. В принципе, должна быть определенная пирамида. И в этом году мы попытались сделать соревнования в высшей группе именно такими, чтобы как можно больше было игр с сопротивлением, игр с сильными соперниками. Но вы знаете, что в высшей группе далеко не все остались довольны этой системой.

— Скажем откровенно: доволен остался только один клуб — «Зенит».
— Но при этом никто не отказался от того, чтобы сократить число клубов-лифтов, которые перемещаются между лигами туда и обратно. Мы сократили количество клубов до восьми, и для высшей группы оно, мне кажется, оптимально.

— В то же время далеко не первый год вынашивается идея отказа от клубного принципа построения соревнований — чтобы команды распределялись по лигам в зависимости от результатов, а не по клубной принадлежности к той или иной лиге.
— При этом мы сразу потеряем значительную часть мальчишек, занимающихся спортом. Потому что клубам не выгодно будет содержать шесть команд — они ограничатся четырьмя, тремя, а кто-то и двумя командами, способными выступать на более высоком уровне. Если бы у нас, как раньше, была развитая сеть подростковых клубов, муниципальных, школьных, может быть, это не стало бы большой потерей. К сожалению, сейчас такой системы клубов нет, и вместе с водой мы выплеснем ребенка — и потерям в массовости. А это ударит и по качеству подготовки.

— Что же мешает сохранить во всех клубах все команды? Ведь достаточно лишь оставить обязательным условием участие клуба во всех возрастных группах.
— Да, но не забывайте, что школы по-разному финансируются. У большинства средств не хватает. А то, о чем вы говорите, потребует увеличения штатов. На одну команду должен быть как минимум один тренер, чтобы участвовать в соревнованиях и не бегать с одного конца города на другой, чтобы успеть к другой своей команде. В этом основная проблема. Не будет того количества тренеров, чтобы эту систему ввести.

— Не будет тренеров — или денег для тренеров?
— Денег для тренеров, в первую очередь.

— Тренеры все-таки есть?
— Есть, и есть общественники, которые увлечены футболом. Есть те, кто, не имея специального высшего образования, прошел подготовку по программе лицензирования. Но недостаток средств не позволит всем клубам взять по одному тренеру на каждую возрастную группу. В подавляющем большинстве из 34 клубов, участвующих в первенстве Санкт-Петербурга, один тренер работает как минимум с двумя командами. И лишь максимум в четырех-пяти клубах с этим все обстоит благополучно.

— Есть ведь еще одна проблема — нехватка полей.
— По крайней мере, дело сдвинулось с мертвой точки. За последние годы появились новые поля, но их еще не так много, чтобы соревнования проходили на хорошем уровне. Сейчас реконструируется школа «Зенита» (в ее распоряжении — четыре полноразмерных поля с искусственным покрытием и уменьшенная площадка, а также центральное травяное поле. — Прим. ред.), и я думаю, было бы правильно иметь такой комплекс в каждом районе города.

— Мы же с вами понимаем, что это нереально.
— На данный момент — да.

— Вы, располагая таким количеством полей, готовы предоставлять их для проведения матчей?
— А мы уже предоставляем. У нас проходят матчи турниров подготовишек на призы Кускова и Вьюна. Не все, но огромное количество. Наши поля были домашними для ДФК «Зенит-84» — бывшего «Турбостроителя». Здесь же прошел большой международный турнир с участием 136 команд «Юные таланты». Мы способны помочь — и помогаем в этом плане городу и федерации футбола. В дальнейшем, я надеюсь, сможем проводить у себя не только городские, но и российские соревнования.

— Когда будет сдана главная арена вашего тренировочного комплекса?
— Само поле уже готово. Трибуны на тысячу мест, полностью укрытые, — тоже. Но пока мы их не используем — полностью они будут готовы к началу следующего сезона. Но кто будет там играть, пока под вопросом. Там естественное поле с подогревом и автополивом, а остальные — искусственные, их можно использовать почти круглый год. «Почти» — это потому что только одно из них оборудовано подогревом.

— Если вернуться к разговору о системе соревнований. С вашей точки зрения, по-спортивному, все-таки правильнее было бы проводить первенство города не по клубному принципу?
— С точки зрения развития футболистов — да. Им лучше играть против ребят и команд своего уровня. Но пока на эту систему мы перейти не можем.

— Один из самых животрепещущих вопросов в детском городском футболе — это переходы игроков. По слухам, чуть ли не в 80 процентах случаев клубы так или иначе платят друг другу тем или иным способом. И это не в профессиональном футболе!
— Здесь снова придется вернуться к вопросу финансирования. А оно осуществляется таким образом, что получение каких-то дивидендов возможно только при достижении определенного результата. На это сейчас направлено основное внимание. Если результат есть — может быть увеличено финансирование школы, а тренер может получить некие преференции — звание, повышенную категорию. Если результатов нет — школа и тренеры находятся в очень стесненных условиях. Поэтому все и бьются за каждого мальчика, способного приносить РЕ-ЗУЛЬ-ТАТ. Пока мы не поменяем систему оценки работы, пока во главу угла не будет поставлена подготовка игрока, а не результат команды, до тех пор будут споры. Как только система оценки поменяется — тренеры сами за руку будут приводить своих воспитанников в те школы, которые стоят на вершине пирамиды. В принципе, уже сейчас есть механизм солидарности, и Российский футбольный союз стимулирует его реализацию. Если мальчик в возрасте старше 12 лет подписывает профессиональный контракт, то клуб, его воспитавший, получает определенные преференции. Но — если подписал. А это происходит не так часто.

— Вы много общаетесь с коллегами из других регионов. Везде ли проблемы региональных соревнований одинаковы, или есть Петербург, Москва, Московская область, Краснодар — а у всех остальных дела обстоят еще хуже?
— Пожалуй, вы назвали действительно наиболее успешные регионы, но проблемы у всех примерно одни и те же. Просто у нас в Петербурге они наиболее выпуклы, поскольку в таком большом городе всего несколько школ, не более четырех, которые способны конкурировать друг с другом. В Москве, например, таких школ гораздо больше, и больше возможностей. Но проблемы одни и те же.

— Финансы, тренеры, поля?
— Да, и возможность увеличения возраста обучения ребят в футбольных школах. Почему, например, разрешается иметь группы спортивного совершенствования в индивидуальных видах спорта, а в игровых — нельзя? Мы не можем повысить возрастной порог обучения ребят. Эти вопросы тоже надо решать. Не все мальчишки могут проявить себя к 17 годам. Кому-то в силу более позднего развития нужно дать возможность еще какое-то время продолжать обучение в стенах школы.

— Насколько реально и близко принятие такого решения?
— Этот вопрос обсуждается, и в том числе на исполкоме РФС. Здесь многое будет зависеть от того, насколько быстро найдут точки соприкосновения Российский футбольный союз и Министерство спорта. Но этот вопрос надо решать — не за горами 2018 год, когда мы должны стать чемпионами мира.