Владимир Быстров: «Монотонность сводит с ума»

Во время медобследования в Германии по­лузащитник «Зенита» Владимир Быстров дал об­стоятельное интервью корреспонденту «Совет­ского спорта».

«СКОРЕЙ БЫ НА ПОЛЕ»

В мае, когда Быстров тоже приезжал в Германию (напомним, из-за травмы колена зенитовец не играет уже около полугода), мы беседовали для еже­недельника «Советский спорт Футбол». Тогда Быстров признался, что ему настолько тя­жело дается вынужденный пе­рерыв, что по ночам даже снятся футбольные сны. До выхода на поле, впрочем, осталось совсем немного. Ожидается, что в начале октября игрок при­ступит к полноценным трени­ровкам.

— После того как стал работать с мячом, футбол снится реже, — говорит Быстров. — Но психологически все равно непросто. Сейчас работаю только с физиотерапевтом в тренажерном зале, какие-то упражне­ния выполняю с мячом. От этой монотонной работы можно сойти с ума! Это реально давит. Сейчас уже как-то и не верится, что прошло пять месяцев и скоро снова выйду на поле. Жду не дождусь этого момента!

— Какое-то новое хобби появилось за время простоя?
— Стал больше бывать с семьей и друзьями в лесу и на озере. Столько красивых мест открыли недалеко от города!

— Говорят, что смотреть футбол со стороны гораздо тяжелее. Это так?
— В какой-то мере даже легче. С трибун наблюдаешь общую картину игры, и тебе кажутся элементарными многие моменты. Этот должен отдать тому, а тот должен побежать сюда. Но на поле ты многого не видишь, все происходит быстрее, чем это кажется со стороны, по­этому принять правильное решение сложнее.

— Вы впервые получили столь тяжелую травму — есть больше времени на ТВ-просмотры футбола, чтение газет. В прошлый раз вы мне говорили, что недовольны качеством ТВ-трансляций и ком­ментария. Сейчас, наверное, достанется газетчикам?
— Да, стал больше читать газет: послематчевые отчеты, оценки футболистам. Может, я чего-то в футболе не понимаю, но логики большинства авторов просто не разобрать. Сложилось впе­чатление, что либо большинство журналистов игру не смотрели вообще, либо полные непрофессионалы.

«ЧЕМПИОНАТ РАСТЕТ, НАДО ТОЛЬКО СТАДИОНЫ ПОСТРОИТЬ»

— Бывая в Питере, не раз выслушивал претензии от болельщиков: дескать, федеральные СМИ предвзято относятся к «Зениту». Тоже так считаете?
— Думаете, в местных газетах о нас пишут мало бреда? Откро­венной предвзятости не замечал, речь скорее о непрофессионализме. На самом деле в газетах много любопытного, но некоторые ваши коллеги, назвавшие сами себя экспертами, которые делают «профессио­нальный» разбор, просто бесят. Всем же не объяснишь, что человек лепит чепуху. А болель­щики читают и вникают в суть сказанного, из-за чего происходит недопонимание. Это неправильно.

— Вот бы вам после окончания карьеры взяться за перо!
— Спасибо, пока не вижу себя в этом ремесле. Да и так далеко не заглядываю. Живу сегодняшним днем.

— Тренеры говорят, что им порой полезно взять творческую передышку — просто посмотреть на свою работу со стороны. А футболисты видят что-то положительное в своей паузе?
— Что за ерунда! Понятно, что чему быть, того не миновать, и во всем нужно стараться искать позитив. Но паузы никому пользы не приносят. Осознанно их никто не берет, все стараются быть в тонусе. Когда человек востребован, он всегда при работе. Естественно, под конец сезона, когда накапливается физическая и эмоциональ­ная усталость, хочется поскорее в отпуск. Но даже во время отдыха через несколько недель начинаешь скучать по футбо­лу. В отпуске часто гоняем мяч с друзьями детства, ребятами из «Смены». Со своими дочками постоянно в мячик играю. Футбол же любимое дело, как оно может надоесть?!

— Как чемпионат России вы­глядит со стороны? Растет ли интрига, качество футбола?
— Для меня и прошлый сезон получился напряженным. Лично я, до этого никогда не бравший чемпионство, до последнего боялся, что можем упустить золотые медали. Вера пришла лишь после 28-го тура, когда диктор стадиона объявил, что мы — чемпионы. В этом году борьба напряженная и еще многие клубы могут побороться за золото. Одно время все твердили, что ЦСКА всех сильнее, но сейчас эти люди поумолкли. Сезон длинный, закончится только в следующем году, у всех будут взлеты и спады, поэтому что-то предсказать невозможно. Хотя очевидно, что чемпи­онат с каждым годом становится сильнее. Когда у всех появятся свои стадионы и гладкие поля, тогда скачок вверх будет очевиднее.

— Как думаете, доведется на вашем веку сыграть на новенькой «Газпром-арене» в Питере?
— Искренне на это надеюсь. А вообще-то вопрос, конечно, интересный...

«ЖИРКОВ САМ РАЗБЕРЕТСЯ»

— Слышали, что вас сватают в «Анжи»?
— Даже не хочу давать повода лишний раз об этом говорить. Если каждую «желтую» новость комментировать, времени ни на что другое не останется.

— Как вообще относитесь к ма­хачкалинскому проекту?
—Люди хотят создать сильный клуб, приглашают хороших фут­болистов. Чем больше классных команд в чемпионате, тем он ин­тереснее. Это же очевидно.

— Игроков, перебравшихся в «Анжи», критикуют за то, что они выбирают деньги, а не спорт.
— Эти критики хоть раз были на месте тех, кого ругают? Каждый человек вправе делать свой выбор.

— Никого не хочу обвинять, просто констатирую. Понятно ведь, что Это'О в случае перехода в «Анжи» в спортивном смысле явно не выиграет, разве нет?
— Это еще почему? Камерунец не самый молодой футболист (30 лет. — Прим. ред.), и у него появится возможность поучаствовать в амбициозном проекте. Почему нет? Но прежде всего с приходом Это'О выиграет наш чемпионат. У нас не так много футболистов подобного калибра.

— Когда на матче сборных России и Сербии трибуны начали ос­вистывать Жиркова, наверняка вам это напомнило ситуацию, в которую попали вы после перехода из «Спартака» в «Зенит»?
— Слава богу, у меня это все уже в прошлом. Некрасиво, когда трибуны свистят в адрес своего футболиста, тем более на матче сборной. Жирков выступал за нашу страну, а тут такой прием. Патриотичные люди так себя не ведут.

— Что чувствует в такие минуты футболист?
— Ощущение не из приятных. Словами не передать.

— Вас, по-моему, такая реакция трибун только заводила...
— Что значит «заводила»?

— Вы забивали в шести матчах подряд! Возможно, это был один из ваших лучших периодов карьеры!
— Я молод, и лучшие периоды впереди. Меня заводила не ре­акция фанатов, а желание помочь своему клубу подняться в таблице. Хотелось всем доказать, что я вернулся домой не отбывать номер, а биться.

— Что бы вы посоветовали Жиркову?
— Юра не маленький мальчик, сам разберется. Но в таких моментах главное — терпеть и показывать хороший футбол. Все остальное рано или поздно уляжется.

«ВИДНО, КОГДА КОМАНДА БОРЕТСЯ, А КОГДА СТОИТ»

— В Питере, наверное, рады появлению «Анжи»? Раньше ругали «Зенит» за то, что он всех и все скупает, теперь переключились на клуб из Дагестана.
— Опять вы меня про куплю-продажу пытаете! Зачем себе забивать этим голову? Выходи на поле, играй, выигрывай. Все в твоих руках.

— В последних турах в чемпионате только и разговоров, что о договорняках.
— К счастью, лично мне не приходилось участвовать ни в одном таком матче. Но уве­рен на 100 — нет, пусть будет 99 — процентов, что такое явление в нашем футболе есть. Видно же, когда команда старается и не может что-то сделать, а когда явно стоит! Самое забавное, когда одни стоят, а другие не знают, как забить. От такого зрелища становится противно! У нас сейчас столько комитетов развелось. Даст бог, в чем-то разберутся и наш футбол станет еще чище.

— Раньше было хуже?
— По крайней мере так го­ворят. А сейчас радует, что хотя бы клубы из верхушки таблицы этим не занимаются. Ни в «Спартаке», ни в «Зените» к нам не приходили в раздевалку и не говорили, что мы долж­ны кому-то проиграть.

— Как бы вы отреагировали, если.
— Об этом писать не стоит, — смеется Быстров. — Счастлив, что выступаю в сильном клу­бе, где ставка делается на футбол, а не на закулисные игры.

— Вернемся к сборной. Прав ли Адвокат, что ставку делает на проверенных футболистов?
— Адвокат делает став­ку на тех, кто сильнее в данный момент. Если бы кто-то из молодых себя ярко проявил, в сборной он непременно появился бы. А вообще-то у нас в стране всегда так: когда играют опытные, требуют новичков. Пригласи молодых — будут требовать вернуть ребят постарше... Оценивать тренера и игроков нужно по результату

— Сейчас от Адвоката требуют вызывать Самедова. Что ска­жете?
— Во-первых, я не тренер сборной, а во-вторых, за «Динамо» пристально не слежу.

«МЕНЯ ДЕНЬГИ НЕ ИСПОРТИЛИ»

— Согласны, что между бо­лельщиками и сборной нет долж­ного единения?
— Его нет вообще. А все из-за тех передач, в которых рас­сказывалось, как мы курим ка­льян, пьем и гуляем вместо под­готовки к матчу. Кому-то бы­ло выгодно облить нас грязью, раз это показали по федераль­ным каналам. У меня есть мне­ние на этот счет, но оставлю его при себе. Телевидение — сильная штука, и, не будь я внутри коллектива, возможно, тоже обозлился бы на сборную.

— Как вернуть это единение?
— Это сложно. На сборную, к сожалению, большинство ходит поболеть за конкретных футболистов своего клуба, а не за национальную команду в целом.

— Может, стоит стать более открытым по отношению к бо­лельщикам и журналистам?
— Не думаю, что дело в этом. Те, кто хочет получить автограф или пообщаться, приходит к гостинице и получает, что хочет. Мы же не в клетке сидим, выходим на улицу..

— Мне кажется, еще дело в социальном неравенстве. Сейчас как никогда много разговоров о том, что футболисты получают незаслуженно большие суммы, которые их в итоге развращают.
— Это разговоры слабых. Возьмите бутсы, форму и идите играть в футбол — зарабатывайте! У нас в стране не только футболисты хорошо зарабатывают, верно? Но вместо то­го, чтобы глядеть в чужой карман, лучше бы думали над исправлением своего положения.

— Андрей Воронин считает, что деньги действительно портят молодых футболистов.
— У кого есть голова на плечах, их ничего не испортит. А если кому-то деньги мешают, в футболе у этих людей ничего не получится.

— Вам тяжело было устоять перед соблазнами, когда начали зарабатывать серьезные суммы?
— Первые заработанные деньги отдавал родителям, потом купил машину, о чем всегда мечтал. Деньги развиваться точно не мешали. Они только делали мою жизнь комфортнее. Если раньше на тренировку добирался на метро, то потом стал ездить на машине.

— Тот же Широков говорит, что нынешнее поколение молодых игроков больше думает о дискотеках и девчонках, нежели о футболе.
— Да это вечная тема. Думаете, мне никто в упрек не ставил девочек и дискотеки? Я внимательно слушал, что говорили старшие, но в итоге все равно все делал по-своему. Как видите, это мне не помешало. Играю за сборную и выступаю за сильнейший клуб.