Лучано Спаллетти: «Никакой паники»

Лига чемпионов, победная тактика, умный Бухаров, Кришито в Эрмитаже и новый контракт — за один час в студии «Радио „Зенит“» Лучано Спаллетти дал ответы на все главные вопросы футбольной осени.

— Восемь дней до конца трансферной кампании. В настоящий момент пришел Доменико Кришито, а из аренды вернулись Лумб, Пюйгренье, Корниленко и Розина. Хотелось бы понять их судьбу и узнать о трансферных планах на оставшиеся дни.
— Лумб и Пюйгренье должны будут найти другие команды. С Розиной о его будущем я поговорил — он сказал, что хочет остаться. Я должен выполнять свою роль, должен быть тренером и не могу ориентироваться на игрока, то есть только на то, что он говорит. Если он готов быть частью группы и готов остаться в ней, то на него можно рассчитывать. Думаю, что это правильный подход. В этом плане я смотрю на Розину с оптимизмом, даже несмотря на ту игру, которую он показал в последнем домашнем матче. И то, что касается Розины, также подходит для других игроков команды — это правило универсальное. Если говорить о новых приобретениях, то если у нас будет возможность купить игрока, который абсолютно точно усилит состав, то мы это сделаем, а если нужно будет купить для того, чтобы купить, для галочки, то у нас сейчас собрано достаточное количество качественных игроков, и мы будем выступать во всех соревнованиях в этом составе.

— В связи с тем составом, который есть сейчас, паники перед Лигой чемпионов у вас нет?
— Нет, паники нет никогда. Передавать панические настроения игрокам — самое худшее, что может быть у тренера.

— Некоторые болельщики и эксперты считают, что «Зениту» необходим полузащитник атакующего плана — например, кто-то, кто будет играть над Денисовым. У вас есть возможность утереть нос скептикам.
— У нас, как я считаю, достаточное количество игроков, приспособленных играть на позиции атакующих полузащитников. Это и Данни, и Лазович, и Розина. С игроками атаки у нас тоже вроде бы все в порядке, их достаточное количество.

— Многие спрашивают, как устроен механизм селекции в «Зените». Нередко возникает фамилия Печчини, есть еще и спортивный директор Корнеев. Если говорить о Кришито, то как была устроена вся ситуация? Кто именно вел переговоры?
— Альдо Печчини — это руководитель нашего отдела скаутинга. Он управляет теми людьми, которые каждые выходные ездят по заданию клуба смотреть разные матчи в разные страны. Они анализируют, выбирают игроков, которые, по их мнению, подходят уровню «Зенита», и отчитываются о своей работе мне, генеральному директору Максиму Митрофанову и спортивному директору Игорю Корнееву. Затем я смотрю на этих игроков со своим тренерским штабом, решаю, нравятся ли они мне, и, если нравятся, то говорю об этом клубу. Затем же клуб сам разбирается, как вести переговоры, организовывать переход. Я в эти дела не вдаюсь, эти вещи от меня не зависят. Для меня самое важное — покупать игроков, которые мне нравятся. Что касается Кришито, то здесь скаутинг был не нужен, так как все его знают.

— В конце следующего года у вас заканчивается контракт. Что вы думаете сейчас?
— Я думаю, что мой контракт имеет такое же значение, как и ваш. Самые важные контракты — это контракты футболистов, потому что они играют решающие роли, а мой, повторюсь, значения не имеет.

— Удивительно, что в Самаре никто из журналистов не спросил очевидную вещь, поэтому спросим мы. Скамейки «Зенита» на берегах Волги хватило бы на хорошую команду Премьер-лиги. Хотелось бы узнать, почему на замене оказались, например, Денисов с Алвешем?
— Если вы говорите, что из скамейки запасных можно сделать команду Премьер-лиги, то тогда я не понимаю разговоров о покупке новых футболистов. Почему тогда нужно покупать других? Допустим, почему в прошлом туре вы не спросили меня, из-за чего остались за пределами состава Хусти и Лукович? Потому что у вас есть предпочтения? Вы делаете разницу между игроками? За те полтора года, что я здесь работаю, меня ни разу не спрашивали насчет скамейки.

— Хусти — это скорее игрок запаса, а Денисов и Алвеш, если они здоровы, всегда выходят в стартовом составе.
— Значит, возможно, я ошибся с тем, что всегда выпускал их в основном составе раньше. Значит, нужно было спросить, почему эти двое всегда играли прежде. Возможно, ошибаясь, я своим предыдущим выбором дал вам возможность задать этот вопрос.

— То есть то, почему в Самаре вышел такой состав, мы не узнаем?
— Это состав, который может выходить и играть, и в тот конкретный момент он показался мне наиболее подходящим.

— В среду «Удинезе» приезжает в Лондон играть за место в групповом этапе Лиги чемпионов, и если итальянцы проходят, то «Зенит» попадает во вторую корзину. Будете ли вы болеть за свою бывшую команду и стоит ли нам наступить на симпатию к Андрею Аршавину и болеть за коллектив из Удине?
— Думаю, что какое-то преимущество попадание этот факт может обеспечить, так что можно поболеть за то, чтобы мы попали во вторую корзину. Но сам факт  попадания имеет относительную важность — в каждом матче нужно играть на победу и быть сконцентрированным на сто процентов. Хотя, повторюсь, это может быть для нас приятным событием.

— Если говорить о жеребьевке Лиги чемпионов, которая состоится в четверг, есть ли команда, которую вы точно не хотите видеть в одной группе с «Зенитом», и команда, с которой определенно хотите сыграть?
— Та команда, которую не хотелось бы встретить, — это, скорее всего, «Барселона». Это команда, которая лучше всех демонстрирует техничный футбол, футбол, преисполненный индивидуального мастерства, потрясающего владения мячом. Есть и другие очень хорошие и большие команды. Если рассуждать о сопернике, которого мы хотели бы встретить, потому что он слабее и с ним будет легче играть, то это ошибочный образ мысли. Нельзя допускать таких мыслей, допускать, чтобы они приходили в голову. В каждом матче нужно отдаваться по полной, играть с полной концентрацией против любого клуба.

— Очень много вопросов по SMS, в гостевых и на официальном сайте про Александра Бухарова. Он играет именно так, как вы от него ждете?
— У Бухарова, конечно, гораздо более высокий потенциал, чем он до этого момента нам демонстрировал. Это игрок, который мне нравится, игрок, у которого есть качества, подходящие для нашей команды. Естественно, он должен убедить себя и настроить себя на то, что эти качества у него есть, должен понимать, что должен их показывать. Я абсолютно уверен, что в будущем так и будет.

— Считается, что Бухарова в Петербурге погубили огни большого города. В Казани якобы есть только один ресторан — дом татарской кулинарии — и все движения футболистов под контролем, а в Петербурге, где все в порядке с ночной жизнью, он, по слухам, сменил свои приоритеты. Обращаете ли вы внимание на то, как футболисты проводят досуг?
— Если кто-то так думает о футболисте и человеке Бухарове, то это ошибочное мнение. Бухаров, на мой взгляд, прежде всего умный парень. Естественно, как-нибудь один раз пойти вечером отдохнуть — это нравится всем, и нам в том числе. Думаю, что на его пути встретились другие преграды — это касается его профессии, а не личной жизни. Он встретил на своем пути футболиста с огромной личностью, огромным характером — Кержакова. Думаю, этот факт повлиял и немного притормозил его. В «Рубине» на его позиции не было нападающего такой силы и с таким характером, как у Кержакова. Я думаю, что он слишком хороший, добрый парень и скорее принимает сложившуюся ситуацию, нежели пытается отреагировать на нее. Это в том числе и хорошее качество, а не дефект. Быть хорошим, добрым, чувствительным парнем — это нормально, но он должен знать, что для того, чтобы играть постоянно, он должен показывать свою ценность.  Это зависит не от тренеров, не от желания президента, а только от того, что он демонстрирует на поле.

— Вы сказали о нем «ragazzo intelligente». Это значит «умный на поле»?
— Ragazzo intelligente — это по-итальянски значит «умный, воспитанный парень, который с уважением относится ко всему, что происходит вокруг». Это значит, что с ним можно поговорить о разных вещах, которые выходят за пределы футбола. С Бухаровым это можно делать. Что касается личной и частной жизни игроков, то я никогда не ставлю в состав игроков, которые ложатся спать раньше двух часов ночи. Либо ложитесь позже двух, либо не играйте.

— Понимаю, что это итальянская шутка. Пятнадцать месяцев назад, сидя на этом же стуле, вы говорили, что Розина играет справа, потому что навесы в том составе «Зенита» — не тот инструмент, которым есть смысл пользоваться широко. Затем пришел Бухаров, и одна из претензий к вам теперь заключается в том, что он по сути играет Кержакова, что, прямо скажем, получается не блестяще. Если формулировать корректно, вы сознательно не пытались подстраивать под него тактику или команда не обращает внимания на ваши слова?
— Если бы я допустил только эту ошибку, то был бы очень доволен. Но думаю, что я допускаю и другие ошибки. Я полагаю, что манера игры с уходом крайних игроков атаки в центр и проникающими передачами в штрафную — это тот футбол, который дает возможность забивать больше мячей и выигрывать. Я в этом абсолютно уверен, потому что, если вы помните, в прошлом году «Зенит» забил очень много мячей, в этом забил достаточно мячей, и те команды, которые я тренировал в Италии, забивали много мячей, играя именно так. Что касается схемы, когда крайние игроки атаки доходят до лицевой и делают навесную передачу в штрафную, то это футбол немножко старомодный. Кроме того, нужно еще проверить, действительно ли Бухаров обладает качествами, о которых вы говорите, чтобы выигрывать верховую борьбу и хорошо играть головой при подаче с фланга. Нельзя сказать, что это вещь, которую «Зенит» не использует, потому что против ЦСКА Кержаков забил головой после подачи с фланга. Это правда, что подача была не от самой лицевой, может, подальше, но все равно это была подача с фланга. Файзулин, если вы помните, тоже в последних играх забивал головой. Поэтому мы тоже можем использовать этот игровой прием, тоже можем доходить до лицевой и делать передачу верхом. С Бухаровым, разумеется, я допускал какие-то ошибки, потому что он не показывает, как вы сказали раньше, своего максимума.

— (Вопрос от слушателя Владимира.) Хотелось бы задать вопрос об Италии, но с футбольным подтекстом. Хотели бы вы сыграть в Лиге чемпионов с итальянской командой? В Италии вас хорошо помнят. Я был недавно в Риме, ехал в такси, и когда водитель услышал, что я из России, то сразу сказал: «О, „Зенит“, Спаллетти!»
— Конечно, Рим и «Рома» — это был особенный опыт в моей жизни, особенные 4 года, интенсивные, наполненные эмоциями. Мы пережили с командой и болельщиками много хороших моментов, а я считаю себя болельщиком и вместе с ними себя ассоциирую. Конечно, мне было бы приятно встретить клуб из Италии в групповом этапе Лиги чемпионов, хотя это будет тяжелое соперничество. Все итальянские команды, которые принимают участие в турнире, хорошо подготовлены и сильны.

— Есть стандартный журналистский вопрос. Вот Доменико Кришито уже был в Эрмитаже, а были ли в Эрмитаже вы? Кого выбираете — Мадонну Литту или Мадонну Бенуа?
— Уже три или четыре раза. Я не стану делать такого выбора, потому что в Эрмитаже огромное количество произведений искусства и потом придется сравнивать абсолютно все. Многие из авторов этих произведений когда-то жили недалеко от меня, это приятно. Эрмитаж — потрясающий, колоссальный музей, который делает город еще более привлекательным для людей, которые приезжают в Петербург, и его обязательно нужно посетить. Думаю, что еще не раз там буду.

— Возвращаясь в мир футбола. Та схема, которая была нам предъявлена в матче с ЦСКА, — три центральных защитника, два условных латераля, «даймонд» в центре и Кержаков на острие. Хотелось бы спросить, на каких позициях в этой схеме играли бы Лазович, Быстров и Лукович.
— В этой тактической ситуации Лукович мог бы сыграть на месте Ломбертса или Кришито, а Лазович на месте Данни. Но в этой ситуации, при такой схеме с тремя центральными защитниками и двумя игроками, которые покрывают всю бровку, можно оставить в центре двух полузащитников и под нападающими сыграть в два игрока — например, Данни и Лазович. Тогда получится пять игроков сзади: три центральных защитника плюс два фланговых, два опорных защитника, два игрока под нападающими, один правее, другой левее, и один нападающий. Для нашей команды это очень даже возможный вариант. Вместо одного из центральных полузащитников можно поставить одного игрока под нападающих. Это могут быть и Хусти, и Ионов, и Розина, и Семак.

— Хотелось спросить про Луковича. Показалось, что 20 апреля 2011 года была важная поворотная точка в его карьере в «Зените». Тогда вы его поменяли в перерыве матча с ЦСКА. С тех пор он играл на «Петровском» 45 минут против «Спартака» из Нальчика, а в последнее время даже не попадает в заявку на матчи. Это была трансферная ошибка?
— Нет, абсолютно точно нет. В том матче против ЦСКА была моя ошибка, ведь я поставил его в сложную ситуацию. Возможно, то, что он себя нехорошо чувствовал на этой позиции и не сыграл здорово, моя вина. Что касается остального периода, то он был травмирован, были ситуации в личной жизни, которые не могли ему позволить тренироваться постоянно. Чтобы понять, что игрок нам нравится, нужно посмотреть, сколько матчей он провел до этого момента. Это игрок, который может закрыть несколько позиций — и крайнего, и левого, и центрального защитника. Если вы посмотрите на нашу оборонительную линию, то у нас каждая позиция на счету, мы полностью укомплектованы, и сомнений в защите у меня нет.

— Учитель физкультуры Серый спрашивает, как можно попасть на вашу тренировку. Возможно ли это?
— Достаточно просто об этом сказать и затем освободить себе день, чтобы провести его вместе с нами.

— То есть просто приехать в Удельный парк и сказать на проходной, что вы к Спаллетти?
— Нет, он просто должен обратиться к ответственным людям, сказать, что занимается этой профессией. Я не вижу причин, почему нельзя этого сделать. Есть только одно правило: он должен быть болельщиком «Зенита».

— Многие спрашивают про знаменитых итальянских журналистов, про которых вы и раньше рассказывали ужасы. Нет ли у вас ощущения, что в Петербурге в этом плане немного плюшевая атмосфера? Никто не задает неудобных вопросов. Комфортно ли вам в таком режиме или вам все время нужен вызов и адреналин?
— Нет, у меня абсолютно нет проблем и неудобства при общении с журналистами на пресс-конференциях. Я бы сказал наоборот, что у меня появляется больше готовности общаться, когда я вижу воспитанность и профессиональный подход к работе со стороны российских журналистов. Вы можете подумать о том, чтобы повысить средний уровень журналистов, который дурно пахнет.

— Тогда еще один из итальянских вопросов. Чем вам запомнились ботинки [журналиста НТВ+] Кирилла Дементьева, за которые вы сделали ему комплимент в прямом эфире?
— Потому что у него были такие особенные ботинки. Думаю, что уникальные. Поэтому я сделал комплимент, поздравил его, потому что мне и самому бы хотелось иметь такую пару.

— Вы завидуете Гаджиеву, потому что у него в команде играют Жирков, Роберто Карлос и практически играет Это’О.
— Это неправильный вопрос. Нужно спросить Гаджиева, не завидует ли он мне, потому что у меня есть Данни, Розина, Лазович, Бухаров, Кержаков. Мне нравятся мои вещи — то, что есть у меня, а не у других.

— Это’О усилил бы «Зенит»?
— Это’О — это игрок, который усилил бы в том числе и «Зенит». Это абсолютно точно игрок, который делает разницу.

— В 2010 году вы отметили [тренера «Сатурна» Андрея] Гордеева, который попытался сыграть с «Зенитом» в открытый футбол и пропустил шесть мячей. Тот подвиг был вами оценен. Кто в 2011 году удивил вас?
— Я отметил этого тренера и могу повторить это еще раз. Если мы вместе посмотрим тот матч, то абсолютно точно у той команды была ясная идея, которую дал ей тренер и которой они следовали. Забитые мячи не имеют особенного значения, потому что случаются такие матчи, когда ты пять раз бьешь по воротам и пять раз залетает.

— А аналог Гордеева в 2011 году есть? Из тех, с кем вы уже успели сыграть.
— В этом году мне очень понравилось, как Красножан начал в «Локомотиве». К сожалению, его отправили в отставку, сейчас он тренирует вторую национальную сборную. Было видно, что он очень хорошо подготовил работу в «Локо», его работа была продуманна, он поменял некоторым игрокам позиции — например, крайнего атакующего игрока поставил играть центральным нападающим. Но затем его отправили в отставку. Сейчас мне приятно, что ему дали возможность работать со второй сборной, потому что, на мой взгляд, это тренер, который умеет делать дело. Видите, я хорошо отозвался о тренере «Сатурна» и тренере «Локомотива», обоих уволили, так что я лучше ни о ком не буду хорошо говорить.

— Отрабатываете ли вы на тренировках выходы «три в два» и «четыре в два»? Болельщики спрашивают, почему в игровых ситуациях игроки бегут в одну точку. Например, Денисов не дает пас Ионову, который выводит его один на один. В матче с «Амкаром» кто-то из атакующих не дает пас Бухарову, который тоже выходит один на один, а Данко Лазович вообще делает какую-то глупость, прибегая в ту же точку, где был игрок с мячом.
— Если говорить об упражнениях, которые мы делаем на тренировках, то мы стараемся покрыть все ситуации, которые могут встретиться в игре. Допустим, «три против двух» предназначено для того, чтобы тренировать атакующих игроков, но оно также важно и для двух обороняющихся в меньшинстве. Более того, оно скорее важно для того, чтобы тренировать оборону. Это еще и вещь, в которой мы абсолютно точно должны прибавить, говоря о реализации голевых моментов, потому что я считаю, что мы для своего количества моментов забиваем достаточно мало мячей. В том числе и в этом тренер должен работать лучше.

— К настоящему моменту вы показали нам две тактические схемы «Зенита»: ту, что мы обсуждали, с «даймондом», и 4-2-3-1, с которой команда играет уже полтора года. Хотелось бы понять, вы эту схему с «даймондом» придумали под конкретного соперника, в данном случае ЦСКА, или под конкретный матч против соперника с сильной атакой? Это теперь навсегда в репертуаре «Зенита» или выездная заготовка?
— Эту тактическую схему мы решили использовать в том числе после прихода Кришито. На этом месте может сыграть и Лукович, но Кришито к ней больше расположен. Эту схему мы сможем использовать и в будущем, потому что у нас очень хорошо получилось. Игроки чувствуют себя с ней комфортно. Эти две тактические схемы — это две модели, с которыми у нас получилось хорошо играть. Одна из них помогла нам выиграть чемпионат, вторая позволила выиграть на выезде у ЦСКА.

— Тогда последний вопрос. Сидя на этом же стуле, Марко Доменикини сказал, что российский опыт позволит Лучано Спаллетти расти дальше. Вы здесь год и девять месяцев. На ваш взгляд, в чем вы прибавили?
— Абсолютно точно с каждым годом, который ты проживаешь, ты накапливаешь новый опыт. Тем более работая за границей, ты расширяешь свой кругозор, видишь что-то новое, и это служит для твоего роста. Для меня Россия — страна, которая мне очень нравится. Отсюда я возьму с собой очень много вещей. Мне нравятся не только те вещи, которые о России демонстрируют за границей, — мне нравятся многие другие вещи. Например, мне очень нравится свет этого города. Вместо того чтобы за границей показывать фильмы о России про снег, темноту, войны, убийства и шпионов, почему бы вместо этого не показывать фильмы о белых ночах, о людях, которые выходят на улицу, показывать красивейший город? Почему бы не показывать вещи, которые делают здесь для того, чтобы город стал современнее? Новые технологичные здания — почему это не показывать? Здесь есть много новых красивых зданий. И это те самые вещи, о которых за рубежом, вполне возможно, не знают. Почему за границей не показывают желание людей работать, желание находить выход из самых сложных ситуаций, быть сильными и идти к своей цели?

— Как обычно, мы не прочитали примерно 200 SMS о том, как вас любят и желают остаться с нами навсегда.
— Да, я тоже очень люблю болельщиков, потому что они помогли мне почувствовать себя здесь как дома. Мне очень приятно, что у нас, в «Зените», есть такие игроки, которые понимают, что болельщики для них делают, отдают себе в этом отчет и всегда тепло и очень искренне благодарят их. Мы должны работать все вместе для того, чтобы футбол в частности и спорт в целом имели еще большую силу и распространение в России. Я думаю, что тот процент футболистов, которых у нас получается вырастить из всего населения страны, очень мал. Думаю, что нужно работать над инфраструктурой, создавать больше возможностей для игры в футбол и давать больше возможностей играть детям. Обязательно нужны крытые стадионы для того, чтобы играть зимой, потому что зимний период достаточно долог. Это вопрос не только к ответственным людям, но и к нам. Мы сами можем и должны что-то для этого сделать.