Зарубежные фанаты «Зенита»: Шон Уорнер

В очередном выпуске еженедельного сериала об иностранных болельщиках сине-бело-голубых — удивительная история американца Шона Уорнера. Американец, выучивший русский язык в армии и полюбивший Петербург по книгам Толстого и Пушкина в прошлом, магистр дипломатии в настоящем и на протяжении долгих лет, пожалуй, один из самых преданных поклонников «Зенита» за океаном — о военных турнирах, визите на «Петровский» в 1995 году и огромном желании сблизить два народа.

— Шон, вы американец, но Штаты с европейским футболом имеют не так уж много общего. С чего начался ваш интерес?
— Ну, Миннесота всегда считалась одним из самых больших центров развития детского футбола. Я бы сказал, что у нас футболистов гораздо больше, чем в среднем по стране. Однако я, когда был маленьким, занимался традиционными американскими видами — бейсболом, баскетболом и всем таким. В футбол не играл никогда, хотя любил смотреть по телевизору «Футбол. Сделано в Германии» с легендарным Тоби Чарльзом и часто ходил на игры «Миннесота Кикс» в старой Северо-Американской футбольной лиге. Играть я начал случайно, в армейском клубе в Калифорнии в 1987–1988 годах. Им нужен был вратарь, ну я и согласился стать волонтером. Если вкратце, наша команда выиграла турнир Форта Монтерей, такое неофициальное соревнование между клубами сухопутных войск, морского десанта, флота и военных летчиков. С этого момента я и стал большим поклонником футбола.

— С увлечением «Зенитом» вся эта история тоже связана?
— Конечно! Впервые я отправился в Россию в 1995 году во время выборов в Государственную думу. Это вообще была моя первая поездка за пределы США. Русский я выучил в армии, а уже после получил степень бакалавра русской филологии и литературы в Университете Миннесоты. Читал много книг классических русских писателей про Петербург и вот так захотел туда поехать. Мне так понравился город, что летом 1996 года я туда вернулся. Ни на каком европейском футболе я до этого не был, но нам с друзьями повезло достать пару билетов на игру «Зенита» и «Крыльев Советов». Я видел очень много американских соревнований, был на разных стадионах, но то, что я увидел в Петербурге, отличалось от всего — уникальное, абсолютно великолепное зрелище, не похожее ни на что из того, что я видел прежде. С того момента я и стал верным болельщиком, и Питер, несмотря на расстояния, мой самый любимый город за пределами США.

— Значит, после этого вы бывали в России? На игры попасть удавалось?
— Очень много раз, хотя в последние пару лет этого не удавалось, так что сейчас самое время приехать. Я очень хотел поехать в этом году, еще раз побывать на великолепном «Петровском» — я действительно буду скучать по этому стадиону. Но я также собираюсь быть в числе тех, кто попадет на новый стадион «Зенита» в первом же его сезоне.

— Поддерживать «Зенит» из Америки — как это получается?
— Это не так сложно, как кто-то может подумать. Во-первых, русское телевидение через спутник у нас есть уже давно, так что смотреть матчи, которые раньше показывали РТР-Спорт и ОРТ, никогда не было проблемой. Сейчас, если матчи не транслируют через спутник, их всегда можно найти в интернете. У нас здесь есть своя собственная сеть, Американские фанаты «Зенита» (afzonline.com). Мой ник там — Пианист, его мне придумали болельщики Прайс и Тормоз в честь фильма про Штирлица и моего хобби — я увлекаюсь любительским радио.  Я познакомился с фан-клубом в 1999 году, и, хотя это происходит нерегулярно, бригады АФЗ из Миннеаполиса и Чикаго несколько раз ездили друг к другу в гости — например, на Кубок мира по хоккею (в Миннесоте) и на чикагский концерт группы «Ленинград». Все, с кем я повстречался через АФЗ, оказались отличными людьми, настоящими фанатами прекрасной игры, преданными поклонниками «Зенита» и их любимого Санкт-Петербурга.

— Игры смотрите один или есть друзья, с которыми вы вместе собираетесь ради «Зенита»?
— Вы имеете в виду американцев? Нет, практически нет, хотя после победы в Кубке УЕФА здесь и появилось несколько болельщиков, которые интересовались командой. У меня есть несколько американских друзей, которые интересуются соккером — как местной командой из первой лиги, так и клубами из МЛС и, разумеется, сборной США. Когда мы собираемся в баре или на стадионе, я с гордостью одеваюсь в зенитовские цвета.

— Поддерживать связь с любимым клубом на таком расстоянии получается?
— Хороший вопрос. Даже не знаю, найдется ли у меня на него хороший ответ. Должно быть, речь идет о какой-то духовной связи — вставать в три часа ночи в субботу или воскресенье, чтобы посмотреть игру, испытывать глубокое разочарование, когда перестает работать интернет-видео и текстовый онлайн на «Спорт-Экспрессе», становится вопросом жизни и смерти, оставаться с командой и в хорошие, и в плохие времена, следить за результатами игроков команды, начиная с академии и заканчивая их выступлениями в Европе… Я даже «Арсенал» смотрю только по одной причине — чтобы увидеть Шаву. Я думаю, есть какая-то особенная гордость в том, чтобы ценить команду и город, за который она играет, в хорошие и плохие времена, чувствовать боль в те моменты, когда на поле что-то не получается, но всегда идти с высоко поднятой головой — и затем, как в 2007-м, видеть, как все это превращается в настоящую магию.

— Что тогда делает «Зенит» таким уникальным для вас?
— «Зенит» — это часть того, что соединяет меня с абсолютно другим миром, к которому я был готов, но совершенно в другом смысле, миром, который абсолютно нов и необычен для меня. Одно дело — учить язык, читать Пушкина и Толстого, изучать в университете культуру и историю, и совсем другая вещь — отправиться туда, пройти через весь Невский поутру (прямо от Александро-Невской лавры до Ростральных колонн), почувствовать пульс города, видеть и общаться с людьми. Я всегда был уверен в том, что русские и американцы имеют гораздо больше общего, чем различного, но во многом живут стереотипами времен холодной войны, которые были навязаны политиками, не имеющими никакого интереса во взаимодействии. Это меня разочаровывает. Я посвятил свою жизнь тому, чтобы построить мост между этим непониманием, и я рад, что наши народы будут стремиться друг к другу в новую эру глобального взаимодействия. Опыт и воспоминания о Питере и «Зените» очень сильно повлияли на мою жизнь, я получил магистерскую степень в дипломатии и планирую в ближайшее время начать работать в этой сфере. Одна из моих целей — продолжать работу по развитию русско-американского обществе здесь, в Штатах, и, как я надеюсь, в России тоже. С одной целью — развивать взаимодействие между двумя великими нациями.

— Какой момент в истории ваших отношений с «Зенитом» стал самым запоминающимся?
— Их было очень много! Выступление в Кубке УЕФА в 2008 году было незабываемым — таким же, как и сама победа над «Рейнджерс» и «Юнайтед» в финале Суперкубка. Моя любимая часть той кампании — то, как «Зенит» уничтожил мюнхенскую «Баварию», один из лучших клубов мира, в двух матчах абсолютным нокаутом. Я смотрел первую игру в ирландском пабе в пригороде Миннеаполиса с полдюжиной немцев, и никогда не забуду, как перед игрой они были храбры и уверены в своей победе, а во время матча тем больше разочаровывались, чем увереннее «Зенит» переигрывал гордость немецкого футбола. Но момент, который точно останется в моей памяти навсегда, — это последняя игра в сезоне 2007 года, когда в США отмечали День ветеранов армии, а команда играла в Москве против «Сатурна». «Спартак» обыгрывал «Динамо», и, кажется, матч уже закончился, а в Раменском только начиналось дополнительное время. Нам нужна была победа, чтобы выиграть в чемпионате. Это были самые длинные дополнительные минуты в моей жизни — казалось, что прошло полчаса, а хозяева яростно атаковали, чтобы забить и отобрать у нас золото. Я никогда не забуду последний голевой момент «Сатурна» — казалось, нам уже забивают, ведь у Славы не было шансов вытащить мяч, но в последний момент с самой ленточки его выбил Алехандро Домингес, который, кажется, впервые за сезон вернулся в защиту. Мяч еще немного попрыгал по штрафной и в конце концов оказался у нашего великолепного капитана, Анатолия Тимощука, который выбил его в аут, когда прозвучал финальный свисток… и празднование началось по обе стороны Атлантики! То, как принимали на «Петровском» Дика Адвокаата и команду, было незабываемо — я смотрел по Пятому каналу все от начала и до самого конца, записал и пересматривал еще. Никогда прежде я не видел такой любви и преданности города своей любимой команде, и я сомневаюсь, что когда-либо увижу хотя бы что-то подобное.