Евгений Башкиров: «Вариант с „Зенитом“ — приоритетный»

«Спорт» продолжает разговор о молодых воспитанниках петербургского футбола, по тем или иным причинам не попавших в главную команду. Сегодня речь пойдет о Евгении Башкирове — бывшем игроке юношеской сборной страны. Почему один из самых талантливых петербургских футболистов остался без контракта, с какой целью он каждый день посещает базу в Удельной и каким видит свое ближайшее будущее — об этом Башкиров рассказывает в эксклюзивном интервью.

Тренируюсь с Быстровым и Жевновым

— Много воды утекло с тех пор, как вы сыграли свой последний матч за молодежный состав «Зенита» (против «Крыльев Советов» 27 ноября 2010 года. — «Спорт»). Чем занимаетесь сейчас?
— Ситуация такова: у меня действительно нет контракта, я восстанавливаюсь на базе «Зенита» после операции, перенесенной ровно пять месяцев назад. Что будет дальше? Жду информации от руководства клуба и от моего агента, которые и должны разобраться в моей дальнейшей судьбе.

— Что за недуг вас поразил? Крестообразные связки?
— Нет, какие-то другие проблемы с коленным суставом. Врачи, кстати, обнаружили повреждение совершенно случайно, после чего и рекомендовали сделать операцию. Неприятности возникли под занавес прошлого сезона, хотя чемпионат я доиграл до конца.

— Почему же вы, чемпион страны, воспитанник известного петербургского тренера Сергея Романова, вдруг оказались без контракта в такой сложной жизненной ситуации?
— Этот вопрос в первую очередь надо задавать не мне, а руководству «Зенита». При этом я по-прежнему принадлежу клубу, который пошел мне навстречу и дал возможность восстанавливаться на базе в Удельной. «Зениту» я благодарен. Более того, надеюсь на плодотворное сотрудничество в будущем.

— Можно ли сказать, что сейчас вы переживаете самый сложный этап в жизни?
— Конечно, психологически непросто выполнять одну и ту же монотонную работу. Но не думаю, что можно найти футболиста, который бы позитивно подходил к процессу восстановления после травмы (улыбается). Мне хоть сейчас стало полегче: появилась возможность бегать, работать с мячом. Да и на базе созданы очень хорошие условия: со мной общается главный тренер, работу иногда корректируют помощники Спаллетти. Очень комфортно работать с физиотерапевтом Павлом Плешковым, да и в компании Владимира Быстрова и Юрия Жевнова, который всегда допоздна задерживается в тренажерном зале, трудиться приятно. 10 августа я улетаю в Германию на контрольное обследование. Надеюсь, этот визит к немецким врачам станет последним, после чего в Петербурге окончательно скорректируют график моей реабилитации и назовут точные сроки возвращения на футбольное поле. Долго простаивать мне бы не хотелось — надеюсь, уже в сентябре буду полноценно заниматься в общей группе.

— 6 июля вам исполнилось двадцать лет. Давайте, положа руку на сердце, признаем: в футболе это не «еще» двадцать, а «уже». Отдаете себе отчет в том, что по возрасту и по уровню вы переросли «Зенит-м», тогда как пробиться в «основу» при нынешней конкуренции в центре полузащиты практически нереально?
— Конечно, играть за молодежный состав мне уже нет смысла. Однако не считаю свой возраст критическим, поэтому готов рассматривать другие варианты продолжения карьеры.

— Вы можете последовать примеру ваших бывших партнеров — Заболотного, Соснина, Матяша, Кверквелия, Петрова, Старикова, Гиголаева, Абдулфатаха — и искать свое место под солнцем в других городах?
— Да, безусловно. Но в первую очередь надо восстановиться. Последние полгода я живу именно с этой мыслью.

— Согласитесь, что времени на принятие окончательного решения не так много: 31 августа закрывается трансферное окно.
— Конечно, но, надеюсь, все окончательно прояснится именно нынешним летом. Я хочу вернуться и связать свою судьбу именно с родным клубом. Хотя, повторю, готов рассмотреть и другие варианты продолжения карьеры.

Смена поколения произойдет в любом случае

— Не удивила ли вас уверенная игра в «Рубине» бывшего футболиста молодежного состава «Зенита» Соломона Кверквелии?
— Нет, хотя Соломон у нас особо не выделялся. Кроме того, я помню его по юношеской сборной Грузии, где он тоже проявлял себя не так ярко. Но, выбрав другой путь, он не прогадал. По всей видимости, Курбан Бердыев видит в нем потенциально сильного защитника. Кверквелия высокого роста, как Шаронов и Боккетти, играя с такими партнерами, он быстро набирается опыта. Словом, на его хорошую игру повлияло именно отношение главного тренера. Возможно, как игрок он лучше всего подходит именно «Рубину». Да и казанским болельщикам Соломон очень понравился. Помнится, когда без него «Рубин» проиграл, болельщики вывесили баннер в его поддержку. Это тоже немаловажный момент.

— С другими партнерами по «золотой» команде поддерживаете связь?
— С кем-то да, с кем-то нет. Нам по объективным причинам сложно регулярно общаться, хотя со всеми ребятами сохранились хорошие отношения. Вот Игоря Чеминаву каждый день вижу на базе, с ним и общаюсь постоянно! (Смеется.)

— Что слышно о другом вашем бывшем партнере по молодежному составу «Зенита» Дмитрии Гребеневе, который тоже выпал из поля зрения болельщиков и специалистов после тяжелой травмы?
— По объективным причинам мы не виделись достаточно давно. Знаю, что процесс его восстановления затянулся. Он два раза ездил в Германию, а сейчас, кажется, находится на просмотре в «Карелии».

— В свое время была информация, что вами интересовалась испанская «Альмерия».
— Да, но это было очень давно. Видимо, что-то тогда не срослось, и жизнь повернулась по-другому.

— Как обстоят ваши дела на факультете журналистки СПбГУ?
— О, это серьезный вопрос! (Смеется.) Летнюю сессию начал на одном дыхании, но из-за отъезда в Германию пришлось перенести два экзамена. Надеюсь, сдам их в сентябре, де-юре перейду на четвертый курс и в следующем году получу диплом. Но, честно признаюсь, учеба отошла на второй план — все мысли сейчас связаны только с футболом.

— Матчи молодежного состава «Зенита» посещаете?
— Да, но лишь когда остается свободное время. Дело в том, что я тренируюсь шесть дней в неделю, поэтому в субботу на игры удается выбраться не всегда.

— Давайте резюмируем: почему же, на ваш взгляд, молодым талантливым воспитанникам петербургского футбола не находится места под солнцем в родном городе?
— Я бы не стал говорить о какой-то закономерности. Тенденциозность в футболе — вообще сложная штука. Но смена поколений произойдет в любом случае — хотим мы этого или нет. Не думаю, что в «Зените» есть установка не брать молодежь и решать задачи исключительно с помощью легионеров. У каждого из нас своя ситуация, но, уверен, все ребята надеются вернуться в «Зенит». Как? Увы, здесь не предугадать. Кто-то начинает играть в 19 лет, кто-то раскрывается в 26. «Зенит» — клуб с серьезно выстроенной политикой, ориентированный на успешное выступление в Лиге чемпионов. Понятно, что с помощью только молодых футболистов серьезные европейские трофеи не выигрываются, но…

— Роман Широков в одном из интервью как-то заметил: мол, зенитовская молодежь постоянно сетует, что ей не предоставляют шанса.
— Как сказать…. У кого-то шанс есть, кому-то его действительно не дают. В любом случае многое зависит от поддержки коллектива и мировоззрения главного тренера. Видит ли он потенциал футболиста и его способность помочь команде уже на данном этапе или полагает, что ему надо уехать в аренду и там набираться необходимого опыта? Все индивидуально.