Прямая линия: стадион и база

Во время очередного сеанса связи с руководством «Зенита» генеральный директор клуба Максим Митрофанов рассказал о строительстве на Крестовском, реконструкции в Удельном парке и базе в Мистолово.

— Каковы взаимоотношения клуба и тех, кто строит стадион? На ком какая ответственность?
— До мая 2011 года футбольный клуб «Зенит» и специально созданная им дочерняя компания «Зенит-Арена» выступали в качестве добровольных консультантов по вопросам строительства стадиона. Одновременно мы вели переговоры об официальном участии клуба в процессе проектирования, строительства и управления ареной. В мае были подписаны соглашения — теперь наши договоренности юридически закреплены, и «Зенит» — официальный консультант проекта.
С нами согласовываются все проектные и технические решения, а также выбор компаний, которые выполняют строительство, субподрядные работы по оборудованию — многие из этих вопросов связаны с будущей эксплуатацией стадиона. «Зенит» отвечает за то, чтобы вся начинка стадиона была современной, экономичной. Что касается процесса строительства, то заказчиком арены выступает Комитет по строительству, а сами работы выполняет компания «Трансстрой». Собственно, она и несет полную ответственность за качество работы, сроки, объемы, которые появляются в процессе строительства.

— Какие этапы в процессе строительства стадиона нас ожидают? Что уже сделано?
— На самом деле нас ожидают еще практически все этапы. Дело в том, что даже сейчас еще частично идет проектирование и разработка рабочей документации. Некоторые участки стадиона перепроектируются в зависимости от того, какие технические решения утверждаются. Но эта работа не глобальная, а текущая, в рамках существующего строительства. Бетонные работы сейчас ведутся на отметке 25–30 из 52 метров. На самом деле при необходимости компания «Трансстрой» может закончить бетонирование к концу этого года. Но есть определенные технические работы, связанные с крышей, поэтому сейчас нет смысла торопиться. Павильоны при входе практически готовы. Что касается внутренней части стадиона и поля, то этим будут заниматься незадолго до окончания строительства стадиона. Технологически это более правильно. Внутренней частью, отделкой можно будет заниматься только после того, как будет сдан весь строительный объем, включая крышу, когда будет замкнут тепловой контур: отделку невозможно вести при морозе или при перепадах температур.

— Что со сроками?
— Пока та установка, которая дана губернатором, подтверждается — к ноябрю 2012 года основной объем строительных работ завершится. Трудно сказать, до какого этапа дойдут работы к этому моменту — будет ли настроено и налажено оборудование, будет ли готова отделка. Вообще, надо сказать, во всем мире арены редко открываются полностью готовыми. Часто многие помещения доделываются, дорабатываются в течение некоторого времени после ввода арены в эксплуатацию. Но у нас законодательство немного отличается от европейского. У нас объект должен быть сдан полностью, подрядчик должен полностью выполнить государственный контракт, в который входят все виды работ.
Мы рассчитываем так: если строительство действительно закончится в ноябре 2012 года, то примерно полгода уйдет на различные пусконаладочные работы, на установку технологического, кейтерингового оборудования. Сезон-2013/2014 нам хотелось бы начать на новой арене.

— Какие главные сложности возникли при возведении арены?
— Их две. Во-первых, стадион — уникальный объект, и под него пришлось разрабатывать специальные технические условия. Для многих решений, которые используются на стадионе, просто не существовало требований, стандартов, норм. Их пришлось разрабатывать, проходить долгую процедуру их согласования в экспертизе. Нужно отдать должное Комитету по строительству и вице-губернатору, который курировал этот вопрос, поскольку все эти этапы были пройдены довольно быстро. Вторая сложность — это то, что стадион пришлось перепроектировать из-за изменившихся требований к аренам, на которых будет проводиться чемпионат мира 2018 года. В ФИФА выработали на этот счет конкретные технические требования. Из-за них пришлось менять вместимость стадиона. Это повлекло за собой остановку строительства и изменения в проекте. Надеемся, что каких-то глобальных сложностей в процессе строительства стадиона больше не будет. Сейчас главное и самое сложное — это крыша. Как только закончат работу по установке верхнего кольца и крыши, то все остальные работы останутся делом техники: завершение бетонирования, отделка внутренних помещений, разводка инженерных коммуникаций. Конечно, учитывая, что стадион огромный, все это займет время, но это работы более понятные.

— Есть ли решение по поводу названия стадиона?
— Решение будет тогда, когда стадион будет вводиться в эксплуатацию. У стадиона будет коммерческое название. Это нормальная мировая практика — управляющая компания проводит тендер, и побеждает тот, кто предложит лучшую цену. Название стадиона продается на определенный срок.

— Что с внутренним дизайном?
— Сейчас он разрабатывается. Есть предложения, которые представила компания «Моспроект-4». Они пока не утверждены. Понятно, что во внутреннем оформлении будут преобладать сине-бело-голубые тона. Весь стадион, может быть, и не будет сине-бело-голубым, но клубные цвета в элементах будут везде, где только возможно. Надо сказать, что дизайнерские решения ограничены технологически. Мы ведь говорим о спортивном сооружении, которое предназначено для проведения массовых соревнований. Поэтому мы не можем допускать чего-то, что препятствует проходимости, ограничивает потоки и создает неудобства. Кроме того, надо учесть, что это сооружение, на котором большое количество людей присутствует одновременно, поэтому везде должны быть применены износостойкие материалы, которые могут выдержать такую нагрузку. Это ведь не ресторан и даже не музей. Тут одновременно может быть до восьмидесяти тысяч — это гигантская нагрузка. Поэтому все покрытия должны быть износостойкими, нескользящими. Все эти вещи будут учтены.

— Что будет с подъездными путями к арене?
— Хочу сразу оговориться — эта работа не входит в процесс строительства стадиона, но непосредственно с ним связана: существуют требования ФИФА и УЕФА к транспортной доступности стадиона. Хорошие подъездные пути — это залог качественного похода на стадион. Если болельщик не может нормально прибыть на стадион и нормально с него убыть, то он постепенно теряет интерес к футболу, потому что поход на футбол превращается в некий ад. Поэтому клуб еще несколько лет назад заказал исследование по организации подъездных путей к новой арене. Результаты мы передали в администрацию Санкт-Петербурга, сейчас проблема решается — предусматривается возможность строительства новых мостов. Первый мост на Петровский остров уже построен именно в рамках данной концепции. Администрация города понимает, что решать эту проблему необходимо. Есть концепция развития города, куда эти вопросы также включались.

— Что со съездами с Западного скоростного диаметра?
— У нас пока такой информации нет, но мы, конечно, ратуем за этот съезд. Строительство его достаточно дорогое, потому что Западный скоростной диаметр в этом месте будет проходить очень высоко — говорили о 25 метрах над уровнем воды, а это фактически половина высоты стадиона. Там нужны полосы разгона и торможения длиной примерно в километр каждая, а двухкилометровую полосу дорого построить. Есть также боязнь того, что остров может превратиться в транзитный, а это все-таки рекреационная зона, и дороги на нем никто сильно расширять не будет. Поэтому в дни матчей, для того чтобы пробки не возникали, будет правильно организовать одностороннее движение. Наше предложение городу заключалось в том, что съезд можно организовывать только на время проведения матча. Мы даже готовы делиться с городом доходом от парковочных мест, которых должно быть порядка восьми тысяч, — это довольно приличный доход, который можно направлять на окупаемость и обслуживание. Тем более что и сам въезд на ЗСД будет платным.

— Раз уж речь зашла о парковках, что с ними будет? Болельщики интересовались насчет стоянок для велосипедов и скутеров.
— В проекте предусмотрено достаточное количество парковок. Вопросы их зонирования, выбора технического решения — это тоже вопрос отдельного проекта, не вопрос строительства стадиона, другой комитет отвечает за эту работу.
Назначение парковок будет определять управляющая компания, ответственная за работу арены. И уже тогда мы будем решать, должна ли быть парковка для велосипедов и мопедов и какого размера. Транспорт это небольшой, поэтому даже на сравнительно малой площади можно организовать такую стоянку. Так что, если возникнет необходимость, управляющая компания легко решит этот вопрос.

— Вопрос, который не касается стадиона, но тоже связан со строительством и инфраструктурой «Зенита»: что с базой в Мистолово?
— Земельный участок остается в собственности «Зенита», но строить спортивную базу «Зенита» мы там пока не будем. Совместно с городской администрацией, за что ей большое спасибо, мы нашли способ увеличения территории учебно-спортивной базы «Зенита» в Удельном парке за счет земель, отнесенных к спортивному назначению. Дополнительных земель нам не выделяли. Там будет создана дополнительная инфраструктура — футбольные поля для тренировок дубля и, возможно, для старших команд детско-юношеской школы. Совместно с администрацией Приморского района мы ведем работу по совместному использованию возможных дополнительных площадей — стадиона, который находится напротив нашей учебно-спортивной базы, — для игр дублирующего состава. Именно поэтому срочная необходимость в строительстве такого крупного объекта, как учебно-строительная база в Мистолово, отпала — в том числе и потому, что только на инженерные коммуникации и выравнивание территории требовалось потратить очень большие деньги. «Зенит» тем не менее думает об использовании этого участка. Есть несколько идей. Но, повторюсь, мы считаем более правильным развить территорию нашей базы в Удельной. После того как мы завершим этот проект и у нас будет все в порядке со стадионом и Академией на Верности, когда в этих трех местах инфраструктура полностью сложится, мы займемся работой в Мистолово.