Новый дом «Зенита» войдет в <nobr>десятку</nobr> самых коммерчески привлекательных арен мира

Питерский 70-тысячник, который придет на смену старому доброму «Петровскому», будет сверхуспешен. Так считает Дэрмуд Кроули, старший вице-президент компании IMG, которая отвечает за повышение окупаемости многих мировых стадионов, включая знаменитый «Уэмбли».

— Два года назад «Зенит» вышел с нами на связь, — рассказал Кроули, возглавляющий департамент стадионов IMG. — Наша компания занимается разработкой бизнес-планов для арен, оценивая доходы и расходы, а также продажей коммерческих прав. Эта деятельность включает в себя продажу VIP-мест, корпоративных лож, названия арены и многого другого. Проведя экспертную оценку, мы выявили некоторые проблемы с дизайном — именно с коммерческой точки зрения. Экономический потенциал стадиона можно было сделать выше. Клуб с нами согласился, приостановил строительство и внес с нашей подачи определенные поправки в проект.

— Что именно пришлось поменять?
— Многое. Расположение некоторых корпоративных лож, пунктов продажи атрибутики и питания, так называемых business suits. Также нуждались в доработке пути доступа к некоторым отсекам стадиона.

— Могли бы вы назвать примерную сумму прибыли, которую новая обитель «Зенита», как планируется, будет приносить, к примеру, за год?
— Мы ее указали в бизнес-плане. Но назвать вам цифры не могу — конфиденциальная информация. Скажу лишь одно: иногда стадионы строят, не проводя экспертизы его потенциальной коммерческой привлекательности. А потом жалеют. Но «Зенит» пошел по верному пути, так что клуб и его стадион ждет успех. Это фантастический проект. Он войдет в топ-10 мировых стадионов с точки зрения доходности.

— Самый прибыльный стадион мира — «Уэмбли», не так ли?
— Да, и мы являемся эксклюзивным дистрибьютором его коммерческих прав.

— За счет чего столь окупаем «Уэмбли»? Там ведь проводится считаное количество матчей в год, нет клуба-хозяина.
— Вы правы. Однако за сезон набирается около 15 матчей высочайшего уровня. Шесть встреч с участием сборной, полуфиналы и финал Кубка Англии, финал Кубка лиги, Суперкубок Англии, два финала чемпионшип-лиги, решающие матчи первой и второй лиг (игры за повышение в классе между командами низших дивизионов. — Прим. «СЭ»), финал первенства по регби. Так и набирается. Кроме того, там проходят концерты и коммерческие матчи, например, американского футбола.

— Коммерческая привлекательность — это хорошо, но и расходы на строительство будущей «Газпром-Арены» колоссальные. Дороже, судя по всему, обошелся только тот самый новый «Уэмбли», да и то ненамного.
— На «Уэмбли» 90 тысяч мест. Так что расходы надо сравнивать исходя из количества зрителей, которое арена может вместить. Что же касается «Зенита», то я не эксперт в плане расходов на строительство и не могу рассуждать на эту тему. Моя задача — сделать так, чтобы стадион приносил выгоду своим владельцам. В этом смысле у «Зенита» не будет проблем.

— Запрет на продажу пива в России и хулиганы-болельщики заметно снижают доходы стадиона?
— Практика показывает, что с появлением новых арен местные власти начинают спокойнее, лояльнее относиться к продажам алкогольных напитков, а безопасность и возможности для ее более четкого обеспечения возрастают. Мы проходили это и в Англии, и в Германии, и в Турции, где у нас есть клиенты.

— Некоторых жителей Санкт-Петербурга не радует, что стадион, скорее всего, назовут «Газпром-Арена». Как считаете, оправдан ли с финансовой и моральной точек зрения этот ход «Зенита»?
— Думаю, что ни один болельщик не выскажется против, если его любимый клуб получит лишние деньги и вложит их в свое развитие. Другое дело, мы еще должны внимательно изучить рынок продаж названий в России. Пока не совсем понятно, на какой стадии развития он находится.

— Помимо «Зенита» вы еще какими-то российскими аренами занимаетесь?
— У нас есть деловые контракты с ФК «Анжи» (Махачкала) и «Лужниками».