Роман Широков: «Если бы все говорили правду, российский футбол стал бы гораздо чище»

В воскресном матче Кубка России с «Химками» на поле после трехмесячного перерыва, связанного с травмой, вернулся ключевой игрок «Зенита» и национальной сборной.

СВОЕЙ ИГРОЙ В ХИМКАХ НЕДОВОЛЕН

— Три месяца вы наблюдали за футболом с трибуны. Это легче, чем играть?
— Тяжелее. Когда смотришь игру своей команды, зная, что не выйдешь на поле ни при каких обстоятельствах, на душе очень муторно. Все эти три месяца хотелось как можно быстрее присоединиться к партнерам.

— И вот этот счастливый день настал. Как игралось в футбол после достаточно долгого перерыва?
— По ощущениям — неплохо, но если выносить оценку моим действиям на поле, то я ими, безусловно, недоволен.

— Почему?
— Слишком много было брака. Надо восстанавливать чувство игрового ритма.

— После матча в смешанной зоне вы выразили неудовольствие и действиями команды в целом.
— Думаю, мы все были не очень рады такой достаточно нервной победе над командой из первого дивизиона.

— Все познается в сравнении — ЦСКА вон и вовсе вылетел.
— На это кивать мы точно не должны — куда важнее самим играть хорошо.

— Наблюдая за действиями своего клуба в конце апреля — мае, у вас не было тревоги за нынешний сезон? Согласны с теми, кто в то время говорил о кризисе в «Зените»?
— Кризис — слишком громкое слово, но май действительно получился для нас неудачным. Такое бывает с любой командой, и слава богу, что уже в июне «Зенит» заиграл значительно сильнее.

— После чего наступил перерыв, и вот теперь вы снова недовольны игрой своего клуба — уже и с собственным участием...
— Ну, по одному матчу каких-то серьезных выводов делать явно не стоит. Более того, думаю, что будь нашим соперником клуб премьер-лиги, футбол был бы другим. Настрой на «Химки» и настрой, скажем, на «Анжи», который станет нашим соперником в следующем туре чемпионата, так или иначе разнится, кто бы чего ни говорил.

— А вот главный тренер ЦСКА Леонид Слуцкий утверждает, что понятия недонастрой в современном футболе вообще не существует.
— На поле все действительно выходят только за победой. Но когда играешь против команды из низшего дивизиона, отдаешь себе отчет в том, что победа дастся и без того, чтобы рвать жилы. А тут еще начало матча в воскресенье получилось для нас практически идеальным — к 16-й минуте вели уже 2:0.

— И что, расслабились?
— Может быть, немного — соперник сам дал нам для этого повод. В любом случае мы, как и планировалось, прошли дальше, получив при этом игровую практику. Почувствовать игровые связи перед «Анжи» было необходимо.

— Видимо, к махачкалинцам вы относитесь очень серьезно.
— «Анжи» сегодня — очень хорошая команда. Нам еще повезло, что у них пока не могут играть только что приобретенные новички, однако и без того состав у махачкалинского клуба весьма силен.

— Так ведь и «Зенит» не может заявить Кришито.
— Доменико пока набирает форму после месяца отпуска и, безусловно, поможет нам уже в ближайшем будущем. Но для «Зенита» он все-таки не основополагающее приобретение, тогда как новые игроки атаки «Анжи» могли бы повлиять на ход встречи куда более серьезно.

— В первом круге вы выиграли у махачкалинцев достаточно легко...
— Тогда новые футболисты «Анжи» только приехали в Россию. А сейчас они уже сыгрались и представляют намного более грозную силу. К тому же — играя дома, да еще и после долгого перерыва. Я слышал, что в столице Дагестана перестелили газон и он теперь там очень высокого качества. Хозяевам наверняка будет очень приятно играть на нем, и они постараются обеспечить своим болельщикам праздник.

— Но вы-то тоже едете в Махачкалу за тремя очками?
— Естественно. Что ж, тем интереснее будет матч, в котором каждому необходима только победа.

— Кого вы особо отметили бы в составе «Анжи», скупающего нынче звезд оптом и в розницу?
— Честно говоря, внимательно я за ними не слежу, но по нашим матчам в чемпионате и Кубке очень понравился Одил Ахмедов.

— То, что ЦСКА ушел в отрыв, — это уже серьезно или дистанция чемпионата так длинна, что все отрывы будут еще ликвидированы так же легко, как это происходит на «Тур де Франс»?
— Знаете, сколько раз уже бывало в моей спортивной жизни, когда говорили, что все это пока несерьезно, а потом раз — и оказывалось, что серьезнее и не бывает. Если ЦСКА выиграет в Нижнем Новгороде, то отрыв составит уже 7 очков. Это действительно немало.

Что будете предпринимать?
— В такой ситуации нам вообще нельзя терять свои очки. Но всегда очень неприятно, когда соперник имеет право на ошибку, а ты его лишен.

— Если бы «Зенит» сыграл в первом круге так, как в прошлом году, то опережал бы армейцев даже при взятом ими высочайшем темпе. Почему не получилось?
— Потому что случился тот самый неудачный май. В прошлом году мы в этом месяце всех побеждали, а в этом потеряли в четырех матчах сразу девять очков. Тех самых, которые отбросили нас с первого места.

— Причины столь неудачного завершения весны внутри команды анализировали?
— Конечно. И выводы сделали, но они, как сами понимаете, предназначены исключительно для внутреннего пользования. Собственно, в июне можно было уже наблюдать последствия этих выводов.

— «Зенит» кого-то еще ждет в это трансферное окно?
— Во всяком случае, я об этом ничего не слышал.

ПОД НОВЫМ КОНТРАКТОМ ОСТАЛОСЬ ПОСТАВИТЬ ПОДПИСИ

— Если говорить о ваших личных делах: почему до сих пор не подписан ваш новый контракт? Я вот слышал, что вы обо всем уже договорились?
— Я тоже это слышал (улыбается). Но наш генеральный директор в постоянных разъездах, и мы никак не можем встретиться, чтобы поставить подписи.

— То есть это чисто технический момент, и как только генеральный директор окажется на месте, вы сразу же скрепите документ своими автографами?
— Мне бы хотелось быть в этом уверенным (смеется).

— Что это значит? Гарантий, что так именно и произойдет, вы сегодня дать не можете?
— Я могу дать гарантию, что мы договорились и что поставлю свою подпись сразу же. Но как можно давать гарантию за другую сторону?

— Переговоры с клубом были достаточно долгими. Ими занимался ваш агент Арсен Минасов или вы тоже принимали участие?
— В основном работал Арсен, я участвовал в разговорах всего пару раз. Могу сказать, что как только в переговоры включился Александр Валерьевич Дюков, все то, что оставалось неясным очень долго, сразу разрешилось. Хорошо, что у него нашлось время на личное участие в процессе.

— Ваши высказывания в прессе не мешали достижению договоренностей?
— А я разве что-то говорил о контракте?

— Вы говорили о том, что Спаллетти не стоит давать вам советы в этих переговорах.
— Когда это было?

— Окончательными условиями довольны обе стороны?
— Я доволен, об остальном надо спрашивать не у меня.

— Пока вы вели долгую дискуссию с клубом, пресса куда только вас не отправляла — и в ЦСКА, и в «Анжи», и в «Спартак». Читали с интересом?
— Знал, что за этим ничего не стоит, поэтому серьезно к подобным публикациям не относился. Приятно, конечно, было прочитать об интересе своего родного клуба ЦСКА, а вот вариант со «Спартаком», наверное, за гранью реальности.

— Имеете в виду свои знаменитые высказывания в твиттере? Вы, кстати, чувствуете, что они вкупе с острыми интервью сделали вас более популярным?
— В какой-то мере — да.

— И в чем это проявляется?
— Хотя бы в том, что число подписчиков моего твиттера значительно выросло.

— Славу Малафеева уже опередили?
— Нет. В один момент я вроде бы его обошел, но потом показали передачу о Славе по Первому каналу — и он опять ушел вперед.

— Только что я читал на одном форуме дискуссию о том, чем обусловлены ваши высказывания. Кто-то говорил об их полной спонтанности, а кто-то, напротив, видел в них исключительно продуманный пиар. Кто ближе к истине?
— Безусловно, первые. Ни о каком пиаре я не думаю, пишу то, что думаю. Какой-то заранее выстроенной стратегии точно не существует.

— Как тогда вы относитесь к славе главного российского футбольного правдоруба?
— Нормально отношусь, тем более что на мою жизнь она практически никак не влияет.

— Когда-нибудь могли себе представить, что такого рода слава вас настигнет?
— Нет, конечно. Я к ней никогда не стремился, да и сейчас мне от нее ни холодно, ни жарко.

— А с кем из популярных публичных персон вы сами хотели бы познакомиться?
— Не знаю даже. (улыбается) Вот с Владимиром Соловьевым, наверное, можно было бы.

— Чтобы продолжить свою нашумевшую твиттерную дискуссию о сборной России по футболу?
— Не обязательно — с ним, думаю, многие темы интересно было бы обсудить.

— Как думаете, ваша нынешняя слава поможет в послефутбольной карьере?
— Как бы не помешала! (смеется) У нас в стране разве правдорубов любят?

— Вы были бы рады, если бы все в российском футболе высказывались так же прямо и остро?
— Если бы все говорили правду, а не отделывались общими фразами, наш футбол, без сомнения, был бы гораздо чище.

ВЫИГРАТЬ ЛИГУ ЧЕМПИОНОВ — ПОКА ФАНТАСТИКА

— Вы продлеваете контракт, следовательно, остаетесь в Санкт-Петербурге. Этот город стал уже хотя бы в какой-то степени родным?
— Практически. Сейчас я все свое время провожу здесь, так что естественным образом с Питером срастаюсь.

— Куда в первую очередь ведете приезжающих к вам гостей?
— У меня, если честно, нет времени устраивать для них экскурсии. Так что маршруты они обычно выбирают сами.

— А если бы время было?
— Летом обязательно надо ехать в Петергоф. Если же времени не так много, то большой разницы нет — в нынешнюю пору года Питер красив весь.

— Как складываются ваши отношения с зенитовскими болельщиками?
— Очень хорошо. У меня с самого начала не было с ними никаких проблем.

— Но вы же, знаю, отрицательно относитесь к пиротехнике. Не высказывали фанатам свое «фи» в связи с постоянным ее использованием?
— Мы встречались с нашими болельщиками и все это обсуждали. Поговорили хорошо, хотя я не уверен, что их вообще можно убедить отказаться от пиротехники.

— Что считаете самым ярким эпизодом своей питерской карьеры?
— Выигрыш Кубка УЕФА, что же еще?

— Превзойти это достижение не хочется?
— Каким образом?

— Выиграть Лигу чемпионов, например.
— Хотеться-то может, но для российских клубов это пока из области фантастики. Нам пока надо ориентироваться на полуфинал, поскольку в четвертьфинале россияне уже были. А самое главное — научиться стабильно выходить из группы. В принципе именно такие задачи перед «Зенитом» и ставятся.

— 6 июля вам исполнилось тридцать лет. Это повод для подведения каких-то промежуточных итогов?
— Итоги будем подводить по окончании карьеры, а я пока завершать ее не собираюсь.

— Чего еще хотите добиться в футболе?
— Много чего! Все имеющиеся титулы, кроме разве Суперкубка, я выигрывал только по разу — маловато будет. И очень хочется что-то еще выиграть со сборной.

— Многие считают, что сейчас она на спаде.
— Это следствие господствующего негативного отношения к команде. Не скажу, что мы совсем не даем поводов для критики, но вспомните, как все хоронили сборную перед Euro-2008. Все казалось еще хуже, чем сейчас, но закончилось-то хорошо. Уверен, что в нынешнем цикле будет так же.

— Вы — непоколебимый оптимист?
— А другим и не стоит играть в футбол.