Анвер Конеев, Дмитрий Давыдов: «Ван Стее сделал нас сильнее»

В минувшие выходные команда U-17 Академии футбольного клуба «Зенит» вернулась из Крымска, где проходило первенство России среди команд 1994 года рождения. Команда под руководством Анвера Конеева и Дмитрия Давыдова завоевала серебряные медали, уступив с минимальным счетом в финале «Академии» Тольятти. Вернувшись в Санкт-Петербург, тренерский тандем поведал о системе подготовки в Академии «Зенита», секретах успеха и особенностях работы в юношеских командах.

Против тольяттинского стиля

— Анвер, оцените уровень турнира в Крымске. Как можно охарактеризовать результаты выступления вашей команды?
— Об уровне турнира говорит тот факт, что три московские команды и подмосковный «Сатурн» не попали в призовую тройку. Московский «Спартак», который очень сильно смотрелся по ходу турнира, занял лишь четвертое место, проиграв «Ротору» 3:2 в матче за третье место. «Ротор» мы в полуфинале обыграли 2:0. Подбор команд был очень сильный. «Локомотив» занял пятое место, «Сатурн», прошлогодний чемпион России, вообще оказался за пределами десятки. Это говорит о высоком уровне готовности команд 1994 года рождения. Если оценивать наше выступление, то и руководство, и все тренеры Академии поздравляли, но нам, конечно, хотелось большего. Я как тренер оцениваю это как собственное поражение. Ребята очень хорошо настроились, но я где-то недоработал… У меня с Димой (Дмитрием Давыдовым. — «Спорт») есть разделение: я отвечаю за игру в атаке, он, как защитник, поигравший на приличном уровне, — за оборону. И если мы в финале не забили, то это исключительно мое поражение.

— Но ведь в финале команда пропустила тоже...
— Да, мы пропустили со штрафного, после рикошета, поэтому винить кого-то в пропущенном мяче я бы не стал.

— На ваш взгляд, результаты турнира закономерны?
— Нет. «Академия» Тольятти выиграла, продемонстрировав закрытый футбол. Они еще в четвертьфинале забили на третьей добавленной минуте с пенальти и вообще могли не попасть дальше. Кроме того, я бы отметил то, что они очень тяжело играли в атаке. Я такой футбол не воспринимаю. Поэтому было бы приятнее сыграть или с «Локомотивом», или со «Спартаком».

— Такой результат это показатель высокого уровня футболистов из Санкт-Петербурга или это единичный успех?
— Как же единичный? Команда 95-го года стала второй, проиграв 0:1 московскому «Локомотиву», до этого команда 93-го года выиграла первенство России, 92-й год занимал второе и третье места. Это достаточно стабильный результат нашей школы, в прошлом «Смены», а сейчас Академии футбольного клуба «Зенит». Поэтому наш результат лишь подтвердил, что уровень питерских воспитанников (а в нашей команде лишь три приезжих игрока) очень высок. В «Академии» Тольятти, наоборот, почти нет своих воспитанников. В Питере есть игроки, они всегда были.

— Понравилась ли вам организация турнира? Есть ли какие-то недоработки? Что можете выделить в положительном смысле?
— По питанию, проживанию вопросов нет. По полям большие претензии. Считаю, что они могли быть лучше подготовлены. Я доволен тем, как действовали те, кто помогал нам, тренерам. Хотелось бы поблагодарить массажиста Антона Игнатенко, который работал вместе с нами и приводил ребят в порядок; Сергея Гордеева, который предоставлял очень полезную информацию о сопернике, подсказывал нам с Димой. Хотелось бы отдать должное тем, кто отдал немало времени и сил для развития команды, а именно Василию Костровскому, который набирал команду и долгое время с ней работал, Ивану Шабарову, в дальнейшем руководившему командой, и Сергею Киселеву, помогавшему ему в прошлом году. А мы с Димой лишь продолжили их дело в последние полгода.

Агенты отвлекают от футбола

— Анвер, вы довольно давно в академии. Можете сказать, есть ли какая-то динамика в ее развитии?
— Динамика только положительная, с каждым годом все становится лучше и лучше. Академия развивается очень быстро в плане инфраструктуры. У нас есть четыре поля, скоро будет введено в строй травяное покрытие. Манеж уже действует. На мой взгляд, у нас одна из лучших академий в России. Надеюсь, скоро мы будем одними из лучших и в Европе (улыбается).
Наша команда выступала на крупных турнирах в Италии и Германии, попала оба раза в полуфиналы и в упорной борьбе уступила «Партизану» и «Арминии». Игроки в Петербурге ничем не хуже тех, что есть в Москве, в Тольятти.

— Можно ли провести сравнение с футбольной школой «Краснодара», которую сейчас очень хвалят?
— База у них действительно прекрасная, там шесть травяных полей, отличные погодные условия. Работает несколько филиалов по Краснодарскому краю. Это все хорошо, но сам уровень Академии «Зенита» значительно выше.

— Турнир в Крымске с точки зрения конкуренции был полезен для ребят? Ведь в Санкт-Петербурге, по сути, есть только две конкурирующие школы — академия и СДЮШОР «Зенит».

К беседе подключился Дмитрий Давыдов:
— Помимо академии и СДЮШОР есть еще «Коломяги», «Локомотив», которые просто так очки не раздают. Конечно, не так много команд, которые могли бы на равных конкурировать, но они есть.

— Анвер, как вы считаете, что нужно сделать, чтобы количество выпускников, способных играть в премьер-лиге, постоянно росло?
— На мой взгляд, то, что сейчас делается Академией «Зенит», — правильно. Речь идет о постоянном участии в серьезных международных турнирах, о базе, которая уже есть, о выстроенном тренировочном процессе. Тренеры академии постоянно проходят стажировку за границей. Я, например, проходил стажировки в «Барселоне», потом «Фейеноорде». И, если честно, хоть и давно работаю тренером, могу сказать, что изменил свои взгляды на тренировочный процесс. Если продолжать проводить такую политику, то через два-три года результаты существенно улучшатся. Ребята 94-го, 95-го и 96-го годов рождения обязательно «выстрелят».

— Как охарактеризуете работу голландского специалиста Хенка ван Стее, возглавляющего академию?
— Голландец как раз и привнес все то, о чем я уже говорил. В итоге на всех турнирах команды академии добиваются каких-то результатов. Ничего плохого про работу Хенка сказать не могу.

— Вернемся к турниру в Крымске. Хочется узнать, ставилась ли какая-то конкретная задача? Или целью выступления, согласно «олимпийскому принципу», было участие, приобретение опыта?
— Я бы хотел сказать, что наша академия представляет футбольный клуб «Зенит». «Зенит» — чемпион России, поэтому ставятся только максимальные задачи.

— Требовалась ли вашей команде дополнительная мотивация или ребята сами все понимали?
— Они все прекрасно понимали. Для них создаются прекрасные условия, у них на груди эмблема «Зенита». Какая еще может быть мотивация? Если этого недостаточно, то, наверное, не стоит заниматься футболом.

— Наверняка выход в финал привлек внимание агентов и селекционеров к вашим футболистам. Насколько высока была их активность на турнире?
— Активность агентов и селекционеров всегда имеет место. С нами ездил начальник селекционного отдела Сергей Владимирович Гордеев. Опять же мы представляем футбольный клуб «Зенит», и многие стремятся сюда попасть. И наоборот, большая редкость, когда кто-то хочет от нас уйти. Поэтому как раз Сергей Владимирович присмотрел ребят, которые себя проявили и скоро окажутся у нас. Академия обеспечивает своих воспитанников всем необходимым, им нет смысла уходить. Могу сказать, что агенты только отвлекают ребят от футбола. Нужно думать сначала о футболе, а уже потом обо всем остальном.

Принципы Моуринью

— Ваша команда по ходу турнира демонстрировала атакующий футбол, забив в шести матчах 14 мячей. Это стремление играть в атакующий футбол или подавляющее преимущество в отдельных матчах, следствие ошибок соперников?
— Ошибки у соперников были. В матче с «Сатурном», например, наш полузащитник Леша Евсеев обокрал вратаря и забил гол. При этом могу сказать, что мы всегда ориентированы на атаку. Хенк ван Стее требует, чтобы все прессинговали на чужой половине поля. Практически во всех матчах нам это удавалось. Мы использовали схему с тремя нападающими, которую, кроме нас, на этом турнире использовал только московский «Спартак». Поэтому, конечно, многие с интересом ожидали в финале матча с яркой вывеской «Зенит» — «Спартак». Наши голы — следствие индивидуального мастерства Евгения Маркова, Леши Сутормина, Дани Ящука и Саши Закарлюки. В принципе, у нас атакующая философия игры. К тому же отдельно с нападающими работает Дима Радченко.

— Провал «Спартака» обрадовал? Все-таки московская команда — принципиальный соперник.
— Я бы с удовольствием встретился со «Спартаком» в финале. Финалы нужно выигрывать в открытом бою, а не обороняясь почти весь матч. Почти все ожидали финала со «Спартаком».

Дмитрий Давыдов:
— Москвичей тренируют Андрей Пятницкий и Алексей Мелешин. В Питере к «Спартаку» обычно относятся не очень хорошо, но могу сказать, что эти два тренера были открыты, очень много общались. Было видно, что это культурные люди.

— Какая в команде была атмосфера после проигранного финала?
— Разочарованы были все, в том числе и я. Ребят очень тяжело было уговорить выйти на награждение, их несколько раз звали. Говорят, что лучше выиграть третье место, чем проиграть первое. Совершенно другие эмоции.

— Обратил внимание на то, что ваша команда ни разу не сыграла вничью в групповом турнире, да и в плей-офф не потребовалось дополнительного времени. Это следствие бескомпромиссности?
— Первую игру турнира нам необходимо было выиграть, мы изначально настраивались только на победу. Вторую игру нужно было выиграть для того, чтобы обеспечить себе выход из группы. А в игре с «Лучом» мы выставили экспериментальный состав, дали некоторым ребятам отдохнуть, предоставили шанс проявить себя другим. Тот же Саша Закарлюка проявил себя в матче с «Лучом», в полуфинале он забил победный гол. Установки во что бы то ни стало не играть вничью не было, просто играли на победу. В каких-то матчах это получалось, в каких-то нет.

— Тренерская работа подразумевает постоянное развитие. Что в этом плане дал вам данный турнир?
—Могу сказать, что бытовая дисциплина, игровая дисциплина и крепкий коллектив — три правила, которые, на мой взгляд, самые важные. И я всегда стараюсь донести это до ребят. Без этих трех моментов результата не будет никогда. И на турнире в Крымске команда практически все соблюдала. Мы были единым коллективом, и никаких проблем с дисциплиной не было. И на поле ребята все выполняли, за исключением того, что я ошибся, не объяснил ребятам каких-то игровых моментов. А так, в принципе, что дал этот турнир? Я посмотрел на других ребят, есть ребята, которые достойны занять место у нас, в академии. Второй момент — это то, что в футболе нет мелочей. Этого я не учел в финале. Но это хороший урок на будущее. Как говорит Моуринью, футбол состоит из мелочей.

Дмитрий Давыдов:
— Для меня не ново то, что сейчас Анвер сказал. Как футболист, я много лет видел, что команда должна быть коллективом, соблюдать дисциплину как на поле, так и вне его. Иногда смотришь на поле — и хочется выбежать и помочь ребятам. Но в силу своего возраста я этого, к сожалению, сделать не мог. Ребята хорошо все три составляющие понимают, видно, что они растут, становятся сплоченнее. Иногда бывает тяжело донести до ребят, что они еще не все умеют, опустить на землю. Другое дело, что они этого еще просто не осознают.

— Анвер, в чем специфика работы с юношами? Они оканчивают школы, определяются с будущим. Какова роль тренера в этом процессе, как он влияет на их судьбу?
— Приходится много рассказывать, разговаривать с ребятами, показывать. У нас с Димой хороший тандем. Я 14 лет проработал как тренер, Дима поиграл в «Зените», поэтому мы друг друга дополняем. Они могут обратиться ко мне как к тренеру, могут обратиться к Диме как к опытному футболисту. Очень важно и не перегнуть палку, и не дать расслабиться юношам. Специфика в том, чтобы объяснить, что они не единственные такие, что важен именно коллектив и за счет их развития развивается сам коллектив.

— Вы считаете себя тренером-демократом? Или предпочитаете быть жестким, в стиле Луи ван Гаала?
— Я — не ван Гаал (смеется). Скорее, я не демократ, а диктатор. Хорошо, что Дима больше демократ, поэтому и в этом мы друг друга дополняем. Не может быть двух плохих полицейских, один обязательно должен быть хорошим. К Диме часто обращаются за советами (улыбается).

— Какова роль тактики на данной ступени развития, когда они постепенно входят в молодежный, а потом взрослый футбол?
— Я очень много читаю книг, посвященных тактике, в последнее время у меня было две стажировки. За границей тактикой начинают заниматься с 7–8 лет. Детей расставляют по местам, объясняют и показывают, что нужно делать в той или иной ситуации. Но есть и неправильное представление, что в Европе детям кидают мяч и говорят: «Играйте!»

Не давите на вторую сборную

— Есть ли среди ваших подопечных те, кто способен заиграть не только на высочайшем уровне в России, но и в топовых европейских чемпионатах?
— Это очень сложный вопрос. Например, Аршавин, Быстров, Малафеев не вызывались в юношескую сборную. И что, это показатель? Нет, конечно! Но есть ребята, которые после подобных вызовов начинают зазнаваться, ходить с «короной». Вызовы в юношескую сборную как положительно, так и отрицательно сказываются на игроках. Поэтому я бы сказал, что в нашей команде есть 12–14 ребят, которые при должном отношении к делу и любви к футболу могут вырасти в хороших футболистов, а возможно, и европейского уровня. Нужно любить футбол, а не себя в футболе.

Дмитрий Давыдов:
— Могу добавить, что нужно завоевывать себе имя в футболе, чтобы оно потом работало на тебя.

— Как вы относитесь к идее создания второй сборной?
— Отличная идея, если перед этой сборной не будут ставиться какие-то определенные задачи и не будут широко обсуждаться результаты товарищеских матчей. Нужно, чтобы главный тренер такой сборной привлекал тех, кто молодежную сборную уже перерос, а выступать за первую не готов. Тогда «звездочек» будет появляться больше.

— Как вы относитесь к кандидатуре Юрия Красножана на пост главного тренера второй сборной?
— Вопрос к президенту РФС (смеется).

— Что вам как тренеру приносит самое большое удовольствие?
— Наблюдать за развитием игроков — самое большое удовольствие. Когда из твоего подопечного вырастает хороший футболист и человек — вдвойне приятно. Один из моих воспитанников поиграл в молодежном составе «Зенита» у Анатолия Давыдова, Был капитаном молодежного состава. Сейчас он игрок премьер-лиги, но после каждой игры звонит. Когда приезжает, мы обязательно видимся, общаемся. Александр Хохлов его имя.