Лучано Спаллетти: «У „Зенита“ огромный потенциал для развития»

О последних событиях в жизни «Зенита» — в частности, о своем отношении к приезду в Северную столицу итальянского защитника Доменико Кришито — главный тренер петербургской команды Лучано Спаллетти рассказал в минувшую пятницу на презентации новичка в «Зенит-Арене». Ну а перед вами — наша беседа с синьором Лучано на более общие темы, касающиеся и самого Спаллетти, и «Зенита», и всего российского футбола.

О критике

— Лучано, как вы относитесь к критике? Этот вопрос возник у меня в связи с тем, что прошедшей весной вам впервые за время пребывания в России довелось попасть под ее огонь.

— Критика? Знаете, критика критике рознь. Когда тренера или команду критикуют конструктивно и без злобы, то это даже полезно — и для тренера, и для команды. Команда ведь играет не для себя, а для болельщиков, так что в случае неудачных результатов совершенно закономерны как неудовольствие со стороны тиффози, так и критические стрелы от прессы. Это — как раз логично. Плохо, когда кто-то ищет «научный» повод для того, чтобы ударить или уколоть в силу своих личных антипатий к команде или к тренеру. Вот это уже не является объективным подходом к делу. Ты можешь не любить тренера или команду, но ведь это твое личное дело. А работа — это работа. Если ты профессионал, то пиши или говори о команде то, что ты видишь, а не то, что ты хотел бы видеть или не видеть.

— Так все-таки: как вам российская критика?
— По сравнению с Италией здесь, в России, все мягче и культурнее. Нет такого перехлеста эмоций. Мне нравится такой подход к делу.

— Насколько внимательно вы следите за тем, что про вас пишут и говорят в России? Считаете ли вы нужным публично реагировать на критику?
— Я представляю себе в целом, что обо мне пишут и говорят в России. К тому же вы сами знаете, что я регулярно провожу пресс-конференции, так что общение с прессой у меня самое что ни на есть прямое. Мне задают вопросы, я на них отвечаю, у нас идет постоянный диалог, и это важный момент в работе тренера. Что касается того, надо ли публично реагировать на критику... Вернусь к тому, о чем говорил выше. Если критика в адрес команды конструктивна и объективна, это одно. И тут не надо стесняться признавать свои ошибки, ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает. А вот если в адрес команды или ее отдельных игроков идут оскорбления или тенденциозные заявления, это другое дело. Считаю, что вот на такие негативные вещи можно и нужно отвечать жестко.

О коллегах и чистоте футбола

— От вашего отношения к критике перейдем к вашим отношениям с коллегами по российской премьер- лиге. В прошлом году вы говорили мне, что они очень хорошие. Что-нибудь изменилось с тех пор?
— Нет. У меня по-прежнему хорошие отношения с коллегами по тренерскому цеху, и я этому рад. И еще раз готов выразить благодарность своим российским коллегам, которые приняли меня в свое сообщество. Понятное дело, что в горячке во время того или иного матча может случиться всякое, ведь эмоции бьют через край. Но когда эмоции остывают, мы жмем друг другу руки.

— Мне показалось, что у вас сложились особые отношения с главным тренером «Кубани» — Даном Петреску.
— Так мы же с ним давно знакомы! К тому же он отменно говорит по-итальянски с тех времен, когда играл в Италии. Так что нет ничего удивительного в том, что мы общаемся. Петреску — сильный специалист, что он доказывает и в «Кубани».

— С критикой и тренерами все понятно. А теперь вот какой вопрос. Как вы относитесь к разговорам о том, что в российском футболе существует проблема матчей, которые давайте для приличия назовем мягко — странными?
— Я лично с этим в России не сталкивался. И я хочу считать российский футбол чистым видом спорта. Что касается разговоров, то разговоры — это одно, а доказательства — совсем другое. Вот когда в Италии нашлись доказательства по определенным негативным моментам — у нас провели большое расследование и приняли определенные меры. Ничего хорошего в негативных процессах нет, но хорошо то, что их у нас сумели вскрыть. Понимаете, современный футбол — это огромный бизнес, огромные деньги, а потому вокруг хватает людей, которые хотят на этом поживиться. К сожалению, это так. Однако в целом, повторяю, я считаю наш вид спорта чистым.

— Вы хотите сказать, что совсем исключаете в российском футболе наличие матчей со странным исходом?
— Я еще раз повторю, что нельзя огульно обвинять ту или иную сторону в какой-то предвзятости. Если нет прямых доказательств, то как можно делать выводы? Так ведь можно и серьезно обидеть того, кто совершенно не виноват. Что касается матчей, то вот я вам приведу такой пример. Допустим, две команды сыграют вничью в тот момент, когда все вокруг эту ничью и предрекают. И начинаются домыслы: вот, мол, стороны договорились. А почему они должны непременно договариваться, если в этот конкретный момент обе команды устраивает в турнирной таблице именно ничья? Психологически обе стороны настраиваются на эту ничью, а эмоций и мотивации для победы не хватает, вот и получается ничейный результат. Где здесь сговор?! Так что с обвинениями надо быть поаккуратнее.

О твиттере Романа Широкова

— Так, с чистотой российского футбола мы тоже определились. Тогда я задам вам вопрос совершенно из иной области. В вашей команде есть футболист, который славится своими яркими выступлениями в твиттере. Как вы к этому относитесь?
— Если Роман Широков считает, что ему интересно делать записи в твиттере, то это его личное дело. Ничего сенсационного в самом этом факте я не вижу, ведь в других странах многие игроки давно уже общаются с внешним миром через Интернет. Другое дело, что игрок должен быть ответственным за то, что он пишет. Им, игроком, должен руководить здравый смысл, ведь есть рамки за которые ты, будучи представителем клуба, не имеешь права выходить. Уверен, что Роман все это понимает.

— А вообще стало ли труднее быть тренером именно сегодня — в век, когда футболисты превратились в индивидуальные предприятия со своими бизнес-интересами и пиар-акциями?
— Да уж, быть тренером в современном футболе — это неблагодарное дело (смеется). Приходится учитывать столько нюансов, сколько раньше попросту не могло существовать по объективным причинам. Мир быстро меняется, а с ним вместе динамично меняются и молодые люди, в том числе и те, что профессионально занимаются нашим видом спорта. И если тренер не идет в ногу со временем и не учитывает происходящие в обществе изменения, то ему очень трудно. А вот кому хорошо, так это агентам футболистов!

— Это почему?
— Да потому, что на тренерах, игроках и на руководителях того или иного клуба лежит ответственность за результат. Если у этих людей нет результата, то закономерно появляются проблемы. А какие проблемы в этой плоскости могут быть у агентов? Ведь они ни за какой результат не отвечают, а вот влияние на многие вещи имеют. Разумеется, агент агенту рознь, но все-таки эта категория слишком разрослась, и зачастую ее представители не самым лучшим образом влияют на события.

Об Алексее Миллере и «Зените»

— Закончить нашу сегодняшнюю беседу я бы хотел темой «Зенита». Насколько вам ясны дальнейшие перспективы этого клуба?
— Не понял вашего вопроса.

— Благополучие и прогресс «Зенита» многие связывают с фигурой руководителя «Газпрома» Алексея Миллера, который считается главным поклонником команды. Вы нередко с ним общаетесь. Как вам кажется, сохранил ли Алексей Борисович свой прежний энтузиазм по части продвижения клуба на серьезные европейские просторы?
— Безусловно! И я просто обязан подчеркнуть это для всех болельщиков «Зенита». И Алексей Миллер, и президент клуба Александр Дюков по-прежнему с особой страстью относятся к нашей команде и к ее прогрессу. Сан-Питер (так Спаллетти называет Санкт-Петербург. — Прим. Г. К.) — это город, который обожает свою команду, и ее руководители прекрасно это понимают. Алексей Миллер — наш болельщик номер один, и он делал и делает все возможное для клуба, который представляет большой и прекрасный город. Я рад, что мне доводится общаться с этим человеком, с которым мы обсуждаем не только настоящее, но и будущее «Зенита». Миллер заинтересован в том, чтобы вывести клуб на серьезный европейский уровень, для чего надо не только усиливать состав команды, но и улучшать инфраструктуру. Над всем этим и идет сейчас серьезная работа, которая уже приносит свои плоды. Считаю, что у «Зенита» существует огромный потенциал для дальнейшего развития. И этот потенциал надо использовать.

— Вы красиво излагаете, но от этого ни «Зенит», ни другие российские клубы как-то не становятся ближе к «Барселоне» или «Манчестер Юнайтед»...
— «Барселона», «МанчестерЮнайтед», «Реал», «Бавария», «Милан», «Интер» — это сливки европейского футбола, гранды, которые строились и складывали свои традиции и устои даже не годами, а десятилетиями! У них можно только учиться, не надо этого бояться, в этом нет ничего зазорного. Надо стремиться к тому, чтобы пытаться конкурировать со столпами европейского футбола. Надо ставить перед собой высокие задачи и отдавать всю свою энергию для их решения. Только так можно добиваться прогресса в работе и в развитии клуба!