Фанатские истории: Пол-России за шесть дней

Томск на данный момент — самый удаленный от Санкт-Петербурга город, в котором есть команда премьер-лиги. Тем удивительнее поступок, на который решились два болельщика «Зенита» — Геннадий и Дмитрий. Взяв небольшой отпуск, на матч нашей команды с «Томью» они отправились на электричках. Или, если говорить фанатским языком, — «на собаках».

— Как вы готовились к своему путешествию?
Геннадий (Г.): — Идея родилась примерно за месяц до матча. Подготовка включала в себя изучение в Интернете расписания электричек. Практика показала, что некоторым из вариантов расписания в Сети верить не стоит: написано одно, по факту — другое. Например, написано, что на данном перегоне электричек нет, а на самом деле они есть. И так далее.

— Как семьи отнеслись к вашей затее?
Дмитрий (Д.): — Пришлось долго уговаривать жену, чтобы отпустила. Но так как она тоже периодически выбирается на выездные матчи, мы нашли взаимопонимание. Правда, пришлось пообещать, что «на собаках» я поеду в последний раз.
Г.: — У меня — примерно то же самое. Сначала между делом и не очень акцентированно я сказал супруге: «Дорогая, я с пацанами „на собаках“ в Томск съезжу?» Она кивнула — мол, ладно. Ближе к выезду она посмотрела на карте, где находится Томск, и спросила: «Зачем тебе это надо?» Я тоже пообещал, что это в последний раз и с «собаками» завязываю. Отпустила.

— Сколько времени длилась поездка?
Г.: — Мы выехали в пятницу — за неделю с небольшим до игры — и приехали в Томск в четверг. Получается — шесть дней. Где-то нам приходилось заниматься автостопом. Например, на участке от Владимира до Нижнего. Где-то мы вписывались в экспрессы, курсирующие между крупными городами. Один такой экспресс заменял две-три электрички, не останавливался на маленьких станциях, к тому же и ехать в нем намного комфортнее. От станции Ишим до Назваевской мы воспользовались рабочим поездом. Договорились с бригадиром (Сергей Леонидович, привет!) и поехали с железнодорожными работягами. В итоге удалось на сутки опередить запланированный график.

— Вы использовали слово «вписывались». Означает ли это то, что по старинной фанатской традиции денег за билеты вы не платили?
Г.: — Мы старались следовать этому правилу. Но когда стоят два здоровых лба, по которым видно, что они мало в чем нуждаются, и говорят, что у них нет денег, это выглядит странно. Нам становилось совестно, и какие-то недорогие билеты мы покупали. Изначально мы посмотрели, сколько стоит самый дешевый билет от Москвы до Новосибирска, умножили на два, получили цифру 3800 и поставили перед собой задачу съездить в Томск хотя бы на рубль дешевле.

— Получилось?
Г.: — Да, хотя при желании можно было еще дешевле съездить. Где-то в 1999-м —2000-м мы, еще старшеклассники, ездили на электричках в Москву с двумя рублями в карманах. Приходилось в столице помогать людям получать их посылки, что-то поднести, чтобы накопить на билет на матч. Ездили с бутылочкой воды и яблоком. Сейчас и возраст не тот, и потребности другие. Мы решили вот так, акцентированно завершить этот этап своей жизни. Некогда ездить на электричках уже. У всех жены, дети, работа.

— Что больше всего вам запомнилось во время путешествия по просторам нашей родины?
Д.: — Все запомнилось. Страну посмотрели. Каждый городок, в котором приходилось ждать следующую электричку, выделялся такими моментами, которых в повседневной жизни не встретишь. В одной электричке попались ребята, у которых все разговоры сводились к одному: как купить бутылку водки. Еще запомнился товарищ, который из Новосибирска ездит на станцию Тайга собирать какую-то очень вкусную траву, которую можно нарвать только там, а потом продавать ее на рынке по 20 рублей за пучок.
Г.: — Мне запомнилась железнодорожная столовая в Кирове, потому что там гречка, которая у нас не гречневой кашей, а гречневой икрой считается, продавалась по 7 рублей за порцию. Очень вкусно было с гуляшом, я две порции съел.

— Проблемы с местными жителями или с полицией были?
Г.: — Вообще никаких проблем. Нас это удивило, поскольку мы допускали, что возможны какие-то неприятные встречи. Видимо, дело в возрасте и комплекции, раз никто к нам не подходил и сигарету не спрашивал. Один раз человек попросил дать ему телефон позвонить, мы сказали, что находимся в роуминге. И через 20 минут у нас уже не было телефона — потеряли. Видимо, бог наказал.

— Ночевали вы где?
Д.: — Где приходилось. На вокзалах, один раз брали дешевую комнату отдыха на станции Татарская. Очень душевно, по 350 рублей с человека. Отдохнули. Тяжелые моменты тоже были. Особенно в Перми. Оказались там рано утром, и надо было пережить пять часов. Холодно, голодно.
Г.: — Пермь была как бы экватором. После нее открылось второе дыхание.
Д.: — Встретили там фанатов «Динамо», а в Балезине познакомились с парнишкой, который гоняет по второй лиге за «Химик» из Дзержинска Ниже- городской области. Он в одиночестве возвращался из Тюмени.

— Какое расстояние вы в итоге преодолели?
Г.: — За три тысячи километров ушли хорошо. Думаю, 3500 — 4000 получилось.

— Оглядываясь назад, не жалеете, что решились на это путешествие?
Г.: — Оно того стоило. У нас даже немного изменилась картина мира. Сидим в больших городах и не знаем, как люди живут. «За Русь и по Иисусу!» — это фраза выезда нашего. На нее мы случайно наткнулись в нижегородском супермаркете. Я стоял в очереди, друг мой листал жалобную книгу и увидел на одной из страниц эту фразу за подписью «тульские мясники». Подпись нас не смутила, фраза запала в душу, и дальше мы ехали, стараясь следовать этому девизу. Все хорошо, все получилось, но повторения не хочется.