Юрий Федотов: «Своих в обиду не дадим»

За три года работы руководителем службы безопасности «Зенита» Юрий Федотов пережил три европейские кампании, объехал с командой всю Россию и в интервью журналу ProЗенит вспомнил марш в Минске, стюардов в Штуттгарте и ракетницы в игре со «Спартаком»

— Что было самым сложным и неожиданным, когда вы погрузились в работу зенитовской службы безопасности?
— Неожиданным, наверное, стал сам факт приглашения в «Зенит». Футболом я всегда увлекался, да и опыт организации спортивных мероприятий у меня был, причем не только в сфере безопасности. Но, честно говоря, никогда не думал, что попаду на такую работу — очень разностороннюю, многофункциональную и интересную. Изначально-то я думал, что моей задачей будет исключительно обеспечение безопасности проведения матчей. Оказалось, что все намного глубже и значительнее. Впрочем, это зависит и от клуба. Столкнувшись с работой коллег из других команд, я понял, что руководство серьезной организации внимательно относится ко всем направлениям деятельности. На первом месте, конечно, команда, но важно работать и с обслуживающим персоналом, и с многочисленными филиалами и дочерними предприятиями. ФК «Зенит» — серьезный, амбициозный коммерческий проект. К приглашению менеджеров нужно подходить так же серьезно, как и к трансферам игроков.

— За то время, что вы находитесь в клубе, были ли какие-то непредвиденные, неординарные ситуации?
— В «Зенит» я пришел осенью 2008-го. Жизнь динамична, и сейчас уже сложно составить рейтинг проблем. Наверное, назову историю с печально известным баннером про Яшина, эта ситуация получила огромную огласку. Второе, что приходит на ум, — появление на стадионе банана. Неоднозначный случай, трактуемый совершенно с противоположных позиций. Наконец, в 2009 году в гостевом матче с «Ростовом» маленькая глупость со стороны принимающей стороны привела к серьезному конфликту, хотя у фанатов этих команд раньше не было никаких претензий друг к другу. Если помните, в перерыве руководством ФК «Ростов» был проведен конкурс, в котором принял участие в том числе и представитель нашего фанатского сектора. В результате в финал попали зенитовский болельщик и фанат «Ростова». Наш победил, и огорченный ростовчанин, уходя с поля, показал определенный жест зенитовской трибуне и, ничего умнее не придумав, повернулся к нашим фанатам спиной и снял штаны. Сейчас об этом можно говорить с улыбкой, а тогда эта ситуация вызвала крайне негативную реакцию у наших фанатов, которые попытались выскочить на поле, естественно, наткнувшись на милицейские кордоны. Этот пример лучше всего показывает, что из ничего можно создать очень серьезную проблему.

— На европейских матчах работать сложнее?
— Хуже всего, как ни странно, в Голландии с «Твенте» и в Испании, как показали игры с «Севильей» и «Вильярреалом». Но мы многому научились и уже к матчу в Мадриде были хорошо подготовлены. В частности, теперь вместе с нами работают переводчики, потому что не во всех странах понимают по-английски. Усилили и предварительную работу, общаемся с местной полицией, узнаем все правила, решаем вопросы организации фан-зоны. Своих болельщиков мы в обиду не дадим. А положительный пример — Минск. Там все прошло прекрасно, полиция позволила провести великолепный проход болельщиков по одной из центральных улиц. Если бы вы знали, чего нам стоило получить это разрешение! В итоге ответственность на себя взял аж министр внутренних дел.

— Как вы оцениваете опыт использования стюардов?
— Нужно понимать, что стюарды — те же фанаты, которые заняты обеспечением порядка на своих секторах. Первыми к помощи волонтеров прибегли московские клубы, а мы, оценив этот опыт как положительный, последовали их примеру. Мы хотели пойти на определенные уступки лидерам фанатских объединений, чтобы минимизировать количество полицейских на фан-вираже. Действительно, сотрудники правопорядка — раздражающий фактор для многих болельщиков. Во-вторых, мы понимаем, что фанаты могут сами решать организационные вопросы, и они сделают это лучше, чем кто-то другой. Не будем лукавить, стюарды сейчас работают по договору с клубом. Как они тратят заработанные деньги — их личное дело. Возможно, и на развитие фанатского движения. Добавлю, мы уже опробовали схему использования волонтеров и на двух выездных матчах: в Хорватии их было около 30 человек, и 40 стюардов работали на встрече за Суперкубок.

— А что входит в их должностную инструкцию?
— Основная задача — организация порядка внутри фанатского сектора. Но реальный эффект их работа даст только в том случае, если не будет идти вразрез с идеологией виража. Могу сказать, что решение об использовании волонтеров мы приняли после консультации с лидерами фанатских объединений. Стюарды отвечают за то, чтобы пиротехнику не выбрасывали на беговые дорожки, за разруливание различных ссор и скандалов, борются с дымовыми шашками. Мы считаем, что этот вид пиротехники неприемлем на стадионе, потому что он вредит как болельщикам, так и футболистам. Очень важная задача — противодействие использованию несанкционированных баннеров, чтобы какой-нибудь условный идиот не поздравил на трибуне «дедушку» с днем рождения. Призывов к экстремизму и насилию на трибунах быть не должно.

— Какие сейчас существуют нормы по количеству омоновцев во время проведения матча?
— «Зенит» — один из немногих клубов премьер-лиги, который обеспечивает безопасность во время игры исключительно силами стюардов. Внутри арены полиции почти нет, разве что у гостевого сектора. К тому же сейчас идет реформирование сил правопорядка. Рано или поздно за их услуги придется платить, и мы понимаем, что на новом стадионе работу нескольких тысяч омоновцев «Зениту» не потянуть, да столько и не нужно. Мы ждем от футбола праздника, единения людей. Я сам был болельщиком, посещал выездные матчи и прекрасно знаю, что силовые методы ни к чему не приведут. В итоге сейчас на домашних играх «Зенита» в зависимости от сложности матча работает по одному стюарду на каждые сто человек. На современном стадионе их будет еще меньше.

— Правда ли, что в Петербурге с обеспечением безопасности все хорошо даже по сравнению с Москвой, а уж Краснодар, Пермь, Казань — это «смерть фанатам»?
— Приезжая в регионы и устанавливая контакты с местными коллегами, я понимаю, что подготовленность сотрудников полиции серьезно отличается от Петербурга. Чем больше у клуба опыта игры в премьер-лиге, тем больше вменяемости. С такими командами проще договариваться, они понимают, что только силовыми методами проблемы не решить.

— В Ганновере ввели специальную должность конфликтного менеджера. Парень в красной тужурке стоит на трибуне и контролирует происходящее на секторе. В случае бытовых конфликтов он предупреждает этого человека, что, мол, сейчас я свистну, прибежит полиция, и ты пополнишь ряды тех, кто лишен права похода на футбол. Имеет ли эта идея право на существование?
— Я ознакомился с этими нововведениями, мне они нравятся. Если можно решать проблемы меньшими силами, почему бы этим не пользоваться? Но нужно смотреть глубже. Кроме менеджеров должны существовать определенные законы, хартии, где будут расписаны все отношения между болельщиками, клубами и полицией. У нас в службе безопасности тоже работает человек, который отвечает за работу с фанатами, все его знают. Его главная задача — сделать так, чтобы на выездных матчах болельщикам было комфортно. Яркий пример — выезд в Пермь, где халатно относятся к встрече гостей. На наших болельщиков было совершено много нападений местных группировок, в том числе околофутбольных, а полиция бездействовала. Пришлось зенитовцам защищаться самостоятельно, что опять привело к беспорядкам. Наш офицер в первую очередь устанавливает контакт с фанатами, отправляющимися на выезд. Сейчас мы также активно используем официальный сайт клуба для связи с болельщиками, потому что чем больше информации о них мы соберем, тем проще будет предоставить им комфортные условия посещения матчей. У нашего представителя круглосуточно работает телефон, и в режиме онлайн можно сигнализировать о любых проблемах. К счастью, диалог налаживается.

— В Германии при входе на трибуну вам могут предложить подышать в алкотестер. Если уровень алкоголя слишком высок, матч вы не посмотрите. В России это осуществимо?
— Когда мы играли со «Штутгартом», я видел девушку, зенитовскую болельщицу, которая пришла на трибуну не совсем трезвой, и стюард ее не пускал на трибуну. Представьте себе чувства человека, который приехал в Германию, чуть-чуть перебрал и лишился права поболеть за свою команду. Она плакала, просила нас о помощи. Мы пытались договориться со стюардами и полицией, но у них табу на выпивку, и девушка так и проходила весь матч вокруг стадиона. В России все же большинство болельщиков приходят на стадион, заправившись алкоголем, поэтому быстро эту проблему не решить. Есть риск, что стадион будет пустым, особенно в зимнее время. Культура употребления алкоголя от запретов тоже не появится, нужно начинать с продажи хороших напитков.

— Можно ли решить ком проблем, связанных с буйными фанатами, без закона о болельщиках?
— На сегодняшний день у нас практически нет документов, регламентирующих поведение людей на массовых мероприятиях. Последний совместный приказ РФС и МВД в прошлом году отозвало Министерство юстиции. На наш взгляд, какой-то закон определенно необходим, но опираться только на него неправильно. Прежде всего нужно идти по пути создания нормальной инфраструктуры. Современных стадионов в стране нет. Дай бог, чемпионат мира улучшит эту ситуацию. Тем более люди сейчас ездят в Европу и видят, как легко можно создать приличные условия, как можно избавиться от давки при проходе на стадион. Пути решения таких задач реально найти, не дожидаясь закона. Многие обвиняют службу безопасности в том, что она борется с фанатами. Это абсурд! Мы боремся только с конкретными правонарушениями. Хорошо организованное фанатское движение нужно любому клубу, в таком случае начнется процесс саморегулирования, и проблем станет меньше.

— Нужны ли жесткие меры в отношении «Спартака», чьи болельщики стреляли в людей из ракетниц?
— Я считаю, что такие ситуации должны оцениваться с точки зрения уголовного кодекса. Увы, речь идет не о каком-то создании дискомфорта, а о реальной угрозе жизни. Что касается других ситуаций, всегда можно находить компромиссы, даже по поводу пиротехники. Сейчас ее использование в России официально запрещено, но я в ней ничего страшного не вижу. Почему какие-то легальные хлопушки можно взрывать в новогоднюю ночь, но нельзя проносить на стадион? Если проведен инструктаж и предоставлено определенное место для использования пиротехники, можно устроить отличное шоу. Но нужно отделять безопасные файеры от петард и ракетниц, которые могут нанести вред людям. Я мечтаю, чтобы люди конкурировали за право попасть на фанатский вираж, чтобы это было престижно, как в тех же Шотландии или Германии, где очередь за абонементами на фанатские места достигает нескольких лет.