Баня — это островок истинных ценностей

Александр Страхов работает в «Зените» уже 15 лет: он отвечает за столь дорогой многим мужчинам институт, как баня. О том, как поддают футболисты, кто из тренеров был самым заядлым банщиком, почему Аршавин переодевался в бане, Александр рассказал «ProЗениту».

? | Банщик — не самая популярная профессия. Как вы оказались в «Зените»?
Александр Страхов (А.С.) | Ну, сам я ленинградец. В детстве, как все, играл в футбол. И естественно, с самого детства ходил на стадион имени Кирова, меня водил отец. Конечно, работа в «Зените» была своего рода мечтой, и сбылась она в 96-м году, еще при Садырине, когда наш клуб вышел в высшую лигу, премьер-лиги тогда еще не было. Я вообще-то военный по специальности, отслужил 25 лет на Урале, в 92-м году уволился. Вернулся домой, сами представляете, какие тогда времена были. Год помыкался. А потом шел по Удельному парку — я знал, что здесь находится база «Зенита», — зашел, поговорил с Павлом Васильевым — был такой директор базы — и устроился на работу. Сперва на вахту, а потом предыдущие банщики уволились, и мне предложили перейти в баню. Зарплата была чуть побольше, я согласился. На работу шел как на праздник.

? | Как осваивали банную науку? Шайку под мышку — и на Кирова?
А.С. | Раньше ж все ходили в баню, я тоже ходил, как и другие послевоенные мальчишки. Все жили в коммуналках, мылись в банях. Моя коммуналка была на Восстания, и я ходил в баню на улице Некрасова — там теперь Большой театр кукол. В ней всему и учился.

? | Что входит в ваши рабочие обязанности? Веники сами вяжете?
А.С. | Веники в принципе заготавливать не надо: их теперь закупают. Тут и берез в парке нет, выезжать надо. На работу я прихожу с утра — и в бане до самого вечера. Когда ребята восстанавливаются, помогаю им, чем могу. Чистота, порядок, домашняя обстановка. До парки не доходит, хотя предлагаю. Они в основном сами парятся. Главные специалисты по парке у нас — это Сергей Колесников и Виктор Кулаков, массажист из молодежной команды. С ними трудно рядом просто стоять.

? | Насколько баня важна в процессе восстановления?
А.С. | Я считаю, что она раньше — в конце 90-х — играла куда более важную роль. Медики ж тоже совершенствуются, как вы понимаете. Посмотрите, какие аппараты теперь стоят в медкабинетах, какое оборудование для восстановления.

? | Мне некоторые иностранные футболисты признавались по секрету, что не любят баню.
А.С. | Они больше склонны к водным процедурам, специально на них приходили. Бассейн, джакузи. У нас была такая бочка с холодной водой. Даже приходилось туда лед добавлять дополнительно, чтоб еще холоднее было. Риксен стал первопроходцем — у него первым условием, когда он пришел, была холодная вода: «Не просто холодная, а очень холодная».

? | Кто из нынешнего «Зенита» чаще всего парится?
А.С. | Саша Кержаков. Зырянов за ядлый. Файзулин. Широков любит. Иностранцы тоже приходят. Но в основном наши, конечно.

? | В свое время для интервью с Тимощуком нужно было часа два провести на скамейке, пока он до парится.
А.С. | Да, Толя... Но в старом корпусе был еще и тренажерный зал, так что он совмещал.

? | А когда старый корпус встал на ремонт?
А.С. | В конце сезона-2010. В этот корпус мы переехали временно, планируем вернуться в старый как можно раньше. По плану говорили, что в июле. Но год не уточняли.

?| Тренеры к вам захаживали?
А.С. | Раньше все тренеры ходили, начиная с Садырина. И Морозов ходил. Раньше ж горячей воды не было вообще на базе: в корпусе хватало, только чтобы помыть посуду. Горячая вода была лишь в бане, потому что у нас был кулер на 700 литров. И все мылись в бане. Бывало, что если две тренировки — а у отечественных тренеров практически всегда было по две тренировки в день, — то после второй кому-то из футболистов могло и не хватить воды. Бак-то не резиновый.

? | Кто из тренеров рекордсмен по походам в баню?
А.С. | Павел Федорович, судя по рассказам. Бышовец очень любил турецкую баню. Не хочу себе рекламу делать, но перед игрой всегда с ним сидели, разговаривали, чай пили.

? | Состав обсуждали?
А.С. | Нет, просто он любил поговорить душевно перед игрой. В шахматы играли. Он, кстати, сильный игрок. Сейчас же сильнейший — Денисов, несомненно.

? | В нашей культуре баня — это аналог английского мужского клуба, клуба по интересам. Мне кажется, вы не случайно упомянули домашнюю атмосферу в числе должностных обязанностей.
А.С. | Это правда. Домашняя атмосфера очень важна. У нас поначалу было так, что не все ребята раздевались в номерах. Угаров, Горовой, Аршавин, Макаров, Власов, Гарик, Иванов — вратарь такой был — им, молодым футболистам, комнату в корпусе не давали. «Идите к Михалычу, там переоденетесь». И потом у меня оставались: все места были распределены и за каждым забиты. Аршавин до перехода в «Арсенал» в бане переодевался.

? | Когда на неделе футболисты предпочитают ходить в баню?
А.С. | Все сами это определяют. Банные дни бывали раньше, при том же Морозове или Бышовце: баня, массаж, а потом карантин — раньше ж на два дня заезжали. При Петржеле после игры не было выходного, а было восстановление: естественно, все ходили в баню. Хотя есть футболисты вроде Погребняка — он каждый день ходил. На десять минут, на пять, но всегда зайдет. Сейчас Бухаров в таком режиме ходит.

? | Это, видимо, для таранных форвардов характерно.
А.С. | Наверное, да.

? | Вы как определяете: это все-таки русская парная или сауна?
А.С. | Я считаю, что это все-таки сауна — она ж на электричестве. Поддавать можно. Температура желательная — 60–90 градусов. Счетчик всегда стоит на максимуме, но футболистам все равно мало, они постоянно поддают. Естественно, зальют все камни, и начинается: «Плохой пар, плохой пар!» Шуточные претензии, естественно.

? | Когда-то «Зенит» получил от губернатора подарок — некие ванны для ног.
А.С. | Да, такие маленькие джакузьки, специальные ванночки. Поначалу ребята попользовались, а потом охладели. Это уже при Адвокаате было. Илья Максимов, который сейчас за «Кубань» играет, был любитель. Все время так икры восстанавливал.

? | «Зенит» за эти 15 лет изрядно изменился. А изменился ли банный мир?
А.С. | В банном мире изменений нет и, наверное, не будет. Это такой островок стабильности и истинных ценностей.

? | В свое время, если я правильно помню, котельная на базе была не очень мощная, поэтому можно было или плиту на кухне включить, или баню нагреть.
А.С. | Было такое, да. Это изменилось только несколько лет назад. Выбирали в зависимости от того, когда игра и что нужно в первую голову. Или поесть хорошо, плотно, или погреться. Мы с поваром не спорили — все решали наверху, тренеры. Мирно выходили из положения.

? | В старом корпусе, до ремонта, было очень удобно и уютно. Я подозреваю, что в 90-е там все было иначе.
А.С. | Нет, так же. Налево не работали: Виталий Леонтьевич, будучи президентом, строго все контролировал, посторонние сюда не попадали. Сам парился: он же часто тут в футбол играл со своими заместителями, Бышовцем, я тоже играл, а потом в парную. Это в порядке вещей было.

? | Сейчас играете?
А.С. | Да. ДЮСШ не заканчивал, но всегда играл за обычную школу, на первенство района, потом, когда служил на Урале, играл за часть — и в футбол, и в хоккей. В хоккей я тоже до сих пор играю — здесь, рядом с базой, иногда даже два раза в неделю.

? | Спаллетти в баню ходит?
А.С. | Сегодня (20 мая. — Прим. ред.) приходил, спрашивал, как у Саши нога. А так не ходит. Помощники тоже не ходят. Парился пару раз Берт ван Линген. Адвокаат только осматривать хозяйство приходил, сам не парился: наверное, перед ребятами было неловко.